Украина может стать лидером рынка ветровой энергии в Европе, – глава Eurocape New Energy Ukraine

Глава Eurocape New Energy Ukraine Питер О’Брайан уверен, что через 20 лет ветряные турбины будут стоять по всей Украине, от границы с Россией до границы с Молдовой

Глава Eurocape New Energy Ukraine Питер О’Брайан уверен, что через 20 лет ветряные турбины будут стоять по всей Украине, от границы с Россией до границы с Молдовой

В Украине много рисков, но большие прибыли. Украина "сидит" на прекрасных ресурсах и инвесторы с интересом смотрят на ее рынок.

У Украины есть первоклассные энергоресурсы, в которые годами никто не инвестировал. Имеющиеся источники энергии исчерпаются и стране придется платить мировую цену за электричество. Из-за этого уже через 5-10 лет Украине, возможно, придется решать вопрос о том, где брать энергию и как избежать ситуации, как в ЮАР.

Если страна введет соглашения о закупке электроэнергии, которые будут соответствовать международным требованиям, то сможет получить сотни миллионов евро новых инвестиций. И уже через 20 лет ветряные турбины будут установлены по всей Украине, "от границы с Россией до границы с Молдовой".

Об этом в интервью НВ Бизнес рассказал Питер О’Брайан, глава Eurocape New Energy Ukraine, украинской "дочки" крупной европейской группы по производству возобновляемой энергии.

– Как вы оцениваете украинский рынок электроэнергии сегодня? Насколько он по формату работы похож на рынки стран Восточной и Центральной Европы?

– Я думаю, что законодательная структура очень хорошая. Также интересно, что с момента введения законодательства в 2009 году, оно осталось довольно стабильным. Когда иностранные инвесторы смотрят, то мы можем им сказать, у нас есть история, почти 10 лет. Люди говорят, что Украина нестабильна. Возможно, это так для других секторов, но в нашем все относительно стабильно.

Считаю, что одним из положительных изменений в законодательстве стала отмена барьера на получение зеленого тарифа локально. Думаю, это восприняли негативно на международном рынке. И теперь, когда их сняли, будет больше инвестиций, больше рабочих мест и больше поддержки энергонезависимости Украины.

В целом, в Украине много рисков, но большие прибыли. Страновой риск довольно высок, в первую очередь ввиду геополитики и ситуации на востоке страны. Но в плане инвестиций, инвестиционного потенциала и вознаграждения, ситуация довольно интересная.

– Что надо изменить на рынке и как его реформировать, чтобы он стал более интересным для инвесторов?

– Давайте я сначала скажу о секторе возобновляемой энергии, а потом об Украине в целом.

Приоритетом в секторе возобновляемой энергии является улучшение соглашения о закупке электроэнергии. Данное соглашение составлено НКРЭКУ, недавно в него были внесены изменения, которые поддержали ЕБРР и международные финансовые учреждения. Я считаю, что улучшений недостаточно, они должны продолжаться.

Мы тесно сотрудничаем с Корпорацией зарубежных частных инвестиций (OPIC), которая является подразделением американского правительства. И они упорно работали над тем, чтобы привести это соглашение о закупке электроэнергии в соответствие с международными стандартами.

Почему так важно это соглашение? Если оно соответствует международным стандартам, то оно увеличит доступ иностранного капитала к украинским проектам из сектора возобновляемой энергии. Это хорошо и для международных, и для украинских разработчиков, которые работают на этом рынке.

Хорошим примером служит Сербия. Как только они ввели соглашение о закупке электроэнергии международного класса, то получили 400–500 млн инвестиций. В этом году ведется 2–3 крупных проекта, которые появились сразу после введения этого соглашения. Это хороший пример взаимосвязи.

– Каким образом нужно развивать энергетику в Украине? На что надо делать ставку?

– Несколько лет назад в ОЭСР подготовили отчет по потенциалу возобновляемых источников энергии в Украине, и они пришли к выводу, что следует развивать ветряную энергию и биомассу.

В Украине много рисков, но большие прибыли

Я не эксперт по биомассам или солнечной энергии, мы занимаемся ветряной энергией. Но, на мой взгляд, в биомассах есть смысл, поскольку в Украине огромные сельскохозяйственные ресурсы. Соответственно, должно быть много побочных продуктов, которые можно превратить в энергию.

Что касается ветряной энергии, то через 20 лет вы увидите ветряные турбины по всей стране, от границы с Россией до границы с Молдовой.

Нужно понимать, что у Украины первоклассные ветровые ресурсы. Это интересно, так как сейчас говорят о проблемах и дефиците бюджета. Но в 21 столетии, если посмотреть на возобновляемые источники энергии и то, куда идет энергия, то у Украины хорошее положение.

Не вижу причин, почему она не может стать лидером рынка. Когда мы разговариваем с производителями ветровой энергии относительно направлений развития в Европе, Украина выступает одним из потенциальных рынков – размеры, ветряные ресурсы выше 7 м/с на высоте HAWP (ветряков – ред.)… Поэтому я бы концентрировал усилия на этих направлениях.

– Какую долю должна занимать альтернативная энергетика в украинском ТЭК?

– Я отвечу по-другому. Во-первых, должно быть намного больше, чем 1,5%. Во-вторых, давайте посмотрим на спрос и предложение во всей стране. Возьмем производство: в 1991 году, когда Украина стала независимой, у нее были отличные энергогенерирующие ресурсы. С тех пор почти не было инвестиций в электростанции. Давайте посмотрим на атомную энергетику: было три блока АЭС, которые остановили после Чернобыля. Их заменили двумя блоками – в Ровно и Хмельницком. Чистые потери электроэнергии составили 2 тыс. мегаватт. ТЭС фактически распадаются на части. Они недоинвестированы, наверное, за исключением станций ДТЭК. В них не вкладывали деньги с 1991 года. С гидроэлектростанциями (ГЭС) та же история, разве что, Всемирный банк вкладывал немного в них.

Если посмотрите на статистику, атомная энергия – около 57% сегодня, уголь – 35%, большие ГЭС – около 6%, возобновляемые источники энергии – 1,5%.

В среднесрочной перспективе (6–12 лет) кривые спроса и потребления энергии пересекутся в Украине.

 

Имеющиеся источники энергии исчерпаются. По словам регулятора, 88% из существующих энергомощностей полностью или практически износились. По их словам, Украине необходимо 16 гигаватт новых мощностей.

Вопрос: откуда они возьмутся? Я не думаю, что хватит частного капитала, международного капитала и государственного капитала, который мы все вместе вкладываем. И где же возьмется энергия через 6–12 лет?

Единственный ответ – это импорт из ЕС. Но для меня это разочарование, ведь Украина сидит на таких прекрасных ресурсах, но в них годами никто не инвестировал. Думаю, вопрос не в том, сколько должно приходиться на возобновляемые источники энергии. Вопрос в том, где брать энергию через 5, 10 лет и как избежать ситуации, как в ЮАР. Именно таким вопросом мы должны задаваться: откуда возьмутся энергогенерирующие мощности и будет ли их достаточно, чтобы удовлетворить спрос?

– Зачем, в принципе, необходимо развивать альтернативную энергетику в мире? Что это дает? Ведь альтернативная энергия дороже, чем атомная энергия, например…

– Отличный вопрос. Да, вы правы, альтернативная энергия дороже, если говорить о новых построенных станциях. Лучший пример – это атомная станция Hinkley Point в Британии, франко-китайский проект. Правительство Великобритании будет платить 10-11 евроцентов за киловатт-час. Это так же дорого или даже дороже, чем многие возобновляемые источники энергии.

Если мы говорим об атомной энергетике, то станции строили в бывшем СССР. Мощности полностью изношены. Вопрос в том, что делать, когда выйдут из строя станции советской эпохи. Строительство АЭС – это дорого. Импорт угля из США, Австралии, ЮАР – это не дешево. С ГЭС другая проблема: ввиду глобального потепления – это ограниченное количество энергии, ведь их сложно расширить для больших масштабов. Природный газ – он не дешевый.

Украине придется платить мировую цену за электричество. Думаю, время субсидий и схем уже в прошлом. Это хорошо, так как означает меньше коррупции в энергосекторе, чем было раньше.

Давайте поговорим о ветряной энергии. К 2020 году должен быть сетевой паритет. Сегодня ветер в паритете с природным газом, но к 2020-му должен быть на уровне цены угля.

Когда мы начали развивать ветряную электростанцию в Запорожье, мы изначально вырабатывали 2,5 мегаватт, затем мы достигли номинальной мощности в 3,0 мегаватт. Сегодня уже 3,6 мегаватт номинальной мощности. Диаметр лопастей вырос от 100 до 136 метров. Высота HAWP (ветряков – ред.) поднялась от 94 м до 117 м. Это меняется каждые 12–18 месяцев, и это снижает затраты.

Через 20 лет вы увидите ветряные турбины по всей стране

Через 5 лет, мне кажется, то же самое будет происходить и с солнечной энергией. Стоимость панелей снижается, и думаю, цена продолжит снижаться.

Если посмотреть на использование капитала в энергетическом секторе ЕС, то все деньги идут на возобновляемые источники. В уголь ничего не вкладывают, очень мало в природный газ. Рынок и в Европе, и в США, и в Азии движется в сторону возобновляемых источников энергии. Думаю, эта тенденция верна и для Украины.


EuroCape - международная группа компаний по производству возобновляемой энергетики на основных перспективных рынках Европы. EuroCape строит проекты вместе с ведущими международными производителями ветряных турбин. Компания эксплуатирует их, получая прибыли в долгосрочной перспективе от продажи энергии, полученной из возобновляемых источников. На сегодня портфель проектов EuroCape в сфере возобновляемой энергетики составляет более 2 тыс. МВт мощности. Подразделения EuroCape находятся во Франции, Германии, Италии, Монако, Польше, Румынии и Украине. EuroCape начала свою деятельность в Украине в 2008 году.


Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: