Мы попрощались с компаниями, которые присосались к нам. Эксклюзивное интервью с новым главой ПриватБанка

Александр Шлапак делится своими планами на посту председателя правления национализированного ПриватБанка
Фото: Наталья Кравчук

Александр Шлапак делится своими планами на посту председателя правления национализированного ПриватБанка

Председатель правления национализированного ПриватБанка о первых достижениях в оздоровлении банка и дальнейшей стратегии развития

Новый председатель правления ПриватБанка Александр Шлапак дал первую пресс-конференцию после завершения процесса национализации крупнейшего в стране кредитно-финансового учреждения. НВ Бизнес удалось пообщаться с известным финансистом во время и после его брифинга. Мы публикуем основные тезисы банкира относительно текущей работы банка и его дальнейшего развития.

- В каком состоянии сейчас ПриватБанк?

- ПриватБанк на сегодня – это 22 млн счетов, 40% депозитов банковской системы, 60% всех платежей и почти 70% кредитных карт в нашей стране. Банк сегодня обслуживает около 60% зарплатных проектов. То есть мы имеем дело с сердцевиной банковской системы в стране.

На поддержку банка было направлено 116,8 млрд грн из государственного бюджета. На сегодня в банке 109 млрд ликвидных активов. Из них в кассе и банкоматах 9 млрд грн, на корсчетах в других банках и в НБУ – 21 млрд грн, а еще облигации в размере 79 млрд грн. Таким образом, активы покрывают 63% всех обязательств. Могу заверить, что ни одного другого банка в Украине, который имел бы такую ликвидную позицию, нет.

В течение периода турбулентности мы потеряли почти 30 млрд своих пассивов. Падение происходило до 26 января, потом нам удалось стабилизировать работу. Если брать цифры с начала года, то мы уже выходим в плюс по гривневому ресурсу.

Что касается долларового портфеля, то имеем отток в 95 млн грн. Но, это ресурс достаточно дорогой и мы не имеем особых долларовых активов, он создает дискомфорт и довольно большую открытую валютную позицию. Поэтому мы расстаемся сейчас с теми, кто хочет забрать инвалюту.

- Как чувствует себя корпоративный бизнес?

- В части работы с юридическими лицами все гораздо лучше. На сегодня мы полностью восстановили ситуацию с текущими счетами и депозитными.

Малый и средний бизнес – это та прослойка, на которую мы рассчитываем. МСБ не такой эмоциональный и лучше прикипает к банку и его корпоративной культуры, вот почему мы практически не имели потери по МСБ.

- Возвращает ли банк рефинансирование НБУ?

- Суммарно по рефинансированию НБУ в определенные периоды цифры доходили до 55 млрд грн. Когда мы принимали ПриватБанк, то для его поддержки было предоставлено более 44 млрд грн. Причем последние 25 млрд уже предоставлялись за время работы временной администрации, тогда была необходимость поддерживать корсчет банка и кассу. Мы отдали уже почти 33 млрд грн ресурса, еще около 15 млрд грн осталось. В ближайшее время мы с НБУ проведем переговоры и договоримся об условиях погашения этого рефинансирования.

- Какой будет стратегия работы банка, как государственного?

- В течение этого времени мы работали над стратегией развития банка. Среди стратегических целей банка – понемногу делать нашу работу прибыльной. Банк, после того как сформировал резервы, имеет убытки в 135 млрд грн. Это астрономическая сумма, поэтому нужно чтобы уже этот год был прибыльным и, в дальнейшем, выходить на положительную динамику развития.

Мы видим ПриватБанк как лучший сберегательный банк в Украине. Мы планируем работать в основном с физическими лицами, физлицами-предпринимателями и МСБ, и не планируем особо сильно сотрудничать с крупным бизнесом. В этом году около 100 филиалов будут передислоцированы и еще 63 новых филиала мы планируем открыть.

В 2017 году, по нашим расчетам, мы сможем лишь по физическим лицам и за счет зарплатных проектов добавить больше 11 млрд грн пассивной базы. Мы хотим довести с 60% до 75% долю зарплатных проектов.

Что касается кредитования, то за следующий год мы хотим более 5 млрд грн кредитов выдать физическим лицам, 5 млрд грн – корпоративный сектор и 5 млрд грн – для МСБ.

- Основное преимущество Привата была в его технологичности, что теперь?

- Вне всякого сомнения, мы хотим сохранить технологичность банка. Банк уже уникален тем, что почти 50% доходов собирает не за счет процентных доходов, а по операционным. Мы будем активно развивать интернет-банкинг и хотим поощрить перейти на удаленное обслуживание около 500 тыс. клиентов. На 15% планируем увеличить позиции на рынке относительно POS-терминалов и торговых точек.

У нас появились новые корпоративные клиенты – местные бюджеты, коммунальные предприятия. Это те тендеры, которые выиграны ПриватБанком. И это одно из перспективных направлений в будущем. В нашем портфеле есть предложения, которые мы можем предложить и местным бюджетам и органам центральной власти. В прошлом году у нас была программа "теплые кредиты", в которой принимали участие органы исполнительной власти и коммерческие банки. Это наиболее успешная государственная программа. Вы уже слышали, наверное, о так называемом электронном билете во Львове. И мы хотим таких программ сделать два десятка до конца года. Мы работаем над несколькими чрезвычайными проектами в Днипре, есть планы встретиться с мэром Киева. С помощью таких инструментов бюджеты развития будут использоваться максимально эффективно.

- P2P-проекты продолжите развивать?

- Так называемая программа КУБ (Страна успешного бизнеса) банком ведется около года и довольно успешно. Проблемы с этим продуктом составляют всего лишь 1,7% от общего количества выданных кредитов. На сегодня около 0,5 млрд грн таких займов выдано и мы планируем эту цифру увеличить в 4 раза до конца этого года, мы увеличим лимиты на нее.

Программа невероятно важна для государства, поскольку она помогает тем людям, которые на сегодня остались без работы, тем людям, которые имеют свой собственный бизнес в такую непростую минуту. Около 300 тыс. рабочих мест таким образом создано и мы беремся эту цифру довести до 1 млн до конца этого года.

- Вы сказали, что Приват станет сберегательным банком, но у государства уже есть Ощадбанк...

- Да, у государства оказались два сберегательных банка. И мы планируем договориться и по вопросам процентной политики, и о возможном разделе рынка. Ранее ПриватБанк больше работал с корпоративным сектором и мало занимался МСБ, поэтому мешать пока друг другу мы не будем. А в дальнейшем уже правительство решит, что делать с двумя сберегательными банками.

- Когда банк выставят на продажу?

- Вопрос о продаже банка нужно задавать Минфину. Я не уверен, что мы готовы к продаже. Из 200 млрд грн активов в портфеле банка 170 млрд являются плохими. Надо решить, что с ними нужно делать, и только после этого можно говорить о продаже, потому что с таким грузом никто не будет заинтересован в покупке ПриватБанка.


Олександр Шлапак (зліва) під час зустрічі із журналістами

Александр Шлапак (слева) во время встречи с журналистами


- Чем Приват будет отличаться от остальных государственных банков?

- Вы являетесь клиентом ПриватБанка?

- Да.

- А обслуживались в других государственных банках?

- Имела такой опыт.

- Тогда вы сами знаете ответ на этот вопрос. Мы очень ценим то, что имеем. Вы когда звоните по телефону в ПриватБанк, вам говорят: «Госпожа Леся, добрый день». Потому что вас уже знают. В колл-центре девушки не просто знают, кто звонит, скандальных клиентов берут старшие сотрудники, или у кого нервы покрепче. Именно это и есть корпоративная культура, именно этим банк будет отличаться в первую очередь.

ПриватБанк – это колоссальная машина, которая на сегодня является уникальной с точки зрения предоставления услуг рядовому клиенту, когда кредит можно оформить в течение получаса. А насчет ставок, то это наша совместная работа вместе с Ощадом. Будем работать так, чтобы ставки в государстве снизились, чтобы банки вернулись к кредитованию и ипотечных программ, и других.

- Кстати, председатель НБУ Валерия Гонтарева в последнем интервью журналу Новое Время намекнула, что в процессе изменения стратегии развития государственных банков ПриватБанк может сосредоточиться на ипотечном кредитовании. Это так?

- Хотелось бы, но сейчас этот рынок для нас является чрезвычайно рисковым. Мы ищем новый инструмент, с которым можно было бы поработать на ипотечном рынке. Но после того, как все банки обожглись на ипотеке, и при сегодняшнем уровне процентных ставок, нам там нечего делать. Возможно, с помощью государства, если бы оно давало компенсации процентной ставки, или путем договоренностей с местными муниципалитетами нам удастся найти формулу, согласно которой эти кредиты будут доступны нашим гражданам.

- Раньше в системе ПриватБанка работал лизинговой бизнес. Вы оставляете его в банке?

- Он остается. Мы собираемся работать по лизингу с сельхозтехникой. Но раньше банк выдавал кредиты нескольким компаниям, которые присосались к банку, которые выступали лизингодателями. Мы с этими компаниями попрощались. Сейчас непосредственно лизинговые программы ведет банк.

- В последнее время активизировалась маркетинговая политика А-банка, который связывают с бывшими акционерами. Вы какие-то связи с ними еще имеете?

- Да. До недавнего времени А-банк фактически был «филиалом» ПриватБанка. То есть использовал все сервисы так же, как любой филиал. Все, вплоть до выплаты заработной платы, все делалось через Приват. С момента национализации мы перевели на аутсорсинг то, что они не могут забрать себе. Это отдельные ИТ-шные функции, которые они не могут пока реализовать сами, поскольку просто не имеют специалистов. Мы имеем договоренности, что до конца года они полностью перейдут на собственный продукт.

- Они платят за эти услуги?

- Да, но что платят, это наши с ними отношения.


Олександр Шлапак пообіцяв НВ Бізнес нову зустріч після закінчення аудиту в банку

Александр Шлапак пообещал НВ Бизнес новую встречу после окончания аудита в банке


- Что вы будете делать с дочерними структурами за рубежом?

- Пока рано об этом говорить. Касательно латвийского банка, у нас осталось 46% латвийского банка. Сейчас правительство обдумывает, оставлять долю или продавать. Относительно британской компании СПВ, то она у нас на балансе и будет оставаться там.

- Что вы будете делать с кипрским ПриватБанком?

- Сложная ситуация с нашим кипрским филиалом. Мы разблокировали счет кипрского филиала, уже две недели выполняем свои обязательства перед физическими лицами, вкладчиками и начали выполнять свои обязательства перед юридическими лицами.

Кроме того, перед нами стоит чрезвычайно сложная задача в рамках баланса кипрского филиала разглядеть, где там есть связанные лица с бывшими акционерами, а где нет связанных лиц, поскольку ограничение по работе со связанными лицами остается. Значительная часть портфеля, которая принадлежала бывшим акционерам на Кипре, не учтена в предыдущих оценках, которые EY делал в прошлом году по заказу НБУ. Поэтому нужно сделать дополнительно инвентеризацию. Пока мы ждем результата аудитов. До конца марта должны видеть уже полную картину.

- Не нужна ли будет ПриватБанку докапитализация после аудита?

- Кипрские активы не были учтены в bail-in [процедура конвертации долговых обязательств связанных лиц в капитал банка]. Если сейчас выяснится, что там есть кредиты, под которые формировались резервы, нам придется с ними что-то делать, возможно придется говорить о дополнительном капитале.

Но также придется что-то делать с крымскими активами. Нам сейчас нужно было бы возвращать средства людям из Крыма. Это около 14 млрд грн, Кипр – примерно в таком же размере. Но ПриватБанк потерял в Крыму 13 млрд грн активов, за которые мы судимся с Российской Федерацией. Это активы, за счет которых можно было бы выполнять обязательства перед клиентами.

- Суды обязывают выплачивать вкладчикам из Крыма средства?

- Надо отдать должное бывшим менеджерам. Там, где решение было проигрышное – вкладчикам выплатили средства. Это около 150 млн грн. Все другие суды на сегодня мы выиграли. В дальнейшем размер наших обязательств составляет около 9 млрд грн. Это огромная сумма для банка, чтобы можно было просто отдать. У нас прибыли нет, активов нет. Поэтому это возможно сделать только за счет докапитализации банка. И Ощадбанк и другие государственные банки правительство докапитализировало на сумму утраченных крымских активов. Мы также подготовили соответствующее письмо в Минфин.

- Инсайдерский пакет кредитов должен быть реструктуризирован до 1 июля 2017 года. Какова вероятность, что это будет выполнено и происходит ли сейчас погашение?

- В случае, если бывший акционер не успеет сделать, то какие-то шаги будут предприняты. По нашей информации, по тем обязательствам, которые взяли на себя новые акционеры, они их придерживаются, пока что. Мы интересовались, пока там соглашения написаны таким образом: на 10 лет реструктуризация и оплата поквартальная. Первые платежи должны вот-вот пойти.

Относительно состояния портфеля, то банк сформировал на 155 млрд резервов под этот портфель. Возможно, это еще не весь портфель, мы сейчас ведем работу по инвентаризации. Мое ощущение, что нам придется формировать резервы дополнительно.

Меня, как финансиста, в данном случае этот портфель смущает, потому что это большая и неприятная раковая опухоль в теле банка. Потому что в лучшем случае эти возвраты, если будет соблюден план, до нас дойдут только в 2018-2019 годах.

Журнал Новое Время №38

Тема номера — Спецназ Кремля. Российское ГРУ превратилось в монстра с многомиллиардным бюджетом, который смешит мир нелепым поведением своих «шпионов».

Читать журнал онлайн
Ukraine-2020

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: