Топ-менеджмент ОТП Банка: мы отказались делать ЕБРР нашим акционером

Тамаш Хак-Ковач: У нас бизнес-модель сейчас абсолютно чистая, мы с государством вообще не работаем
Фото: архив ОТП Банк

Тамаш Хак-Ковач: У нас бизнес-модель сейчас абсолютно чистая, мы с государством вообще не работаем

Правление украинской "дочки" венгерского ОТР Ваnk делится премудростями банкинга по-украински.

BIZ.NV пообщался в неофициальной обстановке сразу с нескольким представителям топ-менеджмента ОТП Банка. Мы задали вопросы председателю правления Тамашу Хак-Ковачу и членам правления банка Тарасу Процю, Алле Биниашвили и Владимиру Мудрому.

О настроении венгров, причинах убытков банка и планах на развитие корпоративного бизнеса читайте в первой части интервью.

 - Если говорить о рознице, то какие в этом сегменте бизнеса у вас планы?

Мудрый: - Первое, мы не останавливали кредитование в 2015-м и сейчас точно так же активно пытаемся его наращивать. Основное – это консьюмеры [consumer – потребитель, потребительское кредитование], потому что другого рынка пока не видим. Оценивая рынок автокредитования, видим, что продажи очень маленькие, поэтому развивать как сегмент пока не планируем.

Выдаем по консьюмерам, в общем по кешу [кредит наличными], pos-ам [кредит в местах продажи, например, бытовой техники] и кредитным картам где-то ₴150 млн в месяц. Это то, что сегодня есть, рынок не растет. Рos-кредитование очень концентрировано на крупных сетях, и все наши попытки развить бизнес-модель в более мелкие магазины пока показывают, что там просто нет спроса.

- То есть pos-кредитование не в фокусе?

Мудрый: - Сейчас у нас фокус на кредитных картах. В конце прошлого года мы поменяли IT, процессинг, бэк-систему и теперь развиваем карточные продукты. Сейчас мы по карточкам уже сделали с партнерами все эти модные вещи: P2P, 3-D secure, cash-card. 3-D secure [дополнительный уровень безопасности для карточек] в мае запускаем. До конца года каждый месяц будем делать какую-то определенную доработку.

В конце прошлого года мы поменяли [онлайн-систему] клиент-банк для физлиц. И в этом году запустили mobile banking. То есть расширили всю функциональность, которой у нас раньше не было: это открытие счетов онлайн, открытие депозитов онлайн, коммунальные платежи. И, таким образом, привлекаем тот сегмент клиентов, которые ценят инновации.

- Благодаря этому действительно больше клиентов привлекаете?

Мудрый: - Больше привлекаем. И поскольку банков на рынке становится меньше, мы получаем сейчас много зарплатных проектов. Для многих предприятий большая проблема, когда деньги застревают, особенно когда застревают зарплатные деньги, и поэтому сейчас у нас хороший тренд по приросту клиентской базы.

- Это крупные предприятия?

Мудрый: - Это сегмент среднего и малого бизнеса. У нас до сих пор нет аккредитации работы с государством, у нас нет обслуживания бюджетных организаций, у нас нет пенсионных счетов.

- Вам не нужны зарплатные проекты бюджетников, вы их не хотите?

Хак-Ковач: - Когда хотели, не дали, а теперь не хотим.

Мудрый: - Если придут, мы отказываться не будем, но сейчас бороться за этот сегмент нет большого смысла.

Хак-Ковач: - У нас бизнес-модель сейчас абсолютно чистая. Мы с государством вообще не работаем.

- А ОВГЗ есть у вас?

Проць: - Нет.

- Все распродали, и депозитные сертификаты?

Хак-Ковач: - Депозитные сертификаты есть, но это – Нацбанк. А так все продали. И в рознице, и в корпоративном бизнесе у нас нет государственного риска.

- Эта вся ситуация с “зарплатным рабством[предложение властей держать зарплатные проекты исключительно в госбанках], против которого так воюет Независимая ассоциация банков Украины. Банки борются просто за пассивы, или на бюджетниках реально можно заработать?

Хак-Ковач: - Мне это сложно комментировать, потому что мы не работаем в этом сегменте. Я могу это комментировать как член НАБУ. Там есть две группы [заинтересованных банков]. Первая – это маленькие банки, для которых это существенная доля клиентов. [Например, итальянский Правэкс-Банк имеет значительную долю клиентов в этом сегменте] А есть банки, уже другая группа, для которых это – большой бизнес. [В первую очередь это Приватбанк, Альфа Банк, Укрсоцбанк]. Никто не хочет терять 10-50 тысяч клиентов.

Мудрый: - Пока, если просто говорить о пассивах, то у нас приток пассивов по марту ₴152 млн в рознице. Если рынок прирос всего на ₴1,5 млрд, то 10% прироста – это наше. Даже без бюджетников и пенсионеров это достаточно нормальный показатель.

- Насколько вы хотите увеличить розничный кредитный портфель в этом году?

Хак-Ковач: - Очень хотим. Клиенты не хотят.

- Прирост за первый квартал у вас небольшой, 145 млн?

Мудрый: - У нас есть планы по увеличению, но мы видим, что определенная эйфория на рынке происходит. Даже у кредитующих банков или не растет портфель, или он падет, и это начинает сразу выражаться в ценовом демпинге. Нас это сильно смущает. Когда KPI [здесь - оценка эффективности работы розничного бизнеса банка] опять стоит только в объеме портфеля или объеме выдач, то это – не долгая игра, это имеет какой-то срок жизни. Мы свою долю рынка видим на уровне 30%+. (Это без учета карточного портфеля, потому что там с Приватом нельзя оценить: нет понимания, что происходит с этим карточным портфелем.) Понятно, что раскачать еще больше можно будет такими ценовыми методами, но это сильно может ударить по бизнес-модели. Поэтому пока мы будем придерживаться того, что есть.


Владимир Мудрый о спросе и потребностях населения. Фото: архив ОТП Банка
Владимир Мудрый о спросе и потребностях населения. Фото: архив ОТП Банка


- Если корпоративный бизнес это +₴4-5 млрд, а розница вырастет на...?

Мудрый: - Нового бизнеса мы где-то ₴2 млрд планируем.

Проць: - Нужно понимать, что здесь очень короткий жизненный цикл существующего портфеля. Поэтому в финансовой отчетности будет очень сложно увидеть его. Новый портфель заменит собой погашение старого.

- Насколько вы планируете увеличить общий розничный кредитный портфель в этом году?

Мудрый: - Сам портфель – это миллионов ₴200-300 будет.

- А розничный спрос – он достаточен? Если завтра еще упадут доходы населения?

Мудрый: - Сейчас многие люди говорят: “Зачем мне брать в кредит машину или делать ремонт?”. Если потребительское кредитование – это вера в будущее, то энергосбережение – это то, что 100% нужно сейчас. У нас с ЕБРР очень большие надежды на программу по энергосбережению. ЕБРР компенсирует до 3 тыс. евро на энергосберегающие технологии, устанавливаемые клиентом.

- Вы сейчас говорите об индивидуальных кредитах или о тех, которые вы выдаете ОСМД?

Проць: - Нет, это розница.

Хак-Ковач: - Как мы говорили, что в корпоративном бизнесе видим потенциал в сельском хозяйстве, так мы в розничном, в краткосрочной перспективе, видим потенциал в энергосбережении. Мы ищем в этом сегменте подходящий хороший продукт. Там нет пока такого продукта, который сотни тысяч клиентов покупают.

- В рамках энергосбережения на что именно вы выдаете кредиты?

Мудрый: - Окна, котлы, утепление стен, пола. На сайте энергосбережения около 4 тысяч позиций. На солнечные батареи.

- И берут у вас на солнечные батареи?

Мудрый: - У нас был реальный запрос от клиента по солнечным батареям на производство электроэнергии. А в программе есть только на подогрев воды. Сейчас мы говорим с ЕБРР, чтобы они добавили этот сегмент. В первую очередь люди, у которых есть собственный дом, очень чувствительны к такого рода кредитам.

Хак-Ковач: - В Венгрии в том, что касается энергосбережения, работают самые простые вещи. Например, изоляция (полистирол). Недорого и очень эффективно. Потом – более эффективные системы отопления, счетчики, окна. Было бы приятно говорить, что там везде солнечная энергия или ветер. Но нет, на самом деле – полистирол, котел, счетчик.

- А берут на ветряки кредиты?

Проць: - На ветряки еще не было запросов. Там не те суммы кредитов, установка очень дорогая. С точки зрения программы, она все-таки ориентирована на розничного клиента. Это кредитование того, что в рознице можно купить. Ты приходишь в магазин, выбираешь определенный список оборудования для энергосбережения – подпадаешь под эту программу, чтобы сэкономить. И дальше у тебя есть определенная компенсация со стороны ЕБРР на продукт.

Мудрый: - Сейчас мы с партнером запустили так называемые сертификаты по энергоэффективности. Для квартиры он стоит ₴300, для дома ₴600. Когда вы покупаете его, к вам приезжают специалисты и подсказывают, что можно улучшить, что сразу дает эффект, что позже, и потом клиент выбирает, что в первую очередь ему нужно купить для энергосбережения. Не все знают, с чего начинать: нужно делать изоляцию или поменять окна, что эффективнее будет? Мы запускаем полный цикл, чтобы клиенту меньше самому прилагать усилия, определять, что лучше, хуже, кто будет ставить. Потому что компенсация идет и на работы по установке. С мая уже все серьезно будет работать, будем продавать эти сертификаты.


Тарас Проць: группа ОТР нас поддержала - мы отказались от денег ЕБРР, в отличии от наших конкурентов
Тарас Проць: «Группа ОТР нас поддержала - мы отказались от денег ЕБРР, в отличие от наших конкурентов». Фото: архив ОТП Банка


- Какие у вас планы по увеличению капитала?

Проць: - В этом году увеличение капитала не требуется, так как мы выполняем все необходимые регуляторные требования. Увеличение капитала будет проводиться за счет того, что банк зарабатывает прибыль, и она автоматически увеличивает капитал.

Если говорить о капитале, то более показательным был прошлый год. В первом квартале прошлого года мы конвертировали 50 миллионов субдолга в капитал и, в принципе, закрыли проблемы 2014 года. (В 2014-м неожиданностью для нас был Крым и зона АТО, но мы консервативно к этому портфелю подошли. Существенных перспектив мы в этом не видели, поэтому на всю сумму создали резервы. Исходя из этого консерватизма со стороны акционеров, мы и увеличили капитал.)

У нас был выбор между тем, каким образом капитализироваться, поскольку у нас, с одной стороны, есть ОТР Ваnk как основной акционер, кроме этого, еще есть субдолг от ЕБРР. Отличие между ними было в том, что акционер готов входить в капитал первого уровня, и это более значимо и ценно со стороны регулятора. А ЕБРР мы рассматривали как пролонгацию существующего субдолга, и у нас в середине года уже было решение совета директоров ЕБРР относительно пролонгации этого долга. Но мы не пошли на то, чтобы ЕБРР стал нашим акционером, и ОТР полностью увеличил капитал за счет своих денежных средств. Те 65 млн евро, которые мы должны были ЕБРР, мы выплатили. И в конце года в эквиваленте $108 млн увеличили капитал за счет средств акционера.

- Почему вы решили не сотрудничать с ЕБРР в части капитала?

Проць: - Поскольку акционер выразил свое желание и готовность нас полностью поддержать. Тогда как наши конкуренты дали слабину. Мы видим, что ЕБРР выполнил свою социальную функцию и вошел в капитал некоторых банков. ОТР глобально себя чувствует очень уверенно, поэтому банк в состоянии поддерживать нас в дальнейшем.

Хак-Ковач: - В ЕБРР настаивали на капитализации. Потому что у них тоже есть планы по финансированию, и им легче нам дать 65 миллионов, чем Кернелу или какой-нибудь Мрии.

- То есть вы уже ничего не должны ЕБРР?

Хак-Ковач: - Нет, но мы продолжаем с ними сотрудничать.

Проць: - Что самое интересное, мы уже два раза понижали ставку и при этом сток ликвидности в валюте около $100 млн. А со стороны корпоративного бизнеса, как уже говорила Алла [Биниашвили], большой потребности на эту валюту нет. Поэтому, в принципе, нет необходимости в том, чтобы привлекать еще какие-то денежные средства от ЕБРР, сколько бы они ни стоили.

- А если международным финансовым организациям позволили кредитовать в национальной валюте?

Хак-Ковач: - Мы с удовольствием привлекли бы средства в гривне. Если есть нормальная цена, то мы в гривне готовы привлекать все, потому что есть бизнес-модель, и мы кредитуем. Но дешевого ресурса в гривне пока нет.

- Средняя стоимость привлеченых в гривне средств для вас сейчас какая?

Биниашвили: - Процентов десять. Но это ограниченные объемы, и эта гривна разбавлена ‘‘дорогим’’ депозитом на остатках. Поэтому мы очень заинтересованы в открытии счетов, потому что они приносят бесплатные деньги. Поэтому то, что у нас на 40% растет открытие счетов из-за того, что рынок концентрируется на западных банках, это прямой путь к более дешевым кредитам.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: