Украине необходимо ускорить реформу рынка электроэнергии, – глава европейской IT-компании

Владимир Погойда делится европейским опытом реформ на энергетическом рынке

Владимир Погойда делится европейским опытом реформ на энергетическом рынке

Владимир Погойда, глава украинского офиса чешской компании Unicorn Systems, рассказывает об особенностях реформирования рынка электроэнергии в Украине

Либерализация рынка электроэнергии – еще одна реформа, которую должна выполнить Украина в рамках взятых на себя норм и обязательств по условиям Третьего энергетического пакета ЕС (в том числе, в вопросе разделения облэнерго по направлениям распределения и поставки электроэнергии).

Эта реформа, по мнению чиновников, является еще и самой сложной, поскольку для имплементации закона О рынке электрической энергии необходимо принятие и внедрение вторичного законодательства, а это десятки нормативных документов.

О том, на каком этапе реформирования рынка электроэнергии Украина пребывает сейчас, сколько времени потребуется для полноценной реализации реформы, а также об опыте европейских стран на пути к либерализации рынка НВ Бизнес поговорил с главой украинского офиса чешской компании Unicorn Systems, стоявшей у истоков создания рынка электроэнергии в странах Европы, Владимиром Погойдой.

– В прошлом году Верховная Рада приняла закон О рынке электроэнергии. Можно ли считать это началом реформирования рынка и насколько, с вашей точки зрения, этот закон идеален, и стоит ли вносить в него какие-то изменения?

– Точкой отсчета в реформировании рынка электроэнергии можно считать 2013 год, когда еще Янукович подписал закон Об основах функционирования рынка электрической энергии Украины. Поэтому можно говорить о том, что некоторые процессы реформирования были запущены еще в 2013 году, а новый закон ускорил эти процессы. Можно ли его считать идеальным? Конечно, нет. Ни один закон не идеален. Все законы дорабатываются и изменяются – в них вносят поправки, недочеты исправляются подзаконными документами. И в этом нет ничего необычного или страшного. Закон О рынке электроэнергии – документ, с которым можно и нужно работать. Это большое поле для деятельности и перспективы для всех, кто хочет что-то изменить.

– Достаточно ли двух лет, чтобы имплементировать его?

– Без сомнения – нет. Откровенно говоря, два года - это не что иное, как политический лозунг. В реальности выполнить эту задачу за два года невозможно. И все, кто «в теме» это прекрасно понимают. Заявления о том, что это реально не что иное, как желание «не потерять лицо» перед западными партнерами, поскольку в глазах западных партнеров они могут выглядеть недостаточно энергичными.

– Можно ли говорить о том, что этот закон уже оказывает влияние на рынок, и как его имплементация скажется как на экономическом развитии государства, так и на конечном потребителе?

– Безусловно, данный закон будет иметь как положительное, так и отрицательное влияние. Положительные изменения, это, как правило, долгосрочная перспектива, и коснется она, прежде всего, конечного потребителя: открытый рынок электроэнергии, конкуренция, возможность выбора поставщика услуг с лучшими условиями… Чтобы это реализовать, нужны годы. Для создания конкуренции необходимо время и желание. Мы наблюдали похожие процессы в других странах, и это всегда требует времени. Но западные компании 100% придут. К отрицательным изменениям в ходе реформирования можно отнести повышение тарифов на электроэнергию. К сожалению, эти изменения происходят первыми, и именно этот процесс конечные потребители могут ощутить уже сейчас.

– Вы упомянули опыт других стран, а как сейчас выглядит европейский энергетический рынок?

– В Европе существует несколько уровней либерализации энергетического рынка. Дальше всех в этом вопросе продвинулись так называемые страны Nordic countries: Норвегия, Швеция и другие государства Северной Европы. Например, в данной модели либерализации балансирование сетей происходит в рамках не одной страны, а целого региона. Успешно работает проект под названием NBS (Nordic Balance Settlement) - балансирование между странами в рамках скандинавского региона. Кстати, для этого проекта мы разрабатывали информационную часть.

В Западной Европе, где рынок, в принципе, либерален, системные операторы постоянно обмениваются информацией. Они исповедуют принцип: «открыто и доступно». У них нет проблем с ликвидностью, прозрачностью, однако они все еще не достигли таких результатов, как скандинавские страны.

Третий уровень либерализации характерен для стран Центральной и Юго-восточной Европы. Однако Украина и Беларусь к ним не относятся. Речь идет о Румынии, Словакии, Венгрии, Польше, и Балканских странах, которые сейчас пребывают в активной фазе процесса либерализации. В разных странах данный процесс был запущен в разное время, однако эти страны хорошо понимают, что он неизбежен и, что в данный момент они находятся в числе отстающих.

– В процессе реформирования рынка неизбежно повышается стоимость услуг ЖКХ, как европейцы реагировали на такие изменения: так же бурно, как в Украине?

– Украинцы бурно реагируют на повышение цен, но никаких действий не предпринимают. Например, если бы что-то подобное произошло во Франции, то французы обязательно бы объявили всеобщую забастовку: в стране не летали бы самолеты, не ходили поезда. Мы же реагируем бурно в соцсетях, на кухне, в маршрутках, в Facebook – и все.

Если привести в качестве примера Чехию (а мы не понаслышке знаем ситуацию изнутри, поскольку наш центральный офис находится в Чехии, и свою деятельность в сфере энергетики в 2000 году мы начали именно с этой страны), то либерализация рынка электроэнергетики здесь началась в начале «нулевых». Чехию точно так же, как и Украину, заняться реформированием и внедрять процессы либерализации заставил Европейский Союз. Потому что Чехия в свое время точно так же, как и Украина подписала договор о сотрудничестве с ЕС. Позднее был подписан договор об ассоциации, а затем и договор о членстве в ЕС. Главным же условием членства в ЕС является приведение законодательства «страны не члена ЕС» в полное соответствие с законодательством Европейского Союза и внедрение рыночных механизмов.

В Чехии такие механизмы вводились постепенно. Например, в 1999 году горячая вода и электричество в Чехии стоили очень дешево, но с каждым годом, эти услуги дорожали. Безусловно, что многие граждане были недовольны, однако со временем люди научились экономить. И уже никто не считает нормой ситуацию, как это было в 2000-х годах, когда при довольно теплой температуре за окном батареи работали на полную мощность при открытых окнах. Сейчас чехи себе такого даже представить не могут! Люди научились считать собственные деньги и экономить.

– Как долго длился процесс реформирования рынка в Чехии?

– Я не могу сказать, что он закончился – это процесс, который никогда не останавливается.

– Евросоюз для Чехии вводил временные ограничения в вопросах либерализации?

– Процесс либерализации рынка электроэнергии в Чехии осуществляется с начала 2000-х, и это постоянный процесс движения вперед. Это объясняется тем, что сам процесс имеет несколько фаз на пути реализации. Это именно то, что мы хотели бы увидеть и в Украине. Невозможно осуществить реформирование в один шаг – этот процесс может занять более 20 лет и очень важно понимать эти процессы и разделять их на логические фазы, которые будут успешно реализовываться одна за другой. Тем не менее, в соответствии с существующим Законом, рыночные механизмы должны запуститься к середине 2019 года, и это несмотря на понимание всеми участникам рынка, что большинство из этих механизмов в 2019-м будут не актуальными или бессмысленными. Даже если их запустят, что на самом деле само по себе технически невозможно, они все равно не будут использоваться.

– Расскажите о европейском опыте Unicorn Systems?

– Наш основной долгосрочный чешский партнер – компания ČEPS, по сути это аналог украинского системного оператора НЭК Укрэнерго. Мы сотрудничаем с ними с самого начала, участвовали во всех фазах либерализации: внедрении всех рыночных процессов, создании рынка на сутки вперед, дневного рынка, внутрисуточного балансирования, рынка вспомогательных услуг и т.д. Формат и стратегия нашего сотрудничества предполагают разработку долгосрочных планов реализации тех или иных проектов. Например, в плане работы на пять лет распределены и утверждены определенные проекты, а соответственно компания четко знает, какой результат она получит на разных этапах реализации – через год, через три, через пять лет.

Еще один наш европейский опыт – это торговля/передача электроэнергии между Англией и Голландией (глубоководный подводный кабель для передачи электроэнергии). Данный процесс полностью управляется нашей информационной системой. Как это ни странно, но у системных операторов, использующих нашу систему, нет даже IT-отдела, и когда у их пользователя возникают проблемы, то он обращается в наш контактный центр.

– В условиях новой реальности как вы обеспечиваете кибербезопасность ваших проектов?

– Этот вопрос у нас в приоритете. У нас работает отдельная команда, занимающаяся кибербезопасностью, и все наши проекты, а также разработка программного обеспечения и его внедрение проходят внутренний аудит. Наша команда хорошо знает, как выглядят кибератаки. У нас внедрена система мониторинга. Мы постоянно совершенствуемся в вопросах кибербезопасности и стараемся в этом вопросе быть «в ногу со временем» и максимально обеспечить безопасность нашей системы. Не секрет, что взломать можно все. Мы же стремимся к тому, чтобы даже желание нас взломать для хакеров стоило слишком дорого…

– Ваш реальный вклад в либерализацию рынка Украины?

– По факту мы успешно завершили только один проект – создали для НЭК Укрэнерго электронную аукционную платформу по продажам пропускной способности линий электропередач на границах Украины. Импортер или экспортер электроэнергии в своей деятельности сталкивается с тем, что линии электропередач имеют свою определенную пропускную способность. Например, случилось так, что у вас есть излишки электроэнергии, и вы готовы ее продать, но в то время, когда электричество необходимо покупателю и  когда вы можете его сгенерировать, линии на передачу заняты, и вы физически не можете доставить покупателю товар. Вот для этого и нужна электронная аукционная платформа, которая позволит продавцу приобретать пропускную способность на линиях передачи электроэнергии в определенное время (аукцион рассчитан на продажу пропускной способности на весь год – ред.). Например, в октябре вы можете купить себе определенное количество пропускной способности с тем, чтобы передавать ее в ноябре.

– Насколько я знаю, вы сейчас участвуете еще в одном тендере Укрэнерго. Что за проект?

– Да. Мы принимаем участие в тендере на разработку и введение в эксплуатацию еще одной системы – так называемого «балансирующего рынка». Закономерно, что на любом рынке есть производители и покупатели и рынок электроэнергии не исключение. Есть тот, кто электроэнергию генерирует и есть тот, кому она нужна. И если объемы генерации, так или иначе, могут быть постоянными, то потребление может, и будет варьироваться. И очень часто планы не совпадают с реальным состоянием дел. В качестве примера, можно условно рассчитать, сколько ежедневно потребит каждый район Киева электроэнергии. Но никто не застрахован от форс-мажора, который в свою очередь должен быть учтен в расчетах: летом из-за сильной жары возрастает пользование кондиционерами и холодильными установками, зимой включают дополнительный обогрев, как следствие потребность в электроэнергии возрастает, и ее нужно докупить. Или наоборот: лето выдалось аномально холодным, а зима - аномально теплой, и электричество – в избытке. Именно такие «скачки в системе» и должен сбалансировать рыночный механизм называемый «балансирующий рынок». Мы хотим выиграть этот тендер Укрэнерго и внедрить в Украине качественную систему и реальный европейский рыночный механизм.

– Когда он будет проводиться?

– Он уже проходит, и если я не ошибаюсь, то 16 марта состоится раскрытие тендерных предложений.

– Кто занимается его финансированием?

– Это кредит Всемирного банка. И как бы это ни декларировалось, за это платит государство Украина, а соответственно налогоплательщики. Даже когда речь идет о том, что это якобы чужие деньги, поэтому можно покупать самое дорогое из того, что есть на рынке, необходимо понимать, что это не совсем так. Это не чужие деньги - это всегда деньги налогоплательщиков, граждан Украины.

– Традиционный вопрос о конкретных задачах и ближайших перспективах. И учитывая ваш европейский опыт работы, как можно помочь Украине модернизировать законодательство и приблизить реформирование рынка?

– Сейчас мы находимся в парадоксальной ситуации: изначально, кроме всего прочего, планировалось создать в Украине мощную и сильную энергетическую команду, которая должна была работать над осуществлением проектов внутри Украины. Мы нашли отличных специалистов, обучали и включили их в международные проекты, которые по нашим ожиданиям должны были бы в ближайшее время реализовываться в Украине. Наши специалисты получили знания, опыт и очень хорошо зарекомендовали себя.

Парадокс же заключается в том, что они настолько успешны и востребованы, что мои коллеги просто переманивают их для проектов в Западной Европе (Ирландии, Швейцарии, Албании). Наша компания участвует в нескольких крупных европейских тендерах. Некоторые из них мы недавно выиграли, остальные, надеюсь, выиграем в скором времени. Мы, без лишней скромности, очень успешная европейская компания. А в Украине с тендерами дела обстоят настолько сложно (откладываются, переносятся, попытки манипуляций…), что возникает мысль о том, что, возможно, нам просто не стоит участвовать в этих проектах и использовать наших специалистов для проектов в Западной Европе. И в таких реалиях я получаюсь между двух огней: с одной стороны, борюсь за проекты в Украине, а с другой - воюю с коллегами за хороших специалистов.

Наша компания действительно старается помочь Украине контролировать процесс реформирования и привести украинское законодательство к европейским стандартам. Мы подключаем к этому процессу и своих специалистов, и специалистов из партнерских компаний. Привлекаем лучших экспертов для работы в координационных группах, которые создаются в Украине. Наряду с лучшими экспертами мы стараемся предоставить Украине лучший европейский опыт и лучшие знания, имеющиеся у нас и наших коллег, а также всецело мотивируем своих специалистов к участию в открытых группах посвященных реформированию отрасли, которые создаются сейчас в Украине. И я надеюсь, что все у нас получится.


Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: