«На марке с кораблем заработали $1 млн». Интервью НВ с гендиректором Укрпочты Игорем Смилянским

23 апреля, 14:49
Эксклюзив НВ
Игорь Смилянский, гендиректор Укрпочты: Продолжаем работать везде, где можем (Фото:DR)

Игорь Смилянский, гендиректор Укрпочты: Продолжаем работать везде, где можем (Фото:DR)

Гендиректор Укрпочты Игорь Смилянский рассказывает о знаменитой марке с кораблем, анонсирует новые марки из этой серии и утверждает, что сегодня его компании удается работать не лишь на только что освобожденных территориях, но и на оккупированных.

В течение последних двух недель почтовая марка компании Укрпочта с изображением российского корабля остается одним из самых желанных сувениров в Украине и за рубежом. Чтобы купить ее, украинцы выстраиваются в километровые очереди в отделения Укрпочты, а количеством запросов на приобретение блокируют онлайн-продажу знаменитой марки. А счастливые обладатели уже начинают дорого продавать ее на онлайн-площадках.

Видео дня

А 22 апреля компания анонсировала выпуск второй марки из этой серии, которая будет называться Русский военный корабль… ВСЕ. Если первая марка-бестселлер была выпущена тиражом 1 млн, то тираж второй составит 5 млн экземпляров.

НВ поговорил с генеральным директором Укрпочты Игорем Смилянским о чрезвычайном успехе в выпуске марок, а также о том, как работает одна из крупнейших государственных компаний страны в условиях войны.

— Как вообще возникла идея создания марки с российским кораблем, и кто ее воплотил?

— Это была командная работа, мы это придумали, я предложил сделать онлайн голосование. Мы получили 500 рисунков на тему корабля, даже от детей, затем выбрали пятьдесят лучших, и люди выбрали из этих пятидесяти один, который стал маркой. Мы же демократичные, на американском шоу недавно эту тему обсуждали и шутили, что украинцы находят время голосовать и выбирать даже во время войны. Автор рисунка на марке — Борис Грох, он крымчанин, после оккупации Крыма его семья переехала во Львов, где он сейчас и проживает.

— Ожидали ли вы такого ажиотажа с продажей марки? И правда ли, что не будете допечатывать дополнительный тираж?

— Мы действительно не будем допечатывать существующий тираж, потому что тираж есть тираж, я знаю, что есть очень много желающих и недовольных, но есть правила. Мы объявили выпуск в 1 млн экземпляров, и нарушать обещание не будем. Обычно тираж таких художественных марок составляет 30−40 тыс. экземпляров, мы сразу решили, что 1 млн, пожалуй, продадим, но такого ажиотажа, конечно, не ожидали. Все сейчас говорят, что марка пророческая и просят нас выпустить следующую с главой Кремля.

— Есть ли у вас запрос на эту марку из дипломатических представительств других стран, из-за границы?

— Безусловно, поскольку наша марка теперь — символ Украины, она уже была в Guardian, в New York Times, многие люди по миру ее хотят получить. Я слышал, что наши граждане продают ее на eBay за какие-то сумасшедшие деньги. Мы оставили определенное количество тиража для иностранных делегаций для дипломатических отношений. Вчера эта марка была презентована президенту США Байдену. Мы также оставили резерв для музейных фондов и отдельно — для временно оккупированных территорий, для людей там, у которых не было физической возможности марку приобрести. Поскольку эту марку можно было приобрести не только в Киеве, но и во всех областных центрах, кроме оккупированных, я считаю эту меру справедливой.

— Сколько Укрпочте удалось заработать на этой марке?

— Более $1 млн. Это неплохо, в условиях, когда другие наши доходы упали. Следующую марку этой серии мы уже объявили сегодня, она будет называться Русский военный корабль… ВСЕ и закрываем эту серию. Эта марка будет иметь тираж в 5 млн экземпляров, и будет конверт первого дня в 1 млн экземпляров. На этом именно эту тему мы закрываем, дальше, я думаю, мы опять же обратимся к нашим людям, потому что у нас теперь в Украине все филателисты. Мы спросим, какую именно марку они хотели бы увидеть следующую — с руководителем Кремля, или с Кремлем, или с Чернобаевкой, или Добрий вечір, ми з України!, или с щенком Патроном, который помогает в разминировании. Мы также разрабатываем мерч по этой теме и сейчас ищем украинских подрядчиков для его изготовления. На следующей неделе мы это сделаем.

— Перед войной у Укрпочты были грандиозные планы по открытию собственного банка, новых сортировочных центров, как война переформатировала ваши планы? Какие направления сегодня для вас самые важные?

— Во время войны мы немного расширили свою деятельность, в том числе принимаем участие в эвакуации предприятий, в доставке гуманитарной помощи, мы по сути перезагрузили и запустили железнодорожную почту после 21 года паузы. Уже посылки и гуманитарную помощь перевозим по железной дороге, до того были машины и самолеты. Сейчас действует комендантский час, блокпосты, поэтому задержка большая, поэтому доставляем по железной дороге. Огромная часть нашей работы — это экспорт, это украинские предприниматели, которые продают свои товары на eBay и Amazon. Для нас было очень важно поддержать их, поэтому мы запустили самолеты из Варшавы в Нью-Йорк. Конечно, из Киева было быстрее, но, как говорят наши продавцы, что это очень неплохо как для войны, мы возобновили более-менее 50% экспорта. Нам также удалось договориться с крупными компаниями типа Amazon и eBay, что они продолжат сотрудничество с Украиной. Пока не договорились только с Alibaba, еще ведем с ними переговоры. К сожалению, в России они остались, а Украину перекрыли пока.

— Вы открыли отделения довольно рано, сразу после первых дней войны. Как этот и другие факторы сказались на вашей конкуренции с частными почтовыми компаниями на внутреннем рынке Украины?

— Мы начали работать уже 25 февраля и дальше продолжаем работать везде, где можем. Что касается конкуренции, то это уже лучше у наших клиентов спросить, потому что кроме бизнеса мы сейчас занимаемся более широкими вопросами. Но, безусловно, Укрпочта выйдет сильнее этой войны, с лучшим имиджем и с высшим уровнем доверия от людей, потому что сразу после ВСУ в освобожденные города приходит Укрпочта.

— Какие услуги Укрпочты сегодня в топе?

— Доставка пенсии, платежи, посылки, ну и, конечно, марки. Мы продолжаем доставлять пенсии и за март выполнили 85−87% наших обязательств по доставке, несмотря на то, что мы, к сожалению, потеряли часть наших людей, часть уехала за границу.

— Удалось ли вам возобновить работу на освобожденных территориях?

— Сразу удалось, и я не преувеличиваю. Я был в Буче, в Ирпене и в Гостомеле буквально на следующий день после освобождения, посмотрел на наши отделения, к сожалению, немного разбомбленные кадыровцами. Когда были возле нашего отделения в Буче, бабушка подошла — не знаю, как она пережила все эти дни, — и спросила, привезет ли Укрпочта пенсию. Потому мы обязательно ее всюду привезем и уже привозим. В некоторых недавно освобожденных районах более 60% пенсий уже выплачены. Так как у нас есть не только стационарные отделения, но и передвижные, то это ускоряет нашу работу. Каждое утро мы смотрим, где безопасно и нужно, и отправляем их туда, делаем адаптивные графики с учетом текущей ситуации по состоянию на утро.

— Насколько сильно разрушены отделения в целом по освобожденным областям?

— Как оказалось, не так все плохо, их, конечно, ограбили, но большую часть можно восстановить. Мы потеряли где-то 300−400 отделений по всей стране на сегодня, но в Киевской области их можно восстановить, и мы их обязательно восстановим.

— Укрпочта — одно из стратегических предприятий в стране. Были ли вы готовы к началу войны заранее?

— Честно скажу вам, что к войне сложно подготовиться. Я все делал, исходя из собственных решений, интуиции и ситуации, которая складывалась к тому времени. Все секретные документы Укрпочты были уничтожены нами в первый день согласно инструкциям.

— Оперирует ли Укрпочта в тех областях Украины, которые сейчас находятся под оккупацией?

— Мы работаем в Мелитополе, Херсоне, Бердянске. Это, конечно, сложновато получается, и решение мы также принимаем каждый день, исходя из ситуации. Но там живут наши люди, они тоже ждут пенсии или субсидии, поэтому мы сотрудничаем с местным бизнесом, который сдает нам наличку, мы переводим им деньги на счет, а наличными выплачиваем пенсию. Хлебный магазин сдает Укрпочте выручку, мы выплачиваем пенсию, а потом бабушка идет в магазин и покупает хлеб. Так мы запускаем оборот гривны в природе и уменьшаем шансы обращения рубля.

— Что для вас самая важная оптимистическая история, связанная с Укрпочтой?

— То, что мы можем помогать людям, выплачивая пенсию, помогаем кормить семьи тем, кто работает на экспорт. У меня недавно была онлайн-встреча с нашими экспортерами, их было около 500, и когда люди говорят — спасибо, потому что мы можем прокормить в своей компании шесть человек, ты понимаешь ответственность, что где-то там шесть человек имеют средства, чтобы существовать во время войны .

Меня часто обвиняют сейчас в коррупции, что наши марки перепродают дорого. Я могу сказать следующее. Мне может это и не очень лично нравится, но если те, кто продают, действительно предлагают передать половину суммы от продажи на ВСУ, разве это плохо? А если даже продадут эту марку и оставят эти деньги в своих семьях и во время войны будут тратить их в своей стране — это тоже неплохо. Мы создали дополнительные возможности, и я этому рад.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Картина деловой недели

Еженедельная рассылка главных новостей бизнеса и финансов

Рассылка отправляется по субботам

Показать ещё новости
Радіо НВ
X