От краудфандинга по налогам к детенизации экономики: как украинский бизнесмен хочет изменить государство - фото
Позиция

От краудфандинга по налогам к детенизации экономики: как украинский бизнесмен хочет изменить государство

23 сентября 2021, 14:04

Украинский предприниматель — о том, как заключить контракт с одним из мировых лидеров в области обслуживания нефтяных месторождений, страховать от налоговых рисков и открыть бизнесу доступ к бюджетным средствам.

Егор Садовенко уверен, что достичь поставленной цели мешают лень, отсутствие амбиций и разочарование. Первое и второе — точно не о нем. Чтобы развивать свой бизнес, ищет свежие идеи в разных, порой неожиданных даже для него самого, отраслях и не боится учиться новому. Чтобы улучшить бизнес-климат — защищает интересы налогоплательщиков. Чтобы изменить Украину — создает политическую партию. А разочарований, бывает, не избежать. Тогда нужно переориентироваться: цели можно и нужно корректировать в процессе, исходя из приобретенного опыта.

Видео дня

Егор Садовенко — украинский бизнесмен, глава Ассоциации «Добросовестные налогоплательщики», основатель и глава политсовета политической партии «Украинцы»

Фото: Егор Садовенко — украинский бизнесмен, глава Ассоциации «Добросовестные налогоплательщики», основатель и глава политсовета политической партии «Украинцы»

— В этом году украинскому предприятию «Завод сверхтвердых покрытий Фаст Энерджи» исполняется пять лет. Ваши ожидания на старте бизнеса оправдались?

— Думаю, стоит начать с истории создания предприятия. Собственно, замысел был несколько иным. В то время я руководил группой компаний оптовой торговли промышленного направления, которые работают на международном рынке. Мы приняли участие в финансировании поставки в Украину импортного производственного оборудования в рамках государственно-частного партнерства. Однако из-за резкого колебания валютного курса выделенных для проекта средств оказалось недостаточно, поэтому мы взяли на себя финансовые обязательства других сторон перед кредиторами и производителями для закрытия сделки. Поэтому стали обладателями уникальной и единственной подобной в Украине линии по нанесению сверхтвердых покрытий типа вольфрама при изготовлении турбин, валов, роликов и деталей, применяемых почти в любой отрасли промышленности.

Один из ключевых факторов, ставший для нас стимулом развивать производство, — высокая маржа из-за востребованности технологии и отсутствия конкуренции на внутреннем рынке. Заработать больше — здоровая мотивация для бизнеса. Я надеюсь, что за следующие пять лет завод выйдет в автономный режим, и наши доходы позволят масштабироваться без привлечения дополнительных источников финансирования извне.

Какие трудности и достижения можете отметить на уже пройденном пути?

— Прежде всего нужно было овладеть технологией и настроить производство: опыт перенимали у коллег и будущих партнеров на базе итальянского предприятия Flame Spray SpA, затем — в Германии.

Брак для нас — это убытки не только материальные, но и репутационные, так что абсолютно неприемлем

Впрочем, самый большой вызов — найти квалифицированных и ответственных специалистов. Кадровый голод вообще особенно ощутим именно в инженерно-технических профессиях. Причина, на мой взгляд, в том, что отечественная система технического образования отчасти остается ориентированной на советскую плановую экономику, для которой определенный процент брака в производстве был нормой. «Фаст Энерджи» — это автоматизированный процесс: роботизированное оборудование работает по введенной программе, поэтому нужно просто делать так, как прописано в техкарте, ничего не придумывая. Но в этом и проблема: опытные работники-энтузиасты, в стремлении что-то «усовершенствовать», из лучших намерений поступают хуже.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Когда мы уже поняли, что можем качественно делать определенную вещь, встал вопрос — кому ее продавать. Предприятия, которые могут пользоваться нашими услугами, не верят, что мы можем обеспечить такое же качество, как, например, в Германии. Они готовы переплачивать, тратиться на сложную логистику, чтобы приобрести знакомый бренд. Но мы уже заявили о себе благодаря контрактам с крупными транснациональными компаниями, тем самым усиливая наш бренд и на внутреннем рынке. Так, «Фаст Энерджи» стал основным поставщиком Weatherford — одного из мировых лидеров рынка сервисных услуг в нефте- и газодобывающей отрасли. Мы предложили компании тестовые образцы бесплатно. Ждали, пока они их апробируют, установят, чтобы те прошли свой технологический цикл. В конце концов, получили ответ: вы делаете лучше, чем в Германии. Для нас это было первым достижением, я почувствовал даже какую-то эйфорию.

— Значит, наладить сотрудничество с иностранными партнерами легче?

— Не всегда. Скажем, в экономической политике Германии царит протекционизм, поэтому выйти на этот рынок не можем, хоть увидели потенциальных заказчиков. В случае с Weatherford или Primetals Technologies мы имеем соответствующую сертификацию, обеспечиваем надлежащее качество и можем предложить выгодную цену даже за счет оплаты труда. Но для налаживания постоянного партнерства этого было недостаточно. К нам приезжали представители компаний из Австрии и даже из США с целью убедиться, что заявленные работы мы выполняем сами и на своем оборудовании — имеют печальный опыт с нечестными производствами. Затем нам прислали целый перечень вопросов: работают ли ваши родственники в органах власти, каких антикоррупционных мер придерживаетесь на предприятии и тому подобное. Честно, я был удивлен тем, какое большое значение придает частная компания антикоррупционной политике своих поставщиков: в конце концов, учитывая экономическую выгодность, их могло бы интересовать только качество и стоимость.

— Как оцениваете потенциал внутреннего рынка для услуг завода?

— Большинство украинских промышленных производств используют импортное оборудование, заменяемые детали механизмов которого требуют разного рода покрытия, которое мы можем выполнить. Так уже наладили поставки в достаточно большую украинскую частную компанию, которая специализируется на строительстве и обслуживании железнодорожных путей, в бумажно-картонные производства и тому подобное. В дальнейшем будем расширять круг партнеров, в частности, надеюсь, и за счет прямых госзаказов. Сейчас госпредприятия заказывают услуги и комплектующие у Weatherford, которым эти детали поставляем мы, — уже с наценкой.

— Что для вас является основным в эффективной мотивации команды?

— География наших сотрудников достаточно широка — мы искали нужных людей по всей Украине, многим пришлось переехать в Павлоград Днепропетровской области из Киева, чтобы работать на заводе. Поэтому, прежде всего, предоставляем конкурентную заработную плату. Заботимся о профессиональном развитии ценных специалистов: постоянно проводим обучение, ежегодно организовываем зарубежные командировки. Но нам важна и эмоциональная составляющая: хотим, чтобы наша команда чувствовала гордость за то, что мировая компания с безупречной репутацией является нашим клиентом, это мотивирует.

— Технологическое промышленное производство узкого профиля не «вписывается» в ваш общий портфель бизнеса. Как лично вы адаптировались к новому направлению работы?

Руководителю важно быть в курсе и производственных, и операционных бизнес-процессов

— Пришлось вникать. Технологические процессы касаются математики, физики и химии, а STEM науки мне были интересны еще со школы. Честно говоря, уже давно намеревался реализовать себя и в этой области — вот представилась возможность. Я разбираюсь во всех базовых процессах производства, детали — это уже ответственность компетентных специалистов. Мой опыт в сфере товарных операций также пригодился — могу контролировать работу менеджеров. Считаю, руководителю важно быть в курсе и производственных, и операционных бизнес-процессов. Если речь не идет о крупной компании, где основные узлы налажены, а руководитель должен держать в фокусе глобальную цель.

Егор Садовенко — украинский бизнесмен, глава Ассоциации «Добросовестные налогоплательщики», основатель и глава политсовета политической партии «Украинцы»

Фото: Егор Садовенко — украинский бизнесмен, глава Ассоциации «Добросовестные налогоплательщики», основатель и глава политсовета политической партии «Украинцы»

— Какие профессиональные принципы или компетенции, по вашему мнению, важны руководителю?

— Быть гибким, уметь стратегически мыслить и иметь выдержку. Мы понимаем, что время — это невозобновляемый ресурс, поэтому часто хотим ускорить определенные процессы, особенно в решении важных вопросов, допуская ошибки. Поэтому выдержать паузу в режиме ожидания — очень важно.

— Вы имеете многолетний опыт в предпринимательстве. По вашему мнению, как меняется бизнес-климат в Украине? Что является первоочередным для его качественного улучшения?

— Условия ведения бизнеса меняются, и меняются к лучшему. Просто очень медленно.

Бюрократия, зарегулированность, человеческий фактор — это факторы, до сих пор распространяющие коррупцию

Как по мне, трансформацию нужно начинать с налоговой службы. Конечно, сегодня недопустимы такие коррупционные схемы, которым мы должны были противостоять во времена Министерства доходов и сборов, когда через административное давление на контрагентов бизнес «втягивали» в неправомерные операции налогообложения, формировали нечестные условия конкуренции на рынке. Тогда мы создали общественное объединение «Добросовестные налогоплательщики» (сейчас Ассоциация «Добросовестные налогоплательщики» — ред.), чтобы оказывать правовую помощь предпринимателям Днепропетровского региона: направляли в местные суды тысячи дел относительно необоснованного взимания налогов — и выигрывали. Сейчас прямой шантаж со стороны контролирующих органов уменьшился в десятки раз. Но никуда не делся опосредованный, например, затягивание времени. И когда ты хочешь ускорить решение важного вопроса, должен идти и договариваться с представителями госорганов.

Какие шаги являются наиболее важными для актуализации украинского налогового законодательства, чтобы предотвратить коррупционные схемы?

— Если глобально, налоговая может быть частной организацией по расчету получения прибыли как доли процента из собранных налогов и сборов, например, в США она составляет 0,33%. Тогда бизнес становится клиентом для налоговика, и их общение переходит в другую плоскость: от требований к диалогу. Налоговикам станет выгодно, чтобы бизнес устойчиво развивался во времени, а не «урвать» с плательщика максимально сегодня, «латая дыру» в бюджете, а завтра будь что будет. Речь идет не об уклонении от уплаты налогов. В некоторых кантонах Швейцарии можно объяснить налоговому инспектору структуру прибыли и договориться, скажем, о налоговых льготах на определенный период. Или применяется практика налоговых каникул. У нас же подобная практика налоговых преференций невозможна из-за больших коррупционных рисков. Конечно, с другой стороны, бизнес должен иметь культуру уплаты налогов.

Если рассматривать частный случай: в свое время я основал страховую компанию «Кэпитал Иншуринс Групп», и мы разработали единственные в своем роде правила страхования налоговых рисков, которые позволяют защитить предпринимателя от возможных доначислений налоговых взысканий за невыполненные обязательства его контрагента. Это совершенно новая услуга на страховом рынке Украины, которая была внесена в реестр Нацкомфинуслуг. Но она до сих пор не функционирует: чтобы ее регламентировать, нужно внести изменения в налоговое законодательство, которые бы позволили страховой компании или другому финансовому учреждению выступить налоговым агентом при наступлении страхового случая. Уверен, что эта услуга будет актуальна как для налогоплательщика, так и для страховой компании, даже государственной. Возможно, наступит время, когда мы сможем вернуться к этому вопросу — его реализация требует инструментов другого уровня и интереса власти.

— Что бы вы посоветовали украинским компаниям, которые стремятся к успеху в своем бизнесе и процветанию страны в целом?

— Это взаимосвязанные вещи: чем лучше работает бизнес, тем больше зарабатывает и больше налогов платит — экономика крепнет, а государственный бюджет получает достаточно средств для реализации социальных программ. Поэтому логично было бы, чтобы налоговая политика стимулировала развитие предпринимательства. У нас возникает другая картина: налоговой нужно «латать дыры» в бюджете, откуда средства «утекают» на, к примеру, ненужные стеклянные мосты вместо модернизации подземных коммуникаций, а бизнес ищет возможности уклониться от уплаты налогов. Если бы бизнесмен имел уверенность в том, что уплаченные им налоги будут тратиться государством на важные и полезные проекты, без злоупотреблений, более того — имел возможность влиять на распределение бюджетных средств в статьях развития и получать бюджетное финансирование для своих проектов по развитию общин, уверен, ему было бы стыдно скрывать реальные доходы.

— Существуют ли действенные механизмы реализации вашей идеи относительно распределения бюджета самими налогоплательщиками?

— Да. По сути эта идея стала программной для политической партии «Украинцы». Мы хотим, чтобы бюджеты объединенных территориальных общин распределялись теми, кто их формирует — налогоплательщиками — для выполнения задач, необходимых этой общине. К примеру, около 65% из 15 миллиардов гривен бюджета города Днепра — это налог с доходов физических лиц, который сейчас поступает на единый казначейский счет. В отличие от защищенных расходов бюджета, финансирующих социальную сферу, бюджет развития распределяет городской совет с привлечением общественного совета. Но именно в этой схеме представительская демократия позволяет злоупотребления: непрозрачные тендеры, «откаты», кумовство часто становятся определяющими в выборе в пользу того или иного заказчика, поставщика, застройщика… Предложенный нами механизм позволит это предотвратить. Если упрощенно, представьте, что казначейских счетов будет несколько, и за каждым будет закреплен определенный проект — налогоплательщик сам будет определять, какой из них поддержать и на какой казначейский счет перечислить свой налог с дохода. Проекты и бизнес будут бороться за деньги налогоплательщика напрямую на условиях открытой конкуренции.

— Получится некий краудфандинг из уплаченных налогов — то есть финансирование проектов развития бюджетными средствами самой общиной…

Приоритетность распределения бюджета должны получить непосредственно те, кто его формирует, — налогоплательщики

— Принцип подобный: люди сами лично будут выбирать, какой из проектов они могут быть и государственные, и частные) поддержать бюджетным финансированием. То есть приоритетность распределения бюджета должны получить непосредственно те, кто его формирует, — налогоплательщики. Общины смогут использовать свои средства на свои нужды. Но прецедентов такого механизма распределения бюджета пока не существует. Мы хотим сделать это первыми и показать, насколько это эффективно для целевого использования бюджетных средств и наполнения экономики в целом.

Для чего это нужно? Мы избежим коррупционной составляющей в распределении бюджетов местных общин. Реализуя проекты, которые реально нужны обществу и которые финансируются непосредственно местными жителями — налогоплательщиками, компания будет зарабатывать. Ведь для развития предпринимательства в Украине, как и в любом государстве, бизнес должен получить доступ к бюджетным средствам. Нужно только убрать промежуточные звенья, выстроенные властью и контролирующими органами. Доступ к бюджетным средствам — это очень мощный источник финансирования, особенно когда банковское кредитование слишком дорогое. Чем это не стимуляция бизнес-климата в Украине?

— Такая синергия власти, бизнеса и общества может стать основой для дальнейшей успешной трансформации Украины…

— Изменение механизма распределения бюджета развития ОТГ — начальный этап преобразований, которые пропагандирует партия «Украинцы». А дальше можно перейти к следующим шагам. Почему часть НДС нельзя осваивать таким же образом? Напрямую открыто распределяя бюджеты местной общины, мы будем стимулировать предпринимателей не уклоняться от уплаты налогов. После чего будем формировать культуру уплаты налогов. Предоставляя бизнесу прозрачный доступ к бюджетным средствам, мы будем способствовать честной конкуренции. Таким образом автоматически отменив позорную схему «откатов», вернем в экономику условные 30%, что обеспечит ее стремительный рост.

Мы говорим об экономике в целом. Очевидно, что никто нам не поможет — мы должны помогать себе сами. Должны стать экономически мощным государством изнутри, чтобы нам не диктовали вектор развития, манипулируя внешними долгами. Глобальная цель политической партии «Украинцы» — ввести механизмы, которые будут предотвращать отток капитала за границу и выведение украинской экономики в тень, вместо этого стимулируя развитие предпринимательства и деловой активности населения, делегируя инструменты влияния местным общинам — самим украинцам.

— Ваша глобальная цель?

 — Изменения в Украине буду считать самым высоким своим достижением.

— Профессиональные качества, которые больше всего цените?

 — Умение ждать и делать все вовремя.

— Чего вам не хватает?

— Времени.

— Ваши инсайты успеха?

  • Если чего-то хочешь — должен делать. Когда ты болеешь за свою идею — ты днем и ночью думаешь о ней и ищешь возможности реализации. Нужно все пробовать.
  • Главное — определить цель. Но это не значит, что в процессе она остается неизменной.
  • Опыт — лучшая школа. Эффективно учишься не в вузах, а на ошибках, за которые платишь.

Егор Садовенко — украинский бизнесмен, глава Ассоциации «Добросовестные налогоплательщики», основатель и глава политсовета политической партии «Украинцы». Руководит группой компаний оптовой торговли промышленного направления, которые работают на международном рынке. Основатель платежной системы Yedpay (The Payment Cards Group Limited, Гонконг). Управляет активами и контролирует направление развития ООО «Завод сверхтвердых покрытий Фаст Энерджи».

Делитесь материалом




Радіо НВ
X