Главная проблема Украины - низкая производительность. Мы отстаем от всех соседних стран — министр финансов Маркарова

30 мартa, 09:00
Цей матеріал також доступний українською
Главная проблема Украины - низкая производительность. Мы отстаем от всех соседних стран — министр финансов Маркарова - фото

НВ

Оксана Маркарова впервые в истории Украины готовит госбюджет сразу на три следующих года

Министр финансов Оксана Маркарова в интервью Радио НВ объяснила, почему в отечественной экономике начался рост и что нужно сделать, чтобы ускорить его в два или даже три раза, а также рассказала, как ей удается возглавлять ключевое министерство правительства и воспитывать четверых детей.

У Маркаровой два диплома: она училась в Киево-Могилянской академии и Университете Индианы, где слыла отличницей, а также стажировалась во Всемирном банке в Вашингтоне. Перед работой в правительстве она десять лет возглавляла инвестиционную группу ITT. А в 2015‑м получила предложение войти в команду тогдашнего министра финансов Натальи Яресько и согласилась. После отставки следующего главы ведомства Александра Данилюка в 2018 году Маркарова возглавила министерство, от работы которого зависит благосостояние всей страны.

— Сразу после отмены статьи Уголовного кодекса о незаконном обогащении эксперты заговорили о том, что по этой причине МВФ может отказать Украине в новом транше. Как вы это прокомментируете?

— Я поясню: сейчас отказать в транше нам не могли, потому что новый транш еще не был запланирован. В прошлом году, как только я стала исполняющей обязанности министра финансов, мы сразу обратились в МВФ и начали переговоры о новой программе. Нынешняя как раз должна была закончиться в марте 2019 года. Но мы понимали, что год будет напряженный, у нас дважды выборы, а потому есть неопределенность, которая для рынков и инвесторов даже хуже, чем плохие новости. Мы понимали, что нам важно продолжать быть в программе весь год. МВФ, стоит отдать ему должное, пошел нам навстречу, и мы сразу стали обсуждать новую программу, а в декабре 2018 года она была утверждена на 14 месяцев.

Но это не означает, что декриминализация незаконного обогащения не вызвала беспокойства. И ЕС, и послы Большой семерки, и МВФ, и мы, украинцы, также обеспокоены таким решением Конституционного Суда. Недавняя техническая миссия МВФ поднимала этот вопрос.

— Что еще волновало техническую миссию?

Жизнь продолжается, бизнес готов инвестировать

— Наши интересы и волнения тут совпали. Важный вопрос — приватизация. Мы видим, как у нас хорошо пошла малая приватизация, несмотря на все политические моменты. Малая приватизация через ProZorro. Sale с широким доступом покупателей к информации привлекла гораздо больше участников, еще больше превышается начальная цена. Уже в этом году мы получили от нее почти 160 млн грн за первые два с половиной месяца. Очень быстро мы подойдем к той цифре, которую получили за весь прошлый год. В то же время большая приватизация до сих пор полностью не стартовала, хотя в прошлом году мы приняли хороший закон, который Кабмин подал, а Верховная рада поддержала. Он ответил на большое количество вопросов, которые были у международных инвесторов.

Я надеюсь, большая приватизация все же случится. Это не только вопрос финансирования для бюджета. Меня как министра финансов, конечно, беспокоит сумма, которая должна поступить в государственный бюджет. Но это не только и не столько вопрос финансирования для бюджета, это в первую очередь приватизация, которая создаст эффективного собственника в бывших госкомпаниях.

— Реалистично ли ожидать большой приватизации в год выборов?

— Думаю, да. Как показывает опыт, жизнь продолжается, бизнес готов инвестировать, поэтому здесь вопрос правильной подготовки, правильного доступа к инвесторам. Именно поэтому мы пошли на то, что нанимаем советников, готовим объекты, как это делают в Европе. И думаю, что стратегически те компании, которые уже определили для себя Украину как потенциальную страну для развития или инвестиций, смотрят за пределы выборов.

Фото: Міністерство фінансів України / Facebook

— Хочу уточнить, что это не МВФ от нас требует запуска приватизации, это нам нужна приватизация. МВФ же, одалживая деньги странам, указывает на успешный опыт приватизации, потому что в среднем по миру частный собственник всегда лучше государства.

- Вообще‑то практика одолжения денег у МВФ у нас часто политизируется, хотя такие кредиты — нормальная рутинная работа любого министерства финансов почти любой страны. Все, даже те, кто имеет большие запасы нефти, активное управление ликвидностью, выходят на рынки, чтобы привлекать дешевые средства и инвестировать их в возможности. Проблема не в деньгах, которые берут в долг, проблема в том, куда идут заимствования. Страна либо финансирует этими средствами свой дефицит, либо тратит их на развитие инфраструктуры, структурные реформы, а значит, зарабатывает в будущем. К сожалению, наша ситуация с накоплением больших долгов, когда мы пришли в 2014 году в правительство, связана с тем, что долги у нас наращивались, а экономика была в том состоянии, в котором была.

Теперь у нас есть стратегия управления долгами. Мы хотим уменьшить процент долга к ВВП, сейчас он у нас 60%, и это уже большое достижение по сравнению с тем, что было, но за три года мы должны сократить его менее чем до 50%. Это значит, что мы со временем будем больше зарабатывать, меньше заимствовать. К сожалению, мы сейчас в той ситуации, когда не заимствовать не можем.

— Год двух выборных кампаний для министра финансов всегда супертяжелый и суперстрессовый. Каков он для вас?

Я считаю приоритетом уменьшение налогов на зарплату

— И я, и министерство чувствуем себя абсолютно нормально, потому что у нас принят бюджет, он выполняется и он достаточно реалистичен. С другой стороны, сейчас все ресурсы Министерства финансов и Кабинета министров направлены на внедрение среднесрочного (трехлетнего в нашем случае) бюджетирования. Когда это случится, все уже не будут спрашивать, что там у нас с МВФ, а будут интересоваться, что там у нас в трехлетней декларации.

И это действительно правильно. В этом году до 1 мая мы впервые подадим в Кабмин, а затем до 1 июня Кабмин подаст в Верховную раду трехлетнюю бюджетную декларацию с обязательными потолками расходов. Это новая система бюджетирования, гораздо более эффективная.

— Учитывает ли этот бюджет вероятность принятия закона о налоге на выведенный капитал? Как вы сами к этому налогу относитесь?

— Мы сейчас как раз обсуждаем этот вопрос на последующие годы. В этом году бюджет построен на налоге на прибыль. Сейчас закончилось его декларирование, и мы этого налога получили даже больше, чем планировали. Компании задекларировали гораздо большую сумму непосредственной прибыли, соответственно и налога на прибыль. Поэтому в прошлом году Министерство финансов достаточно откровенно и, я бы сказала, добросовестно отработало перспективу введения налога на выведенный капитал вместе с бизнесом. Мы четко показали, как строится бюджет, как прогнозируется каждый из налогов, сколько составят реальные потери, показали реальные затраты, когда мы перейдем на налог на выведенный капитал.

Это дискуссия более широкая, политическая, которую нам надо иметь и с парламентом, и с бизнесом. Если мы считаем этот налог стратегически важным, то должны понять, чем мы должны компенсировать потери, где уменьшить расходы или где заместить другими налогами. Не буду скрывать, что как человек, долгое время работавший в бизнесе, еще вместе с Натальей Яресько, приоритетом считаю уменьшение налогов на зарплату. Именно поэтому мы добились снижения единого социального взноса вдвое. Мне кажется, что это одна из причин, почему бизнес реально начал развиваться. Поэтому, если будут позволять и наш бюджет, и налоговые поступления, если у нас будет возможность где‑то уменьшать налоги, мы это сделаем. Вот от бизнеса мы слышим пожелания дальше уменьшать налоги на труд.

— Экономический рост Украины в этом году — 3%, а у Польши — 5%. Разрыв между нами увеличивается. Некоторые эксперты говорят, что сегодня, чтобы догнать Польшу, нам нужно лет 50. Что, на ваш взгляд, нам нужно для того, чтобы существенно, возможно, в два-три раза ускорить темп роста в стране?

— Рецепты в самом деле всем понятны. Первое — это сфокусироваться на нашей самой главной проблеме, производительности. По производительности мы отстаем от Польши и всех соседних стран. При этом, если мы смотрим на базовые ресурсные элементы, у нас их больше, чем у других стран, есть потенциал. Но и капитала, и умений, и навыков, и инфраструктуры, и дорог, и портов, и всего остального у нас гораздо меньше. Инвестируя в это как государственные ресурсы, так и частные, можно сильно увеличить производительность. Поэтому мы должны точно ремонтировать дороги, строить, должны принять закон о концессии и впустить капитал в порты, аэропорты. Мы должны открыть рынок земли.

Результат на госработе достигается гораздо большим трудом, чем в бизнесе

Второй вопрос — это создание и улучшение государственных институтов. Свободное и независимое судопроизводство — обязательное условие, чтобы сюда пришел инвестор. Третье — большая приватизация, о ней мы уже поговорили. Четвертое — большой блок вопросов — доступ к капиталу, торговля и инвестиции.

Нужно открывать ворота, поддерживать наш экспорт, подписывать еще больше договоров о свободной торговле, нужно максимально обеспечивать, с одной стороны, поток товаров, увеличение экспорта, с другой — заход инвестиций, развитие туризма. И я не сказала сейчас абсолютно ничего нового, мы все это слышим и говорим последние 20 лет.

— Давайте поговорим о жизни вне министерства. У вас четверо детей. Как вы справляетесь?

— Во-первых, это большая заслуга моего мужа, потому что мы всегда по‑партнерски делили все семейные обязанности, но последние четыре года, пока я работаю на государство, конечно, он взял на себя львиную долю обязанностей, в том числе больше занимается детьми. Им это очень нравится, конечно. Секрет номер два: четверо детей — это легче, чем двое, потому что они помогают друг другу и это уже своя экосистема.

А вообще, больше трудностей и мифов создает то, что женщины считают, будто бы они должны справиться со всем. Самое важное для женщины достижение — это возможность иметь выбор и чувствовать себя счастливой в том, чем она занимается. Если кто‑то чувствует себя счастливой будучи только мамой — это прекрасно, значит, надо быть мамой. Если кто‑то чувствует себя счастливой в профессиональной жизни, это тоже прекрасно. Если кому‑то удается это совмещать, потому что повезло с партнером, семейной системой поддержки, это тоже хорошо.

— Четыре года на руководящих должностях в Министерстве финансов, включая пост министра, что посоветуете тем, кто идет за вами?

— Первое — обязательно приходить с командой, быстро строить много параллельных отношений с теми, кто имеет такие же ценности, разделяет эти ценности в других министерствах, охватывать больше людей. Второе — постоянные дискуссии, работа с гражданским обществом, с экспертами. Пусть иногда это тяжело, иногда ты выслушиваешь больше критики, но это помогает найти правильное решение. И третье, пожалуй, все‑таки приоритезация. Я могу сравнивать с бизнесом, кто‑то может сравнивать с другими секторами. Результат на государственной работе достигается гораздо большим трудом, чем в бизнесе или в другой сфере.

Журнал НВ (№ 21)

Парламентские списки

Благодаря двум новым политсилам парламент ждет беспрецедентное в истории Украины обновление

Читать журнал

Выбор редакции

Финансы

18 июня, 20:00

thumb img
Вывод 155 млрд грн из ПриватБанка — не идея НБУ, а реальные последствия отмены национализации — Рожкова
Экономика

Вчера, 20:01

thumb img
Что угрожает финансовой стабильности в Украине. Главное из отчета НБУ
Экономика

18 июня, 08:00

thumb img
Прощай, Россия. Почему Польша стала главным торговым партнером Украины и что покупает западный сосед

Стань автором

Если Вы хотите публиковать свои колонки на НВ Бизнес, пишите по адресу:

kolonka@nv.ua