Замглавы правления МВФ Дэвид Липтон — о том, получит ли украинское правительство третий транш от МВФ

Замглавы правления МВФ Дэвид Липтон — о том, получит ли украинское правительство третий транш от МВФ

Главная интрига лета — получит ли украинское правительство третий транш от МВФ, а вместе с ним гарантии международной помощи от всех своих зарубежных партнеров..

В марте 2015‑го МВФ одобрил четырехлетнюю программу кредитования падающей экономики Украины с использованием механизма расширенного финансирования объемом в $ 17,5 млрд. Первый транш — $ 5 млрд — пришел в прошлом году, 13 марта. Второй — $ 1,7 млрд — пять месяцев спустя. После чего программа была заморожена.

Рост заимствования двух последних военных лет хоть и удержал страну от срыва в пропасть, но главного решения — выхода из экономического кризиса — еще не принес.

Почему? Потому что коррупция и неэффективное госуправление все еще нивелируют привилегии транша. Получит ли правительство в июле третий транш от МВФ, который необходим ему, чтобы сбалансировать бюджет, нарастить золотовалютные резервы и дать позитивный сигнал для всех других “международных касс помощи” Украины? Скорее всего, получит. Но в июне МВФ проведет ревизию украинских реформ, чтобы удостовериться: деньги не уйдут в песок.

Откуда НВ все это знает? Из общения с заместителем главы МВФ Дэвидом Липтоном. Американец в начале июня посетил Киев и остался вполне доволен тремя вещами, увиденными здесь: киевской погодой; украинскими реформами; экономической стабильностью. Правда, он отдает себе отчет, что из этой троицы только киевская погода более или менее предсказуема.

 
    

  

— Я читал вашу биографию. С 1989 по 1992 год вы вместе с профессором Джеффри Саксом консультировали правительства России, Польши и Словении по экономическим вопросам в процессе перехода этих стран к капитализму.

— Да, я достаточно много лет проработал в МВФ. Мы помогали этим странам разрабатывать программы перехода от той системы, которая у них существовала раньше, к капиталистической.

— Вы тогда работали с правительством Егора Гайдара?

— Когда мы с Джеффри Саксом работали в Польше, к нам обратились несколько российских экономистов, попросив поделиться тем опытом, уроками, выводами, которые были получены в ходе нашей работы. Рассказать, какой польский опыт мог бы быть применим в России. Мы оказывали консультационные услуги Гайдару с первого дня его работы в должности министра финансов.

— В чем заключалась помощь? Что получилось? Что не получилось? Перешли они к капитализму или нет?

— Польша добилась успеха и превратилась в одну из сильных экономик Европы. Словения после обретения независимости также, по моему мнению, успешно осуществила этот переход и стала членом Еврозоны. В России, когда Гайдар находился у власти, было проведено ряд полезных реформ. Но Гайдару пришлось уйти в отставку в 1992 году, когда политическое сопротивление реформам стало непреодолимым. После того, как [Виктор] Черномырдин стал премьер-министром, успехи реформ сошли на нет. Позже возникли очень большие проблемы с программой приватизации. Я думаю, у них [россиян] была сложная исходная позиция — более низкий уровень развития, чем у стран Центральной Европы. И политическое сопротивление реформам было намного сильнее.

— Спасибо за этот рассказ. Теперь летим в Украину. Около года Украина ожидает третий транш от МВФ. Традиционно с ним возникает одна и та же проблема. Мы никогда его не получаем. Какие у вас настроения в отношении третьего транша сейчас?

Экономический рост недалеко. Так сказать, за углом

— Украинское правительство предприняло важные шаги для завершения данного пересмотра программы. На сегодняшний день правительство уже назначено. Обсуждение о пересмотре (условий третьего транша) находится на продвинутом этапе. Есть еще ряд вопросов, которые мы продолжаем обсуждать. Мы уже достигли соглашения на уровне персонала о пересмотре и дальнейшей реализации программы. Надеемся, что оставшиеся вопросы будут решены быстро.

— Насколько быстро?

— Перед нами нет временных ограничений.

— Радикальная партия и партия Батькивщина заявили, что МВФ и правительство согласовали секретный документ, как его назвала Юлия Тимошенко, “реально страшный”. Мол, согласно этому документу Украина обязывается перед МВФ снять мораторий на продажу пашни, сократить затраты на образование и культуру, повысить тарифы на газ, ликвидировать упрощенную процедуру налогообложения для малого и среднего бизнеса. Что из этого правда, что домысел, каковы действительно требования МВФ к Киеву?

— Все требования в духе исходной программы, которая опубликована. То, что происходит сейчас,— просто очередной пересмотр реализации ее.

— А заявления Тимошенко в отношении требований МВФ — это правда или вымысел?

— Сейчас я не буду давать комментарий по отдельным частям пересмотра программы, потому что он еще не завершен. Но когда он будет уже опубликован, вы убедитесь, что пересмотр соответствует тем подходам и тому духу программы, которые были в ней заложены.

— Украина уже провела ряд реформ. Какие из них вы считаете успешными и продуктивными? Чем это измеряется?

— Политика валютного курса и монетарная политика создали основу для стабильности и, собственно говоря, вывели страну из состояния дестабилизации. Несмотря на очень тяжелые обстоятельства в связи с военными конфликтами, потерей Крыма, государственные финансы были приведены в порядок. А после повышения тарифов на отопление страна смогла достичь того, чего не могла добиться все 25 лет,— снизила зависимость от российского природного газа. И обеспечила устойчивое положение Нафтогаза. Я думаю, что в результате всего этого в Украине создана база для возобновления роста. Экономический рост недалеко. Так сказать, за углом. Шаги, направленные на создание крепкой банковской системы, помогут привлечь инвестиции, которые стране нужны срочно. Шаги, направленные на приватизацию государственных предприятий, способствуют значительному сокращению неэффективности и потери ресурсов в этом секторе и минимизации коррупции в стране. И если Украина продолжит действовать в этом направлении, то она достигнет стабильности и роста, а также повышения уровня жизни.

 

РАЗГОВОРЧИКИ В СТРУЮ: Дэвид Липтон и глава МВФ Кристин Лагард на апрельском совещании в Вашингтоне, где после так называемого панамского скандала ключевым вопросом было противодействие коррупции и отмыванию денег

 

— Вы похвалили правительство за стабилизацию валютного рынка. Не слишком ли дорогой ценой обходится эта стабильность? Жесткое валютное регулирование, которое ограничило потоки валюты не только на выходе, но и на входе. За два года из системы выведено 78, скажем так, неэффективных банков. Это все создает на финансовых рынках плохие настроения. Не получим ли мы от всех этих мер обратный, негативный эффект?

— На тот момент (в 2014 году) фиксированный курс полностью противоречил тому, что необходимо для конкурентоспособности и роста. Ситуацию нужно было менять. Дестабилизация была настолько сильной, что существовала потребность в определенных мерах контроля. Но эти методы контроля не должны быть постоянными. Хорошая новость состоит в том, что вот эти изменения, которые произошли с национальной валютой, они поспособствовали конкурентоспособности страны. Сейчас нужно действовать таким образом, чтобы увеличивать объем экспорта в стране. Способствовать тому, чтобы те бизнесы, которые работают в восточных регионах и традиционно экспортируют на рынки России, искали другие, альтернативные возможности на мировых рынках.

— Как вы думаете, наступило время снимать все эти ограничения?

— Чтобы ответить на этот вопрос, потребуется дальнейший анализ.

— На днях бывший министр экономического развития Айварас Абромавичус озвучил вот такую жуткую цифру: в 2015‑м 100 самых больших госкомпаний Украины принесли стране суммарный убыток чуть больше $ 4,6 млрд. Это более чем вдвое превышает ожидаемый транш от МВФ. Дайте совет, как заткнуть эту ежегодную дыру.

— Я впервые приехал в Украину в 1993 году. Первая программа приватизации появилась в 1994‑м. Она оказалась неуспешной в силу политических причин. Вот эта ситуация с госпредприятиями является питательной средой для неэффективности и коррупции. И являлась все последующие после этого 22 года. Я думаю, что уже сейчас пора прекратить эту порочную практику. Ликвидировать эту неэффективность и коррупцию путем проведения приватизации. Все постоянно возражают, что вот сейчас неудачное время для проведения приватизации, цены слишком низкие. Об этом говорили постоянно, все 22 года. Но то, что тратится там впустую, те убытки, что там несутся в сфере государственных предприятий, они многократно превышают гипотетическую потенциальную выгоду, которую Украина могла бы получить даже в случае какой‑то самой высокой цены.

— Пока мы ждали вас, я прочитал в ленте новостей сообщение, что задержан замглавы Николаевской облгосадминистрации, у которого обнаружены тайники с золотом, валютой. Все это он хранил в специально построенном тоннеле. С одной стороны, дыра в $ 4,6 млрд и чиновник с золотыми тайниками, с другой — просьбы о скорой финансовой помощи. Эти новости влияют на принятие решений руководства МВФ?

— Самое важное — чтобы такие дела вскрывались. И чтобы потом выносились правильные решения и были сделаны выводы. Если человек невиновен, то после расследования его нужно отпускать, если виновен — то привлекать к ответственности.

— Вы знакомы с Лоуренсом Саммерсом, бывшим главой минфина США?

— Очень хорошо знаком. Мы вместе учились в вузе, и я работал у него в правительстве США.

— В сентябре 2015‑го он был в Киеве на ежегодной конференции Yalta European Strategy и сказал, что помощь Украине должна быть оказана в значительно большем объеме, чем сейчас. Вот его слова: “Европейские правительства, которые имеют большой интерес к Украине как буферной территории, не предоставляют и половины тех средств, какие они обещали раньше. $ 3–4 млрд кредита или гарантии — это, могу сказать, ничто. Это не благотворительность, а инвестиция в безопасность. Нет лучшей инвестиции в американскую, европейскую безопасность, нежели предоставление еще $ 50 млрд в год на поддержку Украины — разумеется, с привязкой к реформам. Если что‑то пойдет не так, мы потеряем значительно больше денег”. Что вы думаете об этом?

— Друзья Украины во всем мире должны самостоятельно принимать решения о том, как много денег они хотят Украине либо дать в кредит, либо предоставить на бесплатной основе. Я не сомневаюсь в том, что большие объемы финансирования помогли бы Украине в реализации реформ, направленных на стабилизацию. Но мы должны принимать как данность решения каждой отдельной страны, в каких объемах она хочет оказывать помощь Украине. Со своей стороны мы принимаем решение о том, что можем сделать мы.

   

  

Материал опубликован в НВ №21 от 10 июня 2016 года 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: