alt
Сюжет
Эксклюзив НВ
7 карточек

Как заставить Россию заплатить за войну. Ответы на семь главных вопросов

23 ноября, 08:31

1

Ежедневно украинские города и предприятия подвергаются обстрелам. Как оценивается размер ущерба?

На сентябрь убытки Украины из-за вторжения России составили $127 млрд, говорит вице-президент по политическим исследованиям и руководитель KSE Institute в Киевской школе экономики Наталья Шаповал. Она отмечает, что эта цифра учитывает прямые убытки, нанесенные инфраструктуре, однако не включает потери бизнеса. Поэтому советует каждому предприятию самостоятельно оценить их размер. Начинать нужно с фиксации права собственности на свои объекты и доказывать, что бизнес получил убытки именно из-за войны войны. Можно делать фотоснимки с указанной на нем датой или собирать другие подтверждающие документы. Учесть нужно, советует Шаповал, и то, какие компании недополучили доходы и понесли дополнительные расходы не только на восстановление, но и, например, на поиск и создание новой команды работников. Важно учесть все упущенные возможности. Предприятие планировали продать, однако не смогли этого сделать из-за войны. «Чтобы компенсация была более быстрой, нужно уже сейчас собирать все эти данные», — подчеркивает Шаповал.

2

Украина подает иски в суды разных инстанций. Работает ли международная система правосудия?

С начала XX века принцип международной справедливости реализуется очень медленно, отмечает французский философ, писатель и политический деятель Бернар-Анри Леви. В качестве примера приводит Руанду (в 1994 году временное правительство устроило геноцид против этнических меньшинств страны — НВ Бизнес), Камбоджу (с 1975 по 1979 год наблюдалось массовое истребление камбоджийцев режимом Красных кхмеров НВ Бизнес). Лишь несколько недель назад завершился процесс над одним из палачей Камбоджи. Ему уже 85 лет. Несколько процессов против виновных в геноциде в Руанде завершились приговорами судов только в 2029–2021 годах. Пострадавшие не дожили до того момента, когда проходили рассмотрения этих дел. Большинство преступников, задействованных в Боснийской войне в начале 90-х годов прошлого века, умерли в своих кроватях или перед тем, когда нужно было предстать перед судом. Судебные процессы не проводились по армянскому геноциду, мир не знает имен палачей, никто не был наказан за свои злодеяния, говорит Леви. «Инициатива Украины, которая ищет быстрый подход к правосудию — важна, — отмечает Леви. — Впервые в истории международной юстиции можно изобрести и предложить миру концепцию мгновенной справедливости. Это будет революция по всему миру».

Новая система правосудия должна иметь три основных принципа — скорость, задокументированность (evidence), персональность (документирование конкретных имен), добавляет директорка по связям с общественностью и коммуникациям SCM Наталья Емченко.

3

Восемь лет назад Россия аннексировала Крым и часть Донбасса, крупные украинские компании подали иски за утраченные активы на полуострове. Было ли выполнено хоть одно решение?

Нет. Не потому что украинцы делают что-то не так, говорит партнер и сопредседатель практики международных арбитражных и судебных споров Asters Маркиян Ключковский. «Потому что система так работает», — добавляет эксперт. Ни Нафтогаз, ни Ощадбанк, ни другие крупные истцы компенсаций не получили. Они находятся в такой же ситуации, как и акционеры российского Юкоса со своими выигранными у путинской России $50 млрд.

4

Почему важна резолюция Генассамблеи ООН, где она призвала Россию возместить нанесенный Украине ущерб?

Она имеет простое значение — переход от абстрактного к конкретному, отмечает Ключковский из Asters. Многие говорят о репарациях, однако до этого было непонятно, по какому пути пойти для получения репараций.

В обычных условиях компенсационный механизм мог бы утвердить Совбез ООН. Однако Россия постоянно ветирует этот вопрос так же, как и о создании трибунала для расследования катастрофы рейса МН17. У Украины не было другого выбора, кроме как выходить за пределы ООН. Однако для этого требуется мандат легитимности, который должно предоставить мировое сообщество. «И лучшего места, чем получить его на Генассамблее ООН, нет», — говорит Ключковский. Сейчас идут переговоры о создании этого механизма и результатом его работы стала выплата репараций или компенсаций всем, кто пострадал от войны. Людям, компаниям, государству — абсолютно всем, отмечает Ключковский. И добавляет, что в компенсационный механизм могут быть включены убытки Украины в Крыму и на Донбассе.

5

В какие суды могут обращаться украинцы?

Первая мировая война завершилась созданием Лиги наций, напоминает управляющий партнер и партнер-основатель адвокатского объединения Arzinger Тимур Бондарев. Какова была ее цель? Предотвратить новую войну. Но это не сработало, ведь через 20 лет началась Вторая мировая война и после ее завершения появилась ООН. Нападение 24 февраля на Украину продемонстрировало, что и эта организация не функционирует должным образом. Бондарев приводит пример Юкоса — компании, которая должна получить от России компенсацию на сумму в $50 млрд. Однако это решение не выполнено. «У акционеров Юкоса есть чек на $50 млрд, по которому Россия до сих пор не заплатила», — отмечает адвокат.

Однако система меняется. На прошлой неделе был вынесен первый приговор по делу о сбитом в 2014 году Boeing777 Малайзийских авиалиний рейса МН17. Эти события будут закреплены в учебниках международного публичного права, и это очень серьезная вещь. Какие возможности есть сейчас? Их очень много. Arzinger, говорит Бондарев, причастен к искам пострадавших украинцев против Пригожина и ЧВК Вагнер. Он уверен, что у этого дела есть большой потенциал. Обращаться можно в несколько инстанций — это Европейский суд по правам человека, украинские суды открыли свою юрисдикцию по компенсации, а также Международный инвестиционный арбитраж.

Европейский суд по правам человека привлекателен тем, что для подачи иска не нужно ничего платить, кроме услуг адвокатов.

В украинских судах, напротив, нужно платить пошлины. «Я скептичен, можно ли будет использовать их решения — практики еще нет и она не сформировалась», — отмечает Бондарев. Однако этот инструмент неплох, если компании нужно подтвердить убытки, поскольку позже это будет труднее сделать — время проходит, люди уезжают, а документы теряются.

Международный инвестиционный арбитраж рассматривает не все дела, там должен быть иностранный инвестор. Это хороший бизнес для юристов, однако только этот суд может присудить большие убытки. К примеру, Европейский суд по правам человека присудил выплатить акционерам Юкоса $2 млрд долларов, а Международный инвестиционный арбитраж поднял планку до $50 млрд.

«Рекомендуем нашим клиентам фокусироваться на сборе доказательств, их оценке, поскольку это сейчас самое важное. Чем полнее будет доказательная база, тем лучше — приговор», — говорит Бондарев.

6

В разных странах мира заморожены активы российского Центробанка, госкомпаний и олигархов. На какие из них может рассчитывать Украина?

Наиболее ликвидный ресурс — это деньги Национального банка России. Они находятся в разных странах мира, говорит Наталья Шаповал из KSE Institute. К примеру, $40 млрд заморожены в США, $100 млрд — в Германии.

Единственным реальным источником репараций считает средства Центрального банка РФ, его резервы старший научный сотрудник Atlantic Council Андерс Ослунд. Речь идет о $300 млрд, которые заморожены на Западе. И эти деньги должны быть конфискованы. Только Канада пока утвердила такой закон, однако его еще не имплементировали. Это ликвидные средства. Ослунд говорит, что заморозили также около $30 млрд средств российских олигархов, однако пока неясно, насколько они виновны в войне. Поэтому получить эти средства будет труднее.

7

Каковы прецеденты выплаты репараций со стороны агрессоров?

Совет безопасности ООН создал в 1991 году компенсационную комиссию после нападения Ирака на Кувейт. Она работала достаточно успешно. Жертвам войны было выплачено $52 млрд.

Радіо НВ