План Маршалла для Украины. Наталья Яресько называет главные шаги для восстановления экономики — интервью НВ

6 апреля, 16:03
Эксклюзив НВ
На фото — Наталья Яресько, исполнительный директор финансового наблюдательного совета Пуэрто-Рико, экс-министр финансов Украины (Фото:Наталья Кравчук / НВ)

На фото — Наталья Яресько, исполнительный директор финансового наблюдательного совета Пуэрто-Рико, экс-министр финансов Украины (Фото:Наталья Кравчук / НВ)

Наталья Яресько, исполнительный директор финансового наблюдательного совета Пуэрто-Рико, а в прошлом — министр финансов Украины, называет главные шаги для восстановления украинской экономики и заявляет, что западные санкции против России пока еще слабы

Как восстанавливать жизнь из руин хорошо знает Наталья Яресько, исполнительный директор финансового наблюдательного совета Пуэрто-Рико, а в прошлом — министр финансов Украины. В последние годы в результате частых торнадо, разрушения в городах и селениях Пуэрто-Рико были беспрецедентными. Сегодня так же, но уже в результате российской военной агрессии выглядят украинские города.

Видео дня

Американка с украинскими корнями Яресько смотрит на происходящее на родине ее семьи с болью. К тому же достижения Украины последних лет она вполне оправданно может считать и своими: в 2014 году Яресько приложила немало усилий, чтобы вывести украинскую экономику из преддефолтного состояния, до которого страна была доведена при беглом президенте Януковиче.

Теперь она говорит, что готова вернуться в Украину, чтобы работать на восстановление страны. О сегодняшней Украине и ее экономике Яресько говорит с НВ.

— Уже несколько дней мы получаем новые факты массовых убийств, которые совершили в пригороде Киева российские военные. Насколько широко информация об этих преступлениях освещается в американских СМИ?

— Фото из Бучи сегодня на первых страницах всех американских газет. Все об этом говорят, употребляя слово «резня», подчеркивая бесчеловечный характер преступления. Президент Байден достаточно жестко выступил по этому поводу. Все о содеянном знают. Но важно объяснять людям, что это не просто Буча, что Буча — лишь символ и пример того, что делается по всей стране, где появился агрессор. Мы еще не видим, что произошло в Мариуполе и Чернигове. Все в шоке, потому что западный мир уже давно пытается работать и жить по правилам, им вообще сложно было поверить, что россияне наводят ракеты на детские больницы и роддома. Люди здесь думали, что это, возможно, ошибка наведения. Буча показала страшную правду, что это и есть намерение россиян уничтожать украинцев. А статья [Что Россия должна сделать с Украиной, призывающая к полному уничтожению Украины и ее населения] от 3 апреля, опубликованная на российском ресурсе РИА Новости, только собрала и проговорила эту российскую позицию. Эта статья до сих пор не учла того внимания, которого заслуживает, потому что на ведущем российском ресурсе не мог выйти материал, не санкционированный российскими властями.

ЕС уже озвучивает новый пакет санкций, думаю, США будут следующими. Все будут действовать, но действовать надо как можно скорее. Нельзя говорить, что Америка не поддерживает Украину, Америка поддерживает, но мы видим, что скорости этим действиям, к сожалению, не хватает. Должно быть больше и гораздо быстрее, чтобы давить на российскую экономику, на их элиту, и оказывать украинцам ту помощь, которая действительно нужна.

— Мы видим, что через пять недель войны экономика Украины выстояла, у нее оказался запас прочности, он есть и у национальной банковской системы. Премьер-министр отчитался, что бюджет по состоянию на март исполнен на 95%. Как долго хватит этого запаса крепости, и какие факторы критически на него влияют?

— Относительно бюджета сразу скажу: мы видим только поступления, но мы не видим части расходов, эта информация на сегодняшний день непубличная, поэтому говорить экспертно о состоянии бюджета мне сложно. Поступления на март действительно выглядят нормально, потому что было много авансовых оплат. Были получены дивиденды от государственных предприятий, но, повторюсь, мы не знаем расходы, они существенно иные, чем в мирное время.

Важно, что у нас стабильная банковская система, и это заслуга 2014−2015 годов, когда банковская система была очищена от некачественных банков, была установлена прозрачность и правильная политика Нацбанка. Курс гривны держится постоянным, Нацбанк в течение этих восьми лет сконцентрировал достаточное количество резервов.

Третий фактор, и мы очень редко об этом говорим, это финансовая децентрализация, которая началась еще тогда в 2014 году, когда большая часть финансового ресурса была отдана на уровень ОТО [объединенных территориальных общин]. Это создало новую силу не только в Киеве, но и по всей стране. Мы видим сейчас, как эти главы общин, мэры, выдерживают гораздо больше, чем когда бы они были подчинены Киеву финансово. Все эти изменения, которые большинство считало тяжелыми и плохими, оказались фундаментальными, они изменили страну и придали ей прочность в самые трудные времена. Благодаря этому и украинскому духу мы выдержали гораздо больше.

— От чего дальше будет зависеть экономическая стабильность страны, если война затянется?

— Во-первых, это бюджет, за него я переживаю больше всего. Наши международные партнеры должны предоставить нам не только военную, но и финансовую поддержку. Поскольку таких единовременных поступлений в бюджет, как были в конце февраля, в марте, уже не будет, платить налоги будут мало. Плюс приняты новые условия налогообложения, которые сузят поступление налогов в будущем и, вероятно, создадут дефициты. Конечно, Украина сейчас как государство не финансирует все, однако расходы значительно выросли. Государство платит воюющим людям за их работу хорошую зарплату, и правильно делает, что платит. Государство платит семьям погибших, что тоже важно, и это нужно делать правильно. Украина выплачивает все пенсии, поддерживает всех врачей и медсестер, также есть выплаты по безработице, но нужно сейчас приоритезировать, и, конечно, усилить работу с нашими западными партнерами по поддержке страны и ее бюджета.

— Государство сейчас ввело налоговые льготы для украинских предпринимателей. Насколько это своевременное действие?

— Я считаю, что это не было очень кстати, лучше была бы модель, когда те, кто прибыльны и работают, платили полноценные налоги, а кто не может — имел льготы. Я бы такую амнистию в широких масштабах не делала. Но хуже то, что они сделали дальше: НДС на импорт и акцизы нужно было оставить, кроме медикаментов и очень небольшой категории товаров. Но со [льготами] или без этих льгот, денег все равно не хватало, поэтому так важно закрыть этот дефицит. И здесь нам очень необходима поддержка партнеров. Иначе возможно финансирование через выпуск гособлигаций, но если делать это постоянно и на большие суммы, это путь к инфляции.

— Пуэрто-Рико — это территория, пережившая страшные разрушения в результате торнадо. В Украине торнадо в городах и селах с похожими разрушениями совершают русские солдаты. По вашему опыту, какие шаги в восстановлении страны в таких случаях первоочередные?

— Начинать нужно с инвентаризации убытков, что Украина уже делает сейчас, в том числе через приложение Дія. Надо уже понимать, что нужно будет снести, а что отстроить. Дальше нужно планировать широко — какое видение у нас есть для страны? Мы не будем восстанавливать то, что было, мы должны выстроить страну в лучшей форме. Более зелёной, более энергоэффективной. Мы уже не будем отстраивать эти хрущевки, нам уже сейчас можно начинать заниматься визией или видением того, какую лучшую страну мы хотим отстроить, и это по отраслям нужно делать, по областям, и над этим планом работать с миром, чтобы привлекать средства от международных организаций, стран. Частный сектор в восстановлении Украины очень важен, западные страны должны предоставить гарантии политических рисков своим компаниям, нам нужно, чтобы коммерческий сектор работал вместе с государствами, это должен быть огромный новый план Маршалла.

— Каким реалистичным он может быть для Украины, насколько, например, в США об этом говорят и готовы к его воплощению?

— В Пуэрто-Рико ущерб от тотального разрушения был оценен в $100 млрд, но Пуэрто-Рико по территории это 1/66 часть Украины. Надо будет решать, что первое, второе, а что третье. Какая-то часть инфраструктуры должна быть восстановлена приоритетно, как и часть жилья, потому что мы хотим, чтобы уехавшие возвращались домой. Что-то [можно делать] во вторую очередь. Но большой план мы должны нарабатывать, как и видение, он должен учитывать разные идеи разного масштаба.

Здесь на Западе о плане Маршалла для Украины все говорят, но еще без конкретики, это скорее намерения. Первый приоритет — это финансовая помощь для войск и гражданских в Украине. Надо выиграть войну. Но подобный план абсолютно возможен.

Я думаю, большая часть денег должна быть от замороженных российских активов. Нужна законодательная работа, чтобы эти активы как государства Россия, так и ее элит были переданы на восстановление Украины. А второе — это уже свои вклады должны сделать Всемирный банк, МВФ, коммерческий сектор, частные лица. Это не будет один фонд, где все бросают деньги, это будут разные взносы для восстановления страны. К примеру, греки хотят восстанавливать культурный центр в Мариуполе, кто-то захочет обращать свое внимание на образовательные нужды. Это должен быть пестрый пирог, где каждый может найти свой кусочек.

— На днях парламент Украины поддержал во втором чтении законопроект, позволяющий увольнять членов наблюдательных советов компаний и банков за неприбытие на место работы. Как вы оцениваете этот законопроект?

— Да, это похоже на сворачивание корпоративной реформы, и я вообще не понимаю, зачем это делается. Я читала эти публикации в поддержку закона, что каждый может приехать в Киев. Почему не едут? Я с этим не согласна, да и какая разница, работают ли члены наблюдательных советов по телефону или другим дистанционным путем, или присутствуют в зале. Я не понимаю, в чем может быть плюс для государства в таком решении и не принимаю его. Я вижу это как сворачивание реформы, пока внимание людей отвлеклось на войну. Именно сейчас эти иностранные члены советов могли бы быть максимально полезны Украине, не только своим опытом, но и присутствием глубоко внутри тех проблем, которые переживает Украина, а мы их отвергаем еще как послов и голос нашей страны за рубежом. Абсолютно лишенное полезного смысла решение.

— Как бы вы оценили влияние санкций, под которые попала РФ? Речь в том числе о банковском секторе, где отключение от SWIFT коснулось всего нескольких банков.

— Этих санкций не хватает, потому что если бы их хватало, Россия уже не воевала бы. Нужно поскорее изолировать российскую экономику, и здесь важно работать в трех направлениях. Во-первых, банковская система. В России около 300 банков и большая часть из них остаются не санкционированными и не отключенными от SWIFT. То, что добавили ВТБ, это очень хорошо, но нужно отключать всех и накладывать то, что в США называется full blocking sanctions [санкции полной блокировки]. Пока что банки еще не испытывают это давление.

Второе — это энергетика, нужно остановить торговлю нефтью и газом с ЕС. Мы уже видим, что Европа готова отказываться от российского угля и часть стран Европы по пути к отказу от газа, как Польша. Но, например, Германия еще не готова, Венгрия никогда не будет готова, поэтому если коллективный отказ пока не достижим, пусть как можно скорее каждая страна делает это сама. Эмбарго на энергоносители — наиболее болезненный удар по экономике России.

Третье, я бы просила больше санкций на логистику и транспортировку. Некоторые морские логистические цепи России уже санкционировали, но пока у страны есть возможность перемещать свои грузы в третьи страны, Индию и Китай. Так что логистические, паромные, судоходные компании тоже нужно санкционировать. Санкционировать нужно не только Россию, но и Беларусь, потому что сейчас она фактически является территорией, с которой Россия пытается обойти санкции, наложенные на нее. Мы не можем закрыть доступ России к Индии и Китаю, но должны закрыть доступ к большей части мира.

— Россия надеется компенсировать утраченные торговые связи с западными рынками как раз на средства Индии и Китая. Насколько ей это удастся в нынешних условиях?

— Относительно нефти могут компенсировать, по газу — это сегодня невозможно. Этого не разрешает существующая система трубопроводов. Как не могут быть закрыты Китаем и потребности в высоких и интеллектуально емких технологиях. Некоторые из ракет самонаведения, которые сейчас используют Россия, она не сможет производить без западных комплектующих.

— При условии победы вы готовы были бы вернуться в Украину, чтобы работать и дальше здесь?

— Я всегда готова работать для Украины, как буду нужна. Я работаю для Украины и сейчас, каждый день выступаю, донося правду, помогаю собирать помощь. Мое сердце всегда там.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X