Я не верю в изменения за ночь. Партнер украинской юридической фирмы AVELLUM Вадим Медведев о таможенной, налоговой и судебной реформах

1 мартa, 10:41
2035
Позиция
Цей матеріал також доступний українською
Я не верю в изменения за ночь. Партнер украинской юридической фирмы AVELLUM Вадим Медведев о таможенной, налоговой и судебной реформах - фото

НВ

Партнер ведущей украинской юридической фирмы AVELLUM Вадим Медведев

На пике глобальных преобразований в нашей стране порой сложно понять, что именно меняется и за чем нужно следить. 

Партнер налоговой практики AVELLUM Вадим Медведев решил прояснить ситуацию со сложными таможенной, налоговой и судебной реформами.  

Король рок-н-ролла Элвис Пресли когда-то сказал: «У меня нет телохранителей, но зато у меня есть два высококвалифицированных налоговых консультанта». Культура уплаты налогов, как и культура судебных разбирательств, была развита в США еще с середины прошлого столетия.

Украина находится на переходном этапе и только обучает госслужащих и обычных граждан, как правильно проводить те или иные финансовые операции и быть абсолютно прозрачным перед законом.

Партнер ведущей украинской юридической фирмы Вадим Медведев часто упоминает фискальные и судебные органы США как одни из самых высококвалифицированных и качественных в мире. На примере таможенной, налоговой и судебной реформ Вадим Медведев рассказал, какие сдвиги в сторону лучших стран происходят в Украине, и над чем еще нужно поработать.

 

Таможенная реформа

Для медийной сферы и среднестатистического пользователя, таможенная реформа в Украине ознаменовалась введением так называемых «единого счета» и «единого окна». Но, как объясняет Вадим Медведев, это только кусочек большой таможенной реформы, которая должна быть сделана, и которая еще в процессе.

Юрист убежден, что логика введения подобных единых инструментов проста, - избавить пользователя любого государственного сервиса от мыслей о том, в какой конкретный орган бежать с документами, на какой конкретный счет сделать платеж и т.д.

«У вас есть одна точка коммуникаций с государством, в которой вы можете подать все, что нужно для получения конкретной услуги. Если мы говорим о таможенной очистке импортированного товара, то единое окно в таможне позволяет подать все документы, связанные с импортными контролями, одному органу в электронной форме через единую систему», - говорит Вадим Медведев.

По его словам, Украина наконец избавилась от существенных задержек в очистке товара из-за получения штампов и разрешений от различных служб, вроде ветеринарного контроля и фитосанитарной службы. Теперь, по принципу молчаливого согласия, если за четыре часа соответствующий госорган не дает ответ – это означает, что он согласился с поданными документами и растаможивание товара продолжится. При этом, соответствующие виды государственного контроля считаются проведенными.

«Похожая концепция с единым счетом. Если вы импортировали товары в разных областях, вам нужно было отдельно платить таможенные платежи в этих областях, следить за остатками на счетах и там и там, что усложняло процесс работы. Сейчас вводится единый всеукраинский таможенный счет, и декларанту больше не нужно делать платежи в разные таможни, отслеживать разные остатки, он просто имеет одну точку контакта с госорганом», - объясняет Медведев.

Таким образом, различные бизнесы получают возможность возложить обязанности с анализом документов на государство, как на своего контрагента.

Еще одним существенным изменением в таможенной реформе, согласно партнеру AVELLUM, стал институт уполномоченного экономического оператора, введение и функционирование которого является одним из обязательств Украины перед Евросоюзом.

По сути, задача этого института – облегчить прохождение таможенного контроля для компаний с хорошей историей, которые долго работают без нарушений и выполняют все требования. Такие прозрачные фирмы получат возможность проходить таможенную очистку в простом режиме и с минимальным документальным контролем. «Налогово-таможенная общественность надеется, что в этом году мы увидим этот институт и он заработает. Это позволит существенно ускорить оборот товаров и упростить работу для крупных прозрачных законопослушных импортеров.  Это будет очень важным шагом для упрощения ведения международного бизнеса в Украине», - говорит юрист AVELLUM.

Cреди проблем Вадим Медведев выделяет недостаточную борьбу фискальной службы со злоупотреблениями в таможенной сфере. Клиенты AVELLUM, которые работают в прозрачной модели, замечают, что некоторые компании импортируют похожие товары, занижая их таможенную стоимость в два-три раза.

Из-за этого в бюджет не поступают довольно большие суммы, и происходит искажение конкурентных условий, поскольку бизнес, который работает в непрозрачной модели, получает незаконное преимущество.

Вадим считает, что решением этой проблемы может стать полная или частичная публикация базы таможенных деклараций:

«Это во многом коммерческая информация или та, которую компании считают своей коммерческой тайной. Но мы уже слышали от целого ряда законопослушных игроков рынка, что для них это не было бы проблемой. Вероятно, это создаст трудности для тех, кто использует полулегальные схемы при импорте. Самым сложным будет найти баланс между публичностью и коммерческой тайной декларанта».

 

Налоговая реформа

И хоть последние изменения в налоговой реформе были узкоспециализированными и направленными на точечное решение проблем, по словам налогового специалиста, одна из перспективных вещей – «введение принципа превалирования сущности над формой в трансфертном ценообразовании».

Простыми словами это означает, что налоговая может делать экспертную оценку уже не на документальных основаниях, а исходя из того, как стороны фактически себя повели.

«Это значит, что сложные или проблемные моменты нельзя будет просто прикрыть правильно оформленными документами. Введение не затронет всех, но тот бизнес, который ведет международные трансфертные операции, постепенно попадет в несколько другую парадигму работы с документами, налоговой и, в принципе, контроля цен», - уверяет Медведев.

Кроме этого, важными стали изменения в налоговом учете топлива и этилового спирта. Теперь представители фискальной службы будут полностью отслеживать не только товарную цепочку, но и фактическое местонахождение товара. Это позволит учитывать остаток топлива и спирта в каждом акцизном складе, включая передвижные цистерны и внутреннюю отгрузку.

«Налоговая имеет возможность проверить количество топлива или спирта на любом объекте и удостовериться, что не было слива или серого товара, который не учитывается плательщиком», - говорит представитель компании AVELLUM.

Вадим Медведев считает, что такую логику важно применить на весь товарооборот, поскольку таможня не может обеспечить полный контроль на этапе импорта товара. Если во всем мире таможенные процедуры принято упрощать, а процедуры внутреннего контроля – усиливать, то в Украине происходит немного другое:

«Мы стараемся упрощать таможенные процедуры, но на внутреннем уровне у нас остается очень низкий уровень фискализации товарооборота, за счет единого налога и других инструментов, которые позволяют уходить от фискального контроля. На внутреннем рынке пропадает возможность отслеживать, откуда берется товар и законно ли он появился в стране».

Серьезной проблемой остается борьба с дроблением бизнеса. У налоговой до сих пор нет четко регламентированных инструментов для определения того, что несколько десятков физлиц-предпринимателей являются одним бизнесом.

«Именно по такой схеме огромный товарный поток уходит от налогообложения. Эта серая зона должна быть урегулирована, и Украина немного отстала в этом плане. Решения в других странах примерно одинаковые – внедрение критериев, по которым дробленый большой бизнес признается одним бизнесом. Это сложная, связанная с анализом значительного объема фактических данных работа, поскольку, действительно, встречаются франчайзинговые модели, когда собственник марки разрешает открывать другим людям свой бизнес», - объясняет Вадим Медведев.

Вадим отмечает, что проблема злоупотребления «упрощенкой» с использованием ФОПов активно обсуждается общественностью, но предлагаемые решения не влияют на проблему дробления бизнеса. Так, к примеру, обязательная переквалификация отношений с ФОПами из гражданских в трудовые не затронет ФОПов – частей раздробленного крупного бизнеса, имеющих договорные отношения только с потребителями.

Среди явных сдвигов Вадим Медведев выделяет более экспертное обсуждение в налоговой, готовность слышать и принимать конструктивную критику, принимать изменения, что и происходит последние пару лет.

Несмотря на то, что довольно часто представители фискальной службы не могут принять решение в пользу налогоплательщика даже при неоднозначности своей позиции, последние несколько лет AVELLUM начала получать разумные решения в пользу своих клиентов, когда налоговая признавала свои ошибки.

«Сейчас клиенты вынуждены спорить с налоговой о переквалификации договоров в другие виды, поскольку это влияет на налоговые последствия. Этот уровень спора на порядок выше в интеллектуальном плане, потому что мы ушли от разбора поставлена ли правильная галочка в документе, к анализу сути того, что происходит в бизнесе», - говорит Медведев.

Ну и, конечно, стоит учесть, что высшее руководство фискальной службы имеет роль исполняющего обязанность. По словам Вадима Медведева, это означает временность их функций, ограниченность общественного мандата на внедрение изменений: «Для того, чтобы система заработала правильно, нужно назначить системных руководителей, чего давно не происходит».

 

Судебная реформа

Изменения в сфере налогообложения неразрывно связаны с преобразованиями в судебной системе. Из-за неправильной работы фискальной службы огромное количество судебных разбирательств касаются именно налоговых споров.

Вадим Медведев приводит в пример США, где есть специализированный суд, который рассматривает налоговые споры. По его словам, за 2015 год там было подано порядка 1000 споров на рассмотрение, около 90% из которых урегулируются сторонами еще до рассмотрения судом.

«Американский налогоплательщик, который убежден в своей правоте и обращается в суд, все равно готов пересматривать свою позицию, и находить диалог, признавая ошибки. В Украине мы говорим о десятках тысяч переданных в суд споров. У нас очень высокая степень максимализма с обеих сторон, и все, как налоговая, так и налогоплательщики, говорят, что будут судиться до последней инстанции, не признавая своих просчетов», - объясняет эксперт AVELLUM.

И хоть такая практика значительно перегрузила судебную систему Украины и снизила ее качество, Вадим Медведев уверен, - драйвером изменений в судах является создание Верховного Суда:

«В прошлом году было много критики Кассационного административного суда в налоговых спорах, поскольку он брал очень много позиций решений из Верховного суда Украины до реформы. Люди ожидали изменений за ночь, а лично я не верю в изменения за ночь».

По мнению юриста, существует закономерность количественно-качественных переходов, и именно Верховный Суд доказывает своими решениями, что они будут рассматривать споры по-новому. В частности, недавно Верховный Суд принял весьма прогрессивное решение в споре о возмещении НДС. Благодаря этому решению, налогоплательщики теперь смогут напрямую взыскивать из государственного бюджета присужденные им суммы возмещения, избегая длительных бюрократичных процедур.

Конечно, этому поспособствовали опять-таки неправильные методы применения правильных вещей. Когда налоговая пыталась применить концепцию бенефициарного собственника и получить право отказывать в применении международного налогового соглашения недобросовестным компаниям, - в каждом сомнительном кейсе они делали начисления и отправляли всех в суд.

Как объясняет Медведев, это должно было привести к положительной практике применения льгот международных договоров только к честным компаниям, но, в других странах, госорганы не инициируют столько споров, чтобы закрепить прецедент:

«Они отрабатывают одну ситуацию, с которой готовы пройти все суды и доказать, что этот кейс правильный. Нагрузка на суды становится ниже, им нужно рассмотреть один пилотный кейс с хорошей доказательной базой и, если это будет решение Кассационного суда – это будет уже практика для все остальных судов».

Вспоминая эталонную американскую судебную систему, Вадим Медведев отмечает, что даже в такой невероятно профессиональной структуре есть определенный процент обжалований, и высшие суды отменяют решения низших.

«Мы всегда будем сталкиваться с тем, что некоторый процент решений судов первой инстанции должны быть пересмотрены. Наша задача – довести этот процент до минимально возможного», - говорит партнер AVELLUM.

По его данным, Верховный суд США рассматривает только 5% от заявлений, которые им подают, в то время как Верховный Суд пересматривает гораздо больше дел и отменяет существенное количество решений судов низших инстанций.

Чтобы пересматриваемых дел и отменяемых решений стало меньше, как говорит Вадим Медведев, «машина должна провернуться», что займет достаточно времени.

Как более политический, но очень показательный пример, юрист вспоминает закон о сегрегации в США, когда Верховный суд на законодательном уровне решил значительно ограничить в правах темнокожих людей, а потом сам отменил свое решение.

«Никто не сможет получить идеальную систему, которая не пересматривает свои решения, но мы движемся в правильную сторону. Верховный Суд принимает решения, и все остальные тоже ему следуют, это – наследственность практики. Если мы опять начнем менять эту систему – мы потеряем время и вернемся как минимум на два года назад», - резюмирует партнер AVELLUM Вадим Медведев. 

Диалоги о бизнесе

23 мая, в Киеве, известные предприниматели Сергей Тигипко, Пётр Чернышов, Игорь Смелянский и Дмитрий Шимкив станут спикерами лекции НВ «Диалоги о бизнесе: как преуспеть в эпоху перемен».

Записаться на лекцию

Выбор редакции

Компании/Рынки

17 мая, 09:45

thumb img
«Давай, закати какой-нибудь скандальчик, Сережа». Что говорят Косюк, Тигипко и Жеваго о Порошенко, Зеленском, ПриватБанке и экономике

Стань автором

Если Вы хотите публиковать свои колонки на НВ Бизнес, пишите по адресу:

kolonka@nv.ua