Хребет национальной экономики. Чем живет малый и средний бизнес в Украине и как он отвоевывает свою долю в национальном ВВП

26 декабря 2021, 09:09
НВ Премиум
Цей матеріал також доступний українською
Алла Сенчило и ее муж, соучредители производителя деревянных изделий Woodstuff, уже два месяца не могут закрыть вакансию оператора станков с числовым программным управлением (Фото:Наталья Кравчук / НВ)

Алла Сенчило и ее муж, соучредители производителя деревянных изделий Woodstuff, уже два месяца не могут закрыть вакансию оператора станков с числовым программным управлением (Фото:Наталья Кравчук / НВ)

Журнал НВ рассказывает, чем живет малый и средний бизнес в Украине и как постепенно отвоевывает себе все большую долю в национальном ВВП.

НВ является медиапартнером спецпроекта 100 самых заметных малых предпринимателей Украины, организаторы которого — компании Rozetka и Visa. Философия этого спецпроекта исходит из понимания важности предпринимательства и частной инициативы для экономики страны — это создание рабочих мест, распространение современной бизнес-культуры, уплата налогов в государственный бюджет. Полную версию спецпроекта вы можете прочитать в журнале НВ.

Видео дня

Роман Набожняк, бывший военный и бывший сотрудник ІТ-компании, почти три года назад открыл на киевском Подоле кафе-кондитерскую Veterano Brownie. Он инвестировал в это дело в начале около $50 тыс., надеясь заработать на привычке киевлян пить кофе со сладкими десертами. За 2021 год Набожняк получил примерно $200 тыс. дохода.

«В моей семье никто раньше предпринимательской деятельностью не занимался, — рассказывает он во время перерыва между занятиями в Киево-Могилянской бизнес-школе. — Поэтому в целом у меня не было никакого касательного опыта и все приобретаю в процессе ведения дел и обучения».

Набожняк и подобные ему предприниматели — наиболее перспективный сегмент украинской экономики: они имеют потенциал создавать рабочие места и менять культуру ведения бизнеса в стране, распространяя моду на собственную инициативу.

Более половины отечественного ВВП — прямо или косвенно — формирует малый и средний бизнес (МСБ). На это указывает аналитика экспертного центра Case Ukraine, основывающаяся на данных Госстата. Тот, в свою очередь, считает малым бизнесом юридические лица со штатом до 50 человек и годовым доходом до 10 млн евро. Деятельность, не достигающая этого уровня, — это уже микробизнес.

Средний уровень — это 50−250 работников и годовой доход в 10−50 млн евро.

Доля малых предпринимателей в украинской экономике стремительно растет. Если в 2013 году вклад этого сегмента в ВВП составлял лишь 14%, то в 2020 году он обеспечил в нем каждую четвертую гривню.

В то же время на субъектов среднего предпринимательства приходится более 27%, и эта доля относительно стабильна.

А вот крупный бизнес восемь лет назад обеспечивал более 28% ВВП, а по итогам 2020-го — только 22,3%.

Средний бизнес является самым крупным работодателем в стране. В свою очередь, роль микробизнеса более объемна и измеряется не только в стоимости производимой продукции, отмечает Владимир Дубровский, старший экономист Case Ukraine. Последний помогает раскрыть предпринимательский талант и иногда выступает «колыбелью» для компаний совсем иного масштаба, объясняет эксперт, вспоминая техногигантов, начинавших свой путь в гаражах.

Союз украинских предпринимателей (СУП) в своем прошлогоднем исследовании насчитал в Украине более 1 млн предпринимателей. Большинство из них имеют высшее образование и начали дело в среднем 8,4 года назад благодаря собственным сбережениям. Чуть ли не половина МСБ работают в сфере розничной торговли, отчитывался СУП.

Такой бизнес способен стать источником важных экономических изменений в Украине, считает Екатерина Глазкова, исполнительный директор СУП. «А предприниматель в современном мире должен быть новой ролевой моделью», — добавляет она.

«Украина развивается, и у людей перед глазами все больше примеров самых разных бизнесов, построенных с нуля, — отмечает Владислав Чечеткин, соучредитель онлайн-ритейлера Rozetka. — Как владелец крупнейшего в Украине маркетплейса вижу, как малые украинские предприниматели делают значительные успехи в качестве обслуживания, в подборе ассортимента товаров, и поэтому быстрее растут».

И даже несмотря на то, что большинство малых предприятий не слишком динамично развивается, а мелким бизнесом часто занимаются просто для выживания, это все же важная альтернатива социальному иждивенчеству, то есть жизни в рассрочку от государства. «Микробизнес в определенном смысле — это спасательный круг и амортизатор экономических неурядиц, — объясняет Дубровский. — Поэтому он играет не столько продуктивную экономическую роль, сколько социальную».

Все начинается с людей

Для начала любого небольшого дела в первую очередь необходимы кадры. Даже СЕО крупных украинских компаний беспокоятся о том, чтобы их бизнесы имели доступ к качественному человеческому капиталу, — на это указывают исследования консалтинга KPMG.

Все те же беспокойства имеют и малые предприниматели. «Я никогда не нанимал людей, не увольнял, не знал, на что обращать внимание, как себя вести, — рассказывает Набожняк, основатель Veterano Brownie. — Я был эмоционально включен в процессы и часто сам был причиной конфликтов».

Также ему не хватало стратегического видения — мол, цель была просто открыть кафе. А что делать на следующий день — непонятно. И будто идея выглядела современно — заведения, подобные Veterano Brownie, называют моноформатными, ведь они предлагают, прежде всего, классический шоколадный десерт в 20 различных вариациях. А еще кофе, печенье, наборы для приготовления брауни дома и сувенирную продукцию.

Однако четкий фокус еще не делает путь предпринимателя менее тернистым. Набожняк признается, что ожидания и реальность ведения бизнеса очень сильно отличаются. Первый год работы мог вполне стать последним. «Оказывается, стулья ломаются, посуда бьется, люди увольняются или работают не так, как ты себе представлял», — говорит предприниматель.

Человеческий фактор определяет и формат бизнеса бренда Woodstuff — семейного дела, выпускающего на столичной Старой Дарнице деревянные изделия: посуду, кухонные принадлежности, сувениры. «На вакансию smm-менеджера [менеджера по маркетингу и соцсетям] я получаю, скажем, 200 резюме-заявок, а на производство — всего 20, — рассказывает Алла Сенчило, соучредитель Woodstuff. — Больше желающих работать в сфере маркетинга, в офисе, чем идти на производство». И вот ее компания уже два месяца не может закрыть вакансию оператора станков с числовым программным управлением. Хотя продукция бренда уже более-менее известна — продается в сети магазинов Сырное королевство, а также на платформах Rozetka, Etsy, Amazon.

Сенчило вместе с мужем начала заниматься этим делом десять лет назад — в маленькой мастерской на 9 кв. м они выпускали только изделия под заказ. Развивать бренд взялись пять лет спустя. «Мы просто делали ставку на качество и никак не выделяли свою компанию. Это, конечно, было ошибкой, — вспоминает предпринимательница. — Надо иметь узнаваемый бренд и лояльную аудиторию».

Бывший военный Роман Набожняк почти три года назад открыл в столице кофейню-кондитерскую Veterano Brownie (Фото: НВ)
Бывший военный Роман Набожняк почти три года назад открыл в столице кофейню-кондитерскую Veterano Brownie / Фото: НВ

Сквозь игольное ушко

К роме человеческого фактора, в бизнесе не последнюю роль играют финансы. Сейчас, когда инфляция в стране превышает 10%, доступ к капиталу затруднен. Возникая в ответ на рост зарплат, инфляция принуждает банки увеличивать ставки по кредитам. Кроме того, некоторым малым предпринимателям до сих пор психологически сложно пользоваться привлеченными деньгами. Поэтому если и берут их, то у партнеров. И лишь иногда решаются продать часть бизнеса, чтобы финансировать развитие другой части.

В исследовании СУП 61% предпринимателей — то есть сотни тысяч человек — пожаловались на отсутствие доступных кредитов и источников быстрого получения оборотного капитала.

О доступном финансировании говорят и опрошенные НВ предприниматели. Так, Woodstuff нуждался в деньгах для оплаты за гравировально-фрезерное оборудование с числовым программным управлением, поступившее в начале года. «Нам не хватало более половины нужной суммы, и мы обратились в банки за [государственной] программой 5−7−9%, — рассказывает Сенчило, соучредитель бренда. — Несколько месяцев собирали документы. Но в конце концов был отказ — кредит по этой программе не получили».

В конце концов Woodstuff пришлось привлечь финансирование довольно дорого — под 18%. «Пришлось взять, ведь на тот момент уже уплатили авансовый платеж за оборудование, которое нам очень помогло автоматизироваться и вырасти в объемах продукции», — объясняет Сенчило. Если в прошлом году фирма выпускала до 1,5 тыс. единиц продукции в месяц, то теперь, после приобретения нового оборудования, мощность производства составила 3 тыс. единиц мелкосерийной продукции.

Спрос на банковские деньги у МСБ стабильно высокий. По данным государственного ПриватБанка, в этом сегменте наибольшая доля в кредитном портфеле уже традиционно остается за агробизнесом — от 20% до 30%. Показатель зависит от сезона, отмечает Разван Мунтяну, член правления ПриватБанка по вопросам развития бизнеса. После агро больше всего кредитуются представители торговли.

Александр Борисенко тоже говорит с НВ о доступе к финансированию. Его с партнером издательство FeelIndigo, уже более пяти лет производящее настольные игры, нуждается в инновационном оборудовании.

«Ведем переговоры с производителями автоматизированного оборудования, ищем площадку, — рассказывает бизнесмен. — Уже просматривал несколько локаций». Стартап FeelIndigo вел переговоры с банками, чтобы привлечь кредит для закупки оборудования, но ставки оказались слишком высокими.

«Те условия, которые нам предлагают, неприемлемы по процентным ставкам, — делится своими трудностями предприниматель. — А программа 5−7−9% подошла бы нам, но, например, ПриватБанк не выдает [такие кредиты] под залог того оборудования, которое мы покупаем». Поиск дешевых средств для Борисенко критичен, ведь собственная производственная площадка помогла бы нарастить оборот в несколько раз. Есть еще и спрос из других стран: мол, у европейских коллег кое-где возникают проблемы с поставками из Китая и они ищут поставщика поближе.

FeelIndigo предлагает продукцию как собственной разработки, так и лицензионную, адаптированную для локального рынка. Все сделано в Украине. Для этого компания работает с отечественными иллюстраторами, переводчиками, дизайнерами. По словам Борисенко, в стране не хватает профессиональных производителей в этой нише. «Мы разные части игры у разных подрядчиков производим, — говорит он. — Кто-то на упаковке специализируется, кто-то на печати буклетов и так далее».

Развитие превыше всего

Еще один вызов для украинских МСБ — масштабирование бизнеса. Большинство предпринимателей использует соцсеть Instagram для того, чтобы продвигать свои продукты, а то и продавать их. Индустрия онлайн-платежей легко приспосабливается к подобному формату, а логистические компании способны наладить доставку, когда у бизнесмена нет в штате своих курьеров.

Но для продвижения в Instagram требуется маркетинговый бюджет и профессиональная экспертиза.

Впрочем, маркетинг — не единственная преграда.

Так, супруги Сенчило, развивающие Woodstuff, имеют мечту построить целый завод по изготовлению деревянных изделий, а в ближайших планах — развивать бренд и увеличивать экспорт в Европу. У них даже были потенциальные партнеры из Испании. «Их устроило качество. Но когда они увидели, что основные работы у нас делаются вручную, стало ясно, что мы не потянем объемы», — сетует Сенчило.

Наращивание мощностей считает своей задачей № 1 также и Светлана Зимняя, главная в Farø Fine Foods. Продукция этого бренда — готовая замороженная еда в датском стиле. В основном потребителям предлагаются традиционные для этой страны мясные фрикадели в разных вариациях. Зимняя решила, что это будет интересная альтернатива традиционным для украинцев пельменям и вареникам, в которых слишком много теста, а значит, и калорий. Мясные блюда Farø Fine Foods уже определенное время продаются в нескольких небольших магазинах фермерских продуктов и через доставку.

Для обеспечения необходимых объемов производства фрикаделей нужно закупать новое оборудование. Речь идет и об ускорении технологического процесса и о дополнительном шкафе для заморозки. Без кредитов здесь не обойтись, добавляет Зимня. Масштабирование также поможет оптимизировать затраты на составляющие производства — чем больше закупается партия, тем дешевле получается цена.

Светлане Зимней, основательнице бренда готовых замороженных мясных фрикадель Farø Fine Foods, требуется дополнительное оборудование для масштабирования и ускорения работы, а для этого необходимы кредиты (Фото: НВ)
Светлане Зимней, основательнице бренда готовых замороженных мясных фрикадель Farø Fine Foods, требуется дополнительное оборудование для масштабирования и ускорения работы, а для этого необходимы кредиты / Фото: НВ

Свой бизнес Farø Fine Foods Зимняя начала полтора года назад на собственной кухне. Уже через несколько месяцев начала обустраивать производственный цех в кухонном помещении одного из столичных ресторанов, закрывшегося в прошлый локдаун. Поэтому предприятие достаточно молодое, но учредительница, для которой это уже не первая попытка начать собственное дело, сразу четко расставила приоритеты. Среди них есть и масштабирование бизнес-операций.

«У меня изначально была такая идея — продаваться в супермаркетах», — рассказывает Зимняя.

10 декабря ее фирма осуществила первую поставку в девять супермаркетов Сильпо в Киеве. Переговоры продолжались почти год, а требований департамента качества Fozzy Group, представители которого приезжали на производство, было немало. Потребовалось время, чтобы все учесть.

Для этой первой поставки необходимо было изготовить 330 упаковок, то есть 33 ящика фрикаделей. «Для меня это большая партия, — подчеркивает Зимняя. — Чтобы это сделать, мне понадобилось две недели. Надо ускоряться». В ближайших планах предпринимательницы — закрепиться со своей продукцией в одной из крупнейших торговых сетей страны.

Чечеткин, сооснователь Rozetka, уверен, что у украинских предпринимателей свои преимущества. «Это способность выживать в любых условиях и приспосабливаться к ним: и в экономические, и политические кризисы, и в пандемию, — говорит бизнесмен. — Но это приводит к определенным сложностям с построением долгосрочных отношений с клиентами. Поскольку часто план украинских предпринимателей „продержаться сегодня, а дальше будет видно“, они не тратят время и усилия на удержание клиентов, хотя именно на тех, кто покупает постоянно, зарабатывают свои основные средства почти все бизнесы».

Прогрессивное смещение

Энергичные и активные предприниматели — гарантия того, что МСП экономика будет развиваться в ближайшие годы. Если же банки смогут удовлетворить их спрос на кредиты, а рынок труда — на специалистов, процесс развития предпринимательства ускорится.

Доля малого и среднего бизнеса в ВВП страны растет — и это здоровая тенденция, уверен Дубровский, старший экономист Case Ukraine.

Банки же настроены наращивать объемы сотрудничества с МСБ. «ПриватБанк смотрит на перспективы кредитования бизнеса с большим оптимизмом», — отмечает Мунтяну, член правления государственного учреждения. За 11 месяцев 2021 г. кредитный портфель в сегментах микро-, малого и среднего бизнеса этого банка увеличился на 4,5 млрд грн, или на 67%. В планах до 2024-го — приумножить его в 2,2 раза, или на более чем 16,5 млрд грн.

Большое значение для развития МСБ приобрела и цифровая составляющая. Так, Светлана Чирва, вице-президент и региональный менеджер Visa в Украине, Беларуси и Молдове, полагает, что МСБ важно прежде всего помогать перейти в цифровой мир, ведь предпринимателям нужно немного быстрее адаптироваться к новым потребностям потребителей и реалиям. «Это основная задача, которую мы ставим перед собой, разрабатывая продукты и внедряя технологии для Украины», — добавляет топ-менеджер.

Все это поможет МСБ изменить национальную культуру предпринимательства к лучшему. Самозанятость и мелкий бизнес вполне свойственны украинцам, полагает Дубровский. «Структурные особенности, которые мы унаследовали от СССР, противоречат национальным фундаментальным особенностям, — подытоживает экономист. — Украинцы лучше работают в малом и микробизнесе».

Чем мельче бизнес, тем менее он интегрирован в старую систему, представители которой привыкли использовать политическое влияние для получения преференциальных условий для своих предприятий.

МСБ же в большей степени может выступать за честную конкуренцию, не надеясь на какие-либо привилегии. А объединяясь, подобные предприниматели предъявляют к государству такие требования, как судебная реформа. «Это смещение экономического влияния в сторону МСБ является прогрессивным», — подчеркивает Дубровский.

Чечеткин так формулирует свой авторский рецепт для предпринимателей: меньше колебаний, больше упорства, энергии, решительных действий.

Другие эксперты также убеждены в важности развития МСБ, ведь это рабочие места, зарплаты, инвестиции и воспитание нового поколения, которое будет более инициативным, чем предшественники.

«В Украине в перспективе ближайших 3−5 лет этот сектор будет расти, — отмечает Чирва, топ-менеджер Visa. — Об этом свидетельствует развитие онлайн-коммерции, маркетплейсов, где основными игроками непосредственно является малый и средний бизнес».

Статья опубликована в № 48 журнала НВ от 23 декабря 2021 года.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Картина деловой недели

Еженедельная рассылка главных новостей бизнеса и финансов

Рассылка отправляется по субботам

Показать ещё новости
Радіо НВ
X