Только совместными усилиями возможно восстановить экономику, – Рожкова

Екатерина Рожкова рассказала о кредитовании и учетных ставках в Украине
Фото: NBU via Flickr

Екатерина Рожкова рассказала о кредитовании и учетных ставках в Украине

Национальный банк Украины с начала года наблюдает положительную тенденцию роста объема кредитов как физическим, так и юридическим лицам

У украинских банков есть деньги и они заинтересованы в том, чтобы на них зарабатывать. Впрочем, они не спешат снижать ставки, считая риски слишком высокими.

Таким образом, в Украине спрос на кредиты относительно небольшой из-за высоких процентных ставок, которые сейчас выше 10%. Для того, чтобы эти ставки снижались, нужна стабильная ситуация в экономике страны.

Кроме того, с 15 декабря 2017 НБУ повысил учетную ставку с 13,5% до 14,5% годовых. Эксперты прогнозируют, что она еще не раз может возрасти.

Заместитель главы Нацбанка Украины Екатерина Рожкова рассказала НВ Бизнес, что НБУ планирует делать с учетными ставками и банковской системой Украины.

– В прошлом году много говорилось о том, что банковская система должна пройти очищение, перезагрузку, а затем она начнет кредитовать. И вроде в этом году нужно уже видеть результаты. Уже есть результаты?

– Результаты есть, но они не такие, на которые мы рассчитывали. Возобновление кредитования происходит, но темпы не высоки. В первую очередь, мы наблюдаем восстановление потребительского кредитования. Это первый сегмент, на который банки обратили внимание после того, как были докапитализированы. И сегодня темпы выдачи новых потребительских кредитов достаточно высоки. Банки активно работают в этом сегменте.

Но мы понимаем, что для экономики важно кредитование самой экономики, чтобы она могла восстанавливаться. И здесь есть несколько серьезных причин, почему все идет медленнее, чем нам бы того хотелось. В первую очередь, это высокий уровень закредитованности большинства отраслей. Сейчас он немного снижается, но все еще недостаточно для того, чтобы банки могли предоставлять новые кредиты.

Почему такая высокая закредитованность? Очень многие предприятия имели кредиты в валюте, не имея при этом валютной выручки. И в результате девальвации эти долги увеличились, а возможность предприятия генерировать денежный поток для того, чтобы их обслуживать, осталась на том же уровне, если не снизилась. И поэтому сейчас очень сложно восстановить свой уровень и выйти на нормальное обслуживание и возможность получить дополнительные оборотные средства.

Кроме того, очень высокий уровень неработающих кредитов в банковской системе. Что нужно для кредитования? Во-первых, чтобы банковская система была докапитализирована. Во-вторых, надо восстановить ресурсную базу в банках для того, чтобы ликвидность банковской системы не просто стабилизировалась, но и начала расти. Это уже происходит. Надо, чтобы процентные ставки снижались. Это все благодаря финансовой стабилизации, которую в результате внедрения новых подходов к монетарной политике имплементировал Национальный банк.

Таким образом, сегодня мы имеем капитализированную, ликвидную банковскую систему, абсолютно четкий тренд на снижение процентных ставок. По валютным депозитам они на историческом минимуме, а по гривне – на шестилетнем историческом минимуме. То есть они уже такие низкие, которыми почти никогда не были в нашей стране. И это отражается на стоимости кредитных средств.

Но кредиты для бизнеса до сих пор дорогие. Почему это происходит?

– Если мы сравним кредиты для бизнеса в странах Европы с нашими, ставки выше. Но и ставки по депозитам все еще выше. Да, они сегодня не 30%, а 14%. Но банку необходимо иметь разницу между привлеченными средствами и теми, которые отдают в кредиты. С чего это различие формируется? Во-первых, есть обычные затраты, которые нужно перекрывать, но есть понятие кредитного риска, и он все еще высок. Уровень плохих кредитов в банковской системе превышает 55%. Конечно, когда банк выдает новый кредит, он будет закладывать этот повышенный риск. Почему есть плохие кредиты? Потому что сегодня работа с проблемными активами затруднена прежде всего нежеланием крупных заемщиков урегулировать эти вопросы с банками: они хотят, чтобы им все простили, а так не бывает. Во-вторых, они пытаются манипулировать законодательством, чтобы не регулировать эту задолженность. В-третьих, нужно научиться договариваться. Заемщики, которые не платят свои долги, должны понять, что если они хотят, чтобы их бизнес существовал долго, они должны беречь свою репутацию, уметь договориться с кредитором и урегулировать это. В противном случае, ни один банк никогда не даст им дополнительные займы ни в Украине, ни за ее пределами.

Специалисты, работавшие за рубежом, говорят, что в большинстве стран начинается рост экономики, если процентная ставка ниже 10%. Когда у нас будет такая ставка?

– Национальный банк влияет на уровень процентных ставок путем установления своей ключевой ставки – учетной. А она сильно зависит от прогнозируемого уровня инфляции, поскольку Нацбанк перешел в своей политике к таргетированию инфляции. Не фиксации того, что есть, а прогнозу на будущее и управлению тем, что будет через год. Поэтому это вопрос не только в Национальный банк. На сегодняшний день очень много говорилось о том, что уровень инфляции сейчас выше, чем ожидалось ранее. И это в первую очередь из-за подорожания продуктов питания вследствие низкого урожая фруктов и овощей и расширение экспорта мясо-молочной продукции, а также из-за повышения себестоимости товаров и услуг благодаря росту заработных плат. При этом, рост экономики не произошел такими же темпами. Эти факторы толкают инфляцию вверх, и Нацбанк своей ставкой вынужден реагировать на это.

В следующем году в бюджете прогнозируется инфляция на уровне 7%. Это означает, что учетная ставка может быть ниже или близкой к этому?

– В любом случае мы прогнозируем и определяем свою учетную ставку с учетом прогнозного уровня инфляции. Если мы будем видеть, что рисков относительно роста инфляции нет или они снижаются, причин для проведения жесткой монетарной политики не будет. Если же мы будем видеть существенные риски, то будем вынуждены проводить более жесткую монетарную политику.

А какие риски вы сейчас видите?

– На инфляцию влияет очень большое количество факторов. На какие-то мы можем влиять на отдельные – нет. Потому что темпы роста цен зависят, например, от внешней среды, от того, что происходит за пределами Украины. Наше государство влияет в первую очередь на внутреннее потребление. Это дает очень быстрый толчок для инфляции. Если бы мы видели структурную перестройку экономики и экономический рост, который был бы сбалансированн соответствующим ростом потребления, то это было бы нормально. Пока здесь у нас диспропорция, и это является основным риском, который мы видим.

То есть как только у нас растет экономика, люди начинают больше потреблять, но мы не видим, что люди инвестируют?

– Когда пропорционально растет экономика и потребление – это нормально. Но когда потребление растет быстрее, чем экономика, есть основные риски, которые негативно влияют на уровень инфляции.

Что вы делаете для того, чтобы кредиты для бизнеса и для рядовых граждан стали более доступными?

– Мы можем действовать монетарными инструментами. Это ключевая ставка. Она понижалась достаточно долгий период времени – с 30% в начале 2015 года, и пришла к сегодняшнему уровню 14,5%. И мы видим, как сегодня работает наш трансмиссионный механизм. На изменение ставки реагирует межбанковский рынок, рынок ценных бумаг и соответственно реагируют депозитные и кредитные ставки. Кроме того, сегодня мы пытаемся снизить риск кредитования двумя путями. Во-первых, ужесточив требования к коммерческим банкам при оценке новых кредитов для того, чтобы премия за риск в банке была минимальной. Это новые кредиты и новое кредитование. Во-вторых, мы активно работаем над тем, чтобы помочь им урегулировать проблемные кредиты, освободив их ресурсы, и опять же не закладывать.

И какие шаги?

– Первое – это законопроект о кредитном реестре: он даст возможность управлять новыми кредитами и их качеством, помогать банкам это делать. Второе – законопроект о создании компаний по возврату активов. Он фактически создаст вторичный рынок для урегулирования плохих активов.

Такой государственный коллектор?

– Это не государственные компании. Мы говорим о создании условий для работы таких компаний. Они могут быть разные. И мы надеемся, что первые из них будут компании с международными инвесторами, такими как EBRD или IFC, которые имеют репутацию на рынке, и смогут и предоставлять сервис, и привлекать инвестиции в активы, нуждающиеся в восстановлении.

То есть сейчас есть такой законопроект?

– Да есть. Еще один законопроект, уже давнишний, о котором уже многие забыли – об усилении защиты прав кредиторов. Он очень тяжело идет, но нельзя опускать руки. Очень трудно разъяснять заемщикам, особенно тем, которые не хотят ничего платить, что надо все-таки урегулировать эти вопросы. Но мне кажется, что эту работу надо продолжать и мы будем это делать как Национальный банк.

Можем ли мы надеяться, что потребительские, ипотечные и автомобильные кредиты станут доступнее в следующем году?

– Я верю в то, что благодаря нашему инструментарию, правильному управлению и сотрудничеству с правительством в части управления инфляцией мы все-таки будем выходить на прогнозные показатели, а значит она будет снижаться. Будет снижаться наша учетная ставка, а значит и стоимость ресурсов. Но надо понимать, что у нас пока недостаточно качественных платежеспособных заемщиков. Потребительские кредиты обычно не очень велики и здесь проще. Но когда мы говорим об ипотеке, кредитовании автомобилей, надо понимать, что качество заемщиков остается все еще низким, и банкам трудно это делать. Кроме того, существует запрет на взыскание залога в отношении ипотеки. Его нужно снимать, потому что пока запрет будет существовать, никто не будет нормально кредитовать ипотеку.

Если все эти меры, законопроекты будут приняты, то что мы увидим?

– Если они будут не только приняты, но и реализованы. Это очень важно, потому что сейчас действуют законы, по которым заемщик должен возвращать свой долг. Но он почему-то не погашает, идет в суд, пытается получить какие-то решения, делает фиктивные банкротства. Поэтому важно не только принятие, но и правильная имплементация этих законов. И в конце концов понимание всех игроков – это и бизнес, и банки, и законодатели, и судебные органы – только совместными усилиями возможно восстановить экономику и достичь того уровня инфляции, который заложен в бюджете следующего года. Восстановление экономики не может состояться без банковских кредитов, пока будут существовать проблемы с плохими долгами, пока будут приниматься не совсем корректные судебные решения. Нужно понимать, что это совместная работа. Этот момент уже урегулировали, когда принимали бюджет на 2018 год.


Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: