Это бета-версия нового сайта Нового Времени. Присылайте свои замечания по адресу newsite@nv.ua

Большие аптечные сети не хотят продавать дешевые препараты – председатель Всеукраинской фармпалаты

2 мартa, 16:53
1839
Цей матеріал також доступний українською

Дальнейшее существование в таком состоянии системы здравоохранения ведет к катастрофе

Председатель Всеукраинской фармацевтической палаты рассказал о проблемах и вызовах украинских аптечных сетей.

В Украине наблюдается укрупнение аптек. Мелкие поглощают отдельные точки, а затем сами попадают в состав крупных сетей, которые неслыханно увеличивают свои масштабы.

Это приводит к монополизации фармацевтического рынка, от чего страдают не только покупатели, у которых нет возможности приобрести дешевые препараты. Ведь большая сеть аптек – это не только известный бренд, но и возможность диктовать свои условия и закупочные цены для дистрибьюторов. В свою очередь, поставщики должны тратить немало средств только для того, чтобы быть на полках крупных аптек.

В Украине аптека – в первую очередь бизнес. В приоритете крупных аптечных сетей – дорогие препараты, поскольку выручка от них в разы больше, чем от дешевых аналогов.

Председатель Всеукраинской фармацевтической палаты, член Международной федерации фармацевтов Олег Климов рассказал НВ Бизнес, что происходит на фармацевтическом рынке и как остановить его монополизацию.

– Какие проблемы существуют на рынке лекарств в Украине?

– За последние 5-6 лет очень быстро изменилась структура аптечных учреждений в сторону увеличения и монополизации за счет капитализации финансовых заходов и возможностей в сторону юридических и физических лиц, которые объединяются под одними торговыми названиями.

На сегодня в Украине существует 20,1 тыс. аптек. Из них 4,3 тыс. – аптечные пункты, то есть филиалы аптек. В среднем одна аптека обслуживает 2 тыс. человек. Из общего количества аптек 7,8 тыс. – физические лица-предприниматели (ФЛП), работающие в особых льготных условиях налогообложения. Несмотря на наши неоднократные обращения, до сих пор никто не получил ответа, почему почти 8 тыс. аптек не платят налоги и у них отсутствуют кассовые аппараты. Видимо, кому-то выгодно, чтобы была каста "неприкасаемых".

Американский коллега отметил, что это сознательное убийство населения через аптеки

Анализируя, какими видами деятельности занимаются аптечные учреждения в Украине, приходишь к неутешительным выводам. Так, изготовление лекарственных средств в аптеках крайне важно для лечения целого ряда заболеваний для детей, душевнобольных, для дерматологии. Эти услуги предоставляют аптеки коммунальной собственности – 354 аптеки и частной формы собственности – 35 аптек. Очень важно обеспечивать население лекарственными средствами, содержащими наркотические и психотропные вещества и прекурсоры. Здесь картина вообще страшная в Украине: на 20 тыс. аптек в селе есть только одна, где можно получить паллиативную помощь.

В Европе не откроешь аптеку, если у тебя нет изготовления, если ты не предоставляешь паллиативной помощи, не участвуешь в социальных программах. У нас же в социальных программах участвует небольшое количество аптек, в основном, коммунальной формы собственности.

В Украине аптеки необходимо разделить на две группы по видам деятельности и предоставления фармацевтических услуг – те, которые являются учреждениями здравоохранения, и точки или места продажи лекарств. Ситуация с обеспечением квалифицированным фармацевтическим персоналом очень далека от требований лицензионных условий. Люди работают в белых халатах без фармацевтического образования. Я был очень удивлен, когда в аптеке попросили посоветовать эффективное лекарства, а кассир спросила, сколько у пациента денег и дала препарат на соответствующую сумму.

Вторая не менее важная проблема – это практически полное пренебрежение требованиями приказа №360 Министерства здравоохранения относительно отпуска лекарственных средств по рецептам. Врачи не выписывают рецептов, перейдя на бумажки с рекламой фармкомпаний, а фармацевты их и не требуют. Эта профессиональная небрежность большей части представителей обеих профессий привела к развитию тотального самолечение в Украине – одного из наиболее угрожающих явлений для здоровья населения. Что стимулировало развитие этой профессиональной небрежности с одной стороны и равнодушия к своему здоровью со стороны населения? Это, во-первых, ноу-хау от украинской власти – четыре года подряд в Украине существовал мораторий на проверку аптек, а во-вторых, – неистовый массив рекламы лекарств. В течение этих лет Гослекслужба не имела права переступать порог аптек, анализировать правила отпуска и качество лекарств, стаж фармацевтов в аптеках. То есть вся розничная аптечная сеть отдана на откуп совести бизнесмена. А где вы видели, чтобы бизнес был к кому-то лоялен?

В сентябре 2017 года в Сеуле проходил 77-й Всемирный конгресс фармацевтов и фармацевтических наук, где я выступил с докладом и рассказал об этой ситуации – зал был в оцепенении. Канадский коллега сказал: если Украина выбрала путь развития стран третьего мира, то вы на правильном пути. Американский коллега отметил, что это сознательное убийство населения через аптеки. Так мировое фармацевтическое сообщество квалифицировало состояние с контролем качества лекарственных средств в Украине. Но опомнились – 22 февраля отменен мораторий на проверки аптек. Таим надежду, что реформированная Гослексужба будет в полной мере выполнять возложенные на нее задачи.

Видимо, кому-то выгодно, чтобы была каста "неприкасаемых"

Невозможно молча наблюдать за уничтожением аптек коммунальной формы собственности. Те, кто ими управляет, а это территориальные общины, видят эти аптеки исключительно как дойную корову, цепляют неподъемные социальные проекты, для того чтобы победить в тех или иных политических мероприятиях. В Европе аптеки борются за участие в социальных программах, потому что власть никого не обманывает.

Гордостью Украинской экономики является фармацевтическое производство, работающее в соответствии со стандартами GMP (часть системы обеспечения качества, которая гарантирует, что продукция производится и контролируется по стандартам качества в согласно торговой лицензией и соответствует ее назначению – ред.). Следующим негативным явлением, приобретающим угрожающий характер для общества в целом, является монопольный сговор трех национальных дистрибьюторов – БаДМ, Оптима, Вента – что, по нашему мнению, приведет к уничтожению второго эшелона дистрибьюторов, которые поставляли экономически менее привлекательные для больших компаний лекарственные средства.

Большие национальные аптечные сети путем безумного давления, угрожая не размещать медикаменты на своих полках, диктуют закупочную цену и форму расчетов. Эти два участника фармрынка в Украине взяли функции государства по части регуляторных органов, забыв при этом, что функция дистрибьютора – исключительно логистические услуги, а аптек – обеспечение населения безопасными и высокоэффективными лекарственными средствами. Это негативное явление стало нормой исключительно благодаря маркетинговым сделкам, "принесенным" в Украину Западными фармацевтическими компаниями, которые в свою очередь стимулируют продажи лекарств и ничего общего с эффективным лечебным процессом не имеют.

– А что это за договоры?

Маркетинговый договор – это прямое мотивирование дистрибьютора или большой аптечной сети на продажу большого количества препарата. Например, 500-1000 аптек, ситуативно объединившись, путем консолидированных заказов заставляют производителя предоставлять цену ниже заводской, разницу получают "живыми деньгами", проходящие в свою очередь через ФОПы и не облагающиеся налогами. Они являются инструментом недобросовестной конкуренции. В ЕС их не существует – там оплата и перечень фармацевтических услуг – основной критерий оценки эффективности деятельности аптеки.

С целью снижения таможенной цены на импортные лекарства Фармпалата уже в течение трех лет предлагает, чтобы западный завод-производитель декларировал цену на препараты раз в год в Минздраве, как наш украинский производитель, в результате всем станет понятно, какую наценку имеет дистрибьютор. Но этого тоже никто не слышит, а разница входящих цен от реальных цен иностранных производителей иногда достигает астрономических цифр. Всех это устраивает, за исключением пациента.

Где вы видели, чтобы бизнес был к кому-то лоялен?

– Эти договоры не приводят к тому, что аптеки заинтересованы в том, чтобы продать как можно более дорогие лекарства? Получается, чем дороже продали, тем больше процент?

Система маркетинговых договоров априори исключает наличие лекарств социальной номенклатуры в национальных и межрегиональных аптечных сетях. Их бренд вы не найдете в селе, там у людей нет средств – они берут самый дешевый препарат. Никому нет экономической выгоды открывать в селе аптеку, которая в 5-6 раз меньше дает выручки, чем городская аптека.

– Наблюдается ли сегодня монополизация рынка аптек?

Антимонопольный комитет не видит этих явлений – там все аптеки разбиты на физические лица-предпринимателей. Но если бы было желание АМКУ разобраться детально, кто там конечный владелец, то все сразу стало бы понятно.

– Правда ли, что аптеки хотят реализовать в первую очередь дорогие препараты?

Это реалии. Дешевые препараты продаются исключительно через сельские, коммунальные аптечные учреждения, а огромным аптечным сетям это не интересно. Кроме того, на сегодня имеем страшную ситуацию с интернет-аптеками – вы можете купить любой не зарегистрированный в Украине препарат.

– А сколько сейчас больших сетей на рынке?

Десять самых мощных. Если разобраться в антимонопольном законодательстве, то их можно быстро поставить в соответствующие рамки. В Европе есть жесткие ограничения: во Франции или Голландии ты не можешь иметь больше двух аптек, в Чехии и Венгрии – не больше одной.

– Почему у них такая ситуация?

– Чтобы не было монополизации рынка и чтобы аптека оставалась учреждением здравоохранения. Также там есть персональная лицензия на предоставление фармацевтических услуг – если ты ее нарушил, то больше никогда не получишь снова, автоматически попав в "черные списки" национальных реестров фармацевтических работников. Кстати, мы с нашими партнерами создали в Украине подобный реестр. Добровольную регистрацию прошли все члены Фармпалаты, однако, несмотря на наше постоянное информирование по этому вопросу, ни МОЗ, ни участники рынка не заинтересованы в открытой легализации информации о профессиональном обеспечении кадрами.

Фармацевтическая палата объявила конкурс на подбор группы ученых в области медицинского и фармацевтического права для разработки законопроекта о фармацевтической деятельности. Мы с единомышленниками уже понимаем, что будет яростное сопротивление. Но не приняв этот законопроект, невозможно ожидать закона о лекарственных средствах и закона о фармацевтическом самоуправления. В законе будут прописаны требования к владельцу аптеки, требования к самой аптеке. То есть, начиная от производителя, дистрибьютора и аптеки, все будет расставлено на свои места. Мы сознательно пошли на конкурс, чтобы снять всевозможные инсинуации.

Никому не выгодно открывать аптеку в селе

Основная цель, которую мы перед собой ставим – чтобы в основе этого закона лежало законодательство европейских стран. У нас есть практически из всех стран ЕС переведенные образцы законов, где четко все расписано. То есть мы данный законопроект не будем строить на голом месте – будем брать за основу самые современные методы. Я уверен, что найдется здравый смысл, который в конце концов преодолеет сегодняшнее равнодушие. Потому что дальнейшее существование в таком состоянии системы здравоохранения ведет к катастрофе. Поэтому я призываю одуматься и построить системный подход, поскольку нет системы – нет контроля. Контроль качества лекарственных средств во всем мире – это прерогатива государства. Это обязанность государства всем гражданам гарантировать, что лекарственные средства, которые есть на полках аптек, применяются в соответствии с протоколами лечения – они качественные, безопасные и высокоэффективные.