Посол Израиля в Украине рассказал, почему важно перенять опыт других стран, а не копировать его

Белоцерковски считает, что украинцам нужно выстраивать экономику самостоятельно
Фото:Наталья Кравчук / НВ

Белоцерковски считает, что украинцам нужно выстраивать экономику самостоятельно

Элиав Белоцерковски – о том, как Украине сформировать наиболее подходящую модель экономики

Сегодня у украинских граждан слишком мало поводов для оптимизма. Война на востоке продолжается, а экономика страны и доходы населения растут не так быстро, как бы этого хотелось. Но мы решили найти такой повод.

Для этого обратились в посольство Израиля в Украине – страны, которая построила сильную экономику в таких же, как у нас, а может даже более сложных условиях. Как же они это сделали?

В истории Израиля была бедность, война и технологическая отсталость. Впрочем, сейчас эта страна намного богаче Украины. Объем ВВП на душу населения превышает украинский в 17 раз. В чем же особенность Израиля?

НВ Бизнес решило спросить Элиава Белоцерковски, Чрезвычайного и Полномочного посла государства Израиль в Украине. 

– Ваша страна находится в непростых обстоятельствах на протяжении долгого периода времени. Какие основные принципы помогают вам строить успешную экономику?

– Я бы сказал, что у нас определенный парадокс. Потому что в Израиле нет полезных ископаемых. Только два года назад нашли залежи газа, которые не реализованы еще. Но в принципе все свое существование у Израиля не было полезных ископаемых. Несмотря на то, что это считается проблематичным, нам это пошло на пользу. Потому что экономика Израиля, она построена на принципе, что единственный ресурс Израиля – это люди. Задача правительства Израиля и руководящих органов власти – это именно создать ту систему, которая позволит каждому члену общества максимально реализовать свой потенциал.

– Люди – это хорошо. Но нам говорят, что для того, чтобы Украина хорошо развивалась и быстро выросла, ей необходимы инвестиции. И называются большие цифры – $200 млрд на протяжении 20 лет. Как можно построить свою экономику, если есть только люди, а нет денег?

– Что значит нет денег? В Израиле мы строили свою экономику на базе развития науки. Простой пример. Когда начали основывать Государство Израиль – это было примерно 120-150 лет тому назад – те люди, которые приехали… Тогда это была отдаленная провинция Османской империи. Те люди, которые приехали, кстати, большинство из них приехали именно из Украины, они понимали, что секрет каждого процветающего государства – это сельское хозяйство. Это база любой экономики. Но никто из них не был специалистом по сельскому хозяйству. Потому что большинство из них приехали из царской России. В царской России евреям не разрешалось владеть землей. И среди них не было земледельцев. И тогда они обратились к агрономам, к экспертам в Европе за помощью.

И тогда создалась эта очень особенная связь между агрономами, экспертами в области сельского хозяйства и земледельцами, аграриями. И поэтому, вопреки другим странам, где аграрии очень консервативны, каждый сеет так, как сеял его отец, его дед и так далее, и они очень боятся изменений. Аграрии Израиля как раз наоборот. Они постоянно жаждут новых методов, новых технологий. И поэтому сельское хозяйство Израиля считается одним из наиболее наукоемких, наиболее усовершенствованных. И результаты говорят сами за себя.

– А как дальше пошло дело?

– После того, как создалась эта база, которая уже начала приносить определенные дивиденды, началось развитие других отраслей, в наукоемких областях. Дело в том, что в Израиле нет крупных компаний. Но есть очень существенная поддержка государством различных инновационных технологий. Что это значит? Скажем, есть инженер или какой-то другой человек с техническим образованием. У него есть идея какого-то продукта. Этот человек излагает эту идею и за очень небольшую плату он подает эту идею в определенный офис, который называется офис главного ученого в Министерстве экономики Израиля. То, что он предлагает, – это не научное достижение, а именно практическое.

Продукт, который можно будет продавать. И тогда его предложение проходит два этапа. Первый – это тест, насколько можно реализовать технически то, что этот человек предлагает. Сидят эксперты и проверяют. Затем он проходит маркетинговый анализ. Если это можно реализовать технически, будет ли на это спрос, нужно ли это. Если он прошел эти два этапа, то следующий этап – это ему предлагают открыть компанию либо отдельно, либо присоединиться к тому, что мы называем технологическая теплица.

Технологическая теплица – это организация, в которой работают стартапы. И теплица передает ему 80% от бюджета, который необходим на создание прототипа этого продукта. Почему ему выплачивают 80%? Потому что по израильской психологии мы не даем все. Сам антрепренер должен тоже что-то вложить. Либо найти кого-то, кто вложит в его продукт. И теплица, как правило, помогает ему найти подходящего инвестора на эти 20%.

Но государство берет на себя 80% риска за инвестицию в компанию. И через два года этот человек уже имеет прототип. А когда у него есть прототип, ему гораздо легче найти инвестицию из венчурных фондов или от каких-то частных инвесторов. Но государство играет очень существенную роль. Если компания преуспевает, есть инвестиции и они начинают производство, начинают продавать этот продукт, то тогда он платит офису главного ученого определенные проценты за то капиталовложение государства в начальной стадии его компании.

Выплачивает с процентами. А если этот проект не удается, то это получает как грант – безвозмездно. И большая часть бюджета сегодня, вкладываемого в эти компании – это бюджет, база которого – это дивиденды. Их платят те компании, которые были успешным.

Государство берет на себя 80% риска за инвестицию в компанию

– Мне представляется, что стартап – это маленькая часть экономики. А вы говорите об этом, как об основополагающей вещи в Израиле.

– В Израиле это очень существенная часть. Тут не только экономический индикатор важен. Например, если вы говорите с детьми, кто их герой, то вам скажут Рональдо, Месси. Это само собой разумеется. Но вам не назовут имена антрепренеров, которые считаются легендарными в Израиле. Предприятия, которые преуспели, сегодня это компании с мировым именем.

– В Украине сейчас много говорят о реформе медицины. Мы должны отойти от социалистической медицины, что-то сделать другое. Но никто до конца не понимает. А как в Израиле это устроено? И почему у вас самая лучшая медицина в мире?

– Я не думаю, что она самая лучшая. Но я знаю, что у нас очень хорошая медицина. Я думаю, одна из причин – это то, что в Израиле есть обязательное медицинское страхование. Это значит, что каждый гражданин Израиля имеет медицинскую страховку. И каждый платит. Если это дети, то за них платят их родители. Если есть какие-то социальные случаи, то за них платит государство. Но каждый имеет медицинскую страховку. И осуществление медицинской помощи проходит через то, что мы называем больничные кассы. Есть три таких больничных кассы, которые получают деньги от государства за каждого пациента. Среди них существует конкуренция. А конкуренция за счет постоянного улучшения сервиса.

Более того, эти кассы также зарабатывают деньги посредством предоставления услуг, которые не находятся в базовой корзине медицинских услуг, которые каждому гражданину полагаются. Могу привести пример. Сейчас это популярно, предлагают иглоукалывание. Это альтернативная медицина, это не входит в корзину. Но касса продает тем, кто заинтересован, вот такие услуги. Это доход, который идет в больничную кассу. И это структура, которая очень хорошо действует. Потому что есть база – это обязательное медицинское страхование, это деньги, которые идут в кассу государства. Часть из них переходит в больничную кассу, а часть из них переходит в больницы и идет на улучшение сервиса больниц и также на различные инновационные технологии.

– В США похожая система, но там постоянно недовольные, постоянно говорят о том, что нужно перераспределить, больше брать налогов.

– Люди довольны или не довольны – этого я не знаю. Мы всегда стараемся все улучшать. Все время есть движение вперед, все время есть динамика. Израильтяне – это люди, которые на месте просто так не сидят. Им постоянно нужно что-то делать, что-то изобретать. Кроме того, еще одна характеристика израильтян, которая может быть интересна, – это то, что у нас провал – это часть процесса. Неудача – это часть процесса обучения. Большинство стартапов проваливаются. Но в Израиле человек получал грант на свой стартап. Провалился. Он может пойти домой, спокойно подумать, в чем была проблема, как ее можно исправить, и обратиться еще раз за помощью, и он ее получит. То, что он провалился первый раз, это не значит, что второй раз он тоже провалится. Даже наоборот. Он знает, что нужно сделать, и часть ошибок он уже не сделает. Это тоже позитивная характеристика в Израиле. Это такая культура инноваций, культура антрепренерства. Это все очень развито в Израиле.

Можно учиться друг у друга, но брать и то же самое делать – это, на мой взгляд, обречено на провал

– Очень популярны сейчас высказывания, что Украине не нужно изобретать велосипед. Нужно посмотреть, что делали в Европейским Союзе, сделать те же реформы и у нас наступит Европа здесь. Как вы относитесь к такой идее?

– К нам очень часто обращаются и приезжают эксперты из Украины, чтобы посмотреть на нашу систему, и наши эксперты приезжают сюда. Когда меня или моих коллег спрашивают, какие уроки Украина может извлечь из израильского опыта, у нас всегда один ответ. Какие уроки – это должны сказать наши украинские коллеги. Наша задача – это поделиться опытом и показать, как это происходит в Израиле. Но это только украинцы могут знать, что из этого может подойти Украине. И никакие израильские модели копировать Украине не нужно. Нужно посмотреть и выбрать то, что наиболее подходит украинской действительности, украинским культурным характеристикам, украинской экономике и так далее. Скопировать модель – это неправильно. Я думаю, что Украине нужно выработать свою модель, которая подходит ей, которую тоже не нужно будет копировать в другие страны. Потому что у вас своя специфика, у нас своя специфика. Можно учиться друг у друга, но брать и то же самое делать – это, на мой взгляд, обречено на провал.

– Когда говорят о таких вещах, говорят о том, что обычно более успешны страны, которые построили более либеральную экономику. Сделали меньше различных ограничений, дали возможность людям развиваться, меньше регулирования. То же самое в Израиле или там много регулирования?

– То же самое в Израиле. Конечно, свободный рынок и свободная экономика – это одна из баз. Это уже общепринято и является основой капиталистической системы. В Израиле есть определенная регуляция. Но есть сферы, на которых есть какое-то определенное движение в сторону либерализации. Например, вопрос трудоустройства. Здесь существует служба занятости. Примерно такая же организация существует в Израиле. Это государственная служба. Человек, который потерял работу, обращается к этой службе, и они стараются ему найти работу.

Несколько лет назад в Израиль вошла одна из компаний. Она предложила свои услуги по поиску работы безработным по стране. Она предложила вместо выплаты пособия по безработице на протяжении шести-восьми месяцев, поскольку на этот срок обычно рассчитывается поиск работы, найти ему работу за два-три месяца. А те деньги, которые служба должна была бы ему платить за эти месяцы, половину забирает за эту услугу компания, а половину экономит государство. Это новый подход к теме, которая была традиционно под государством. Есть другие области – например, образование. В Израиле такой твердый подход.

У нас почти нет частных школ. Почему? Потому что тут тоже смотрят на сплочение населения. Если будут частные школы, то тогда преимущество у более престижной школы, и более богатые, более состоятельные люди смогут отдавать детей в более престижные школы. Это хорошо и не хорошо. Потому что получается так: если у тебя есть деньги – твои дети получают хорошее образование. А если у тебя денег нет – то они не получат хорошего образования. Тогда нужно среднее повышать. Иначе получается разрыв.

Я видел страны, в которых элита, которая училась в таких хороших школах, просто уезжает. Потому что среднее очень низкое. Если среднее очень низкое, то их возможность найти подходящее трудоустройство не высокая.

В Израиле много стартапов проваливаются. Но человек может пойти домой, спокойно подумать, в чем была проблема, как ее можно исправить, и обратиться еще раз за помощью, и он ее получит.

– А в медицине тот же подход?

– Совершенно верно. Это капиталистическое государство, но у нас есть социальные параметры, для того чтобы не было острого разрыва между слоями населения.

– Ваша страна находится долгий период времени в войне. Как в этой ситуации вам удается сохранять работающую экономику?

– Мы находимся в состоянии конфликта с момента создания Государства Израиль. Но что очень важно. Во-первых, несмотря на конфликт, наши люди продолжают жить. Им нужны рабочие места, они посылают своих детей в школы. Все это продолжается. То есть конфликт почти не чувствуется. Люди, которые приезжают в Израиль, если они ходят по Тель-Авиву, то они видят, что Тель-Авив – это город полный кафе, кинотеатров, различных культурных мероприятий. Проводятся марафоны, целую ночью открыты музеи. В Иерусалиме и других городах то же самое. Поэтому культурная жизнь Израиля и экономическая жизнь все время продолжается. Да, есть конфликт, но с этим можно жить.

– Некоторые инвестиционные компании говорят, что мы не будем вкладывать деньги в Украину, потому что там война и большой риск. С Израилем тоже так получается?

– У нас такого нет. Например, в Израиле находятся представительства свыше 250 международных корпораций. Они инвестировали и открыли научно-исследовательские центры. Они это делают не потому, что они любят Израиль, а потому, что эти центры зарабатывают деньги. Если есть выгода и есть стабильная экономическая структура, включая законопроекты, стабильная политическая ситуация. Все это в Израиле есть и поэтому нет никаких опасений со стороны компаний.

– Есть мнение, что Израиль во многом существует благодаря поддержке США и большим средствам, которые в него вливаться. Насколько это соответствует действительности?

– Так было много лет тому назад. Сейчас это все иначе. Я думаю, что сегодня Израиль преуспевает. У израильских граждан довольно высокий уровень жизни, на уровне европейских стран. Есть сотрудничество со США в области оборонной промышленности. Там есть определенные поддержка США, потому что наши затраты на оборону очень высоки. Нашей экономике очень трудно покрыть все эти затраты. Поэтому часть из них есть поддержка США.

– А насколько эта поддержка в прошлом сыграла ключевую роль?

– Я не могу вам на это ответить. Но я могу сказать одно. Израильская экономика не зависит от внешней поддержки. Экономика базируется на реализации потенциала наших граждан. Это самое важное. Все инвестиции в Израиль… В прошлом году было, по-моему, $17 млрд. Это инвестиции компаний, которые вкладывают деньги в Израиль, чтобы заработать в будущем.

– Как посол в Украине, какие вы ставите задачи? Чтобы вы бы хотели видеть в конце своего срока службы?

– Я не вижу еще конца моего срока. Я очень хочу, чтобы наши страны стали ближе друг к другу во всех индикаторах. Месяц назад мы проводили совместную экономическую комиссию. Был один из самых важных министров нашего правительства. То есть очень большой обмен, очень большая динамика и есть очень позитивное русло для движения наших отношений. Я очень рад этому. Я думаю, что мы продвигаемся в этом направлении. И я очень надеюсь, что я смогу тоже внести свою лепту.

Украина 2020. Экономика

Не пропустите! Уже завтра, 18 октября, состоится лекция НВ «Экономика 2020». Новый курс или старые реформы? Приватизация или откаты? Доллар по 8 или 50? Рост или дефолт? Спикеры: Андрей Коболев, Виктор Пинзеник, Оксана Маркарова, Ольга Гуцал.

Попасть на лекцию
Ukraine-2020

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: