Почему Миклош и Бальцерович не нужны Украине. Саакашвили о реформах

Михеил Саакашвили уверен, что любить страну - значит не обворовывать ее
Фото: bendukidze.org

Михеил Саакашвили уверен, что любить страну - значит не обворовывать ее

Губернатор Одесской области Михеил Саакашвили выступил с речью на Неделе структурных реформ в честь Кахи Бендукидзе, организаторами которой выступили Bendukidze Free Market Center, VoxUkraine и Kyiv School of Economics. НВ публикует 15 его цитат.

Каждая реформа дается обществу, она реально отодвигает интересы, важные для маленькой группы, в интересах общества в целом. У нас в украинском правительстве есть реформаторы, которые могут провести реформы. Часть занимается реформами, а остальные – дерибаном. Но невозможно, чтобы реформы проводились наполовину и дали результат. Невозможно очистить море у одного пляжа. Сейчас наши недоброжелатели часто говорят, что в Грузии только Бендукидзе [Каха, министр по координации экономических реформ] проводил реформы, а Саакашвили и остальные только занимались популизмом. Это чушь: невозможно чтобы Бендукидзе занимался реформами, а президент – популизмом, и реформы при этом были эффективными.

У нас сейчас, впервые в таком масштабе, происходит распад государства. Например, налоговик [в Сумах] с документами приходит со спецназом на предприятие. Его местный коммерсант бьёт по лицу теми же бумагами, которые он принес. И общество полностью на стороне того, кто ударил налоговика. И тут общество абсолютно право, потому что эти налоговики – вовсе не налоговики, это ореховая мафия, которая покрывается с Киева. Потому что не могло так не сложиться после того, как за два года, с Революции Гидности, не провели настоящие реформы. Очень правильно сказала Ека Згуладзе [первый замминистра МВД Украины], мы создали искусственно маленький остров реформ, но его смоет очень быстро, потому что со всех сторон волны сопротивления.

Нужно проводить настоящие изменения, и это должны делать люди, которые родились в Украине. Вот говорили, что Иван Миклош [cловацкий реформатор] может стать министром финансов. Миклош на последних выборах в Словакии набрал 0,2%. Украина в 10 раз больше Словакии. И нам предлагают его в министры финансов.

Сейчас, я слышал, что Лешек Бальцерович [польский реформатор] будет представителем президента в правительстве [координатором реформ при Консультационном совете]. Да, это большое имя, которое он сделал в 1992-1994 годах. Но мы в 2016-м. Я с ним работал, когда он был советником в правительстве Шеварднадзе [Едуарда, президента Грузии в 1992–2003] в 2000 году. Я бы в 2016 году, при всем уважении к его заслугам, не рекомендовал его для Украины ни в какой роли.

Мы должны понимать, что изменения должны произойти здесь, и потенциал страны здесь. Уже есть огромное поколение людей, которые были замминистрами, главами департаментов, губернатарами, главами районных советов. Мы когда глав районных администраций набирали, то было 7 тысяч заявок на 26 мест. Пришли выпускники Лондонской школы экономики, Кембриджского университета, люди которые возглавляли крупный горно-рудный бизнес в Африке, которые привлекали лучших инвесторов. А с чем эти люди сейчас сталкиваются? С полным саботажем местных и районных властей, местных элит. У районной власти есть большой союзник – киевская власть. Здесь должно все поменяться.

Это надо было еще ухитриться докатиться до бедности уровня середины 1990-х годов. Если мы будем терпеть обещания, что экономика будет развиваться на 1-2% в год, то мы достигнем развития уровня страны времен Януковича через 15 лет. А это то, что нам обещают. Нужно поверить, что у Украины есть огромный потенциал экономического роста.

Для Украины быстрое развитие – вопрос национальной безопасности. Сейчас в Украине очень слабые, с точки зрения авторитета, все ветки власти и очень сильный натиск врага – и начинаются сепаратистские тенденции. И, чтобы мне не рассказывали, что постановления о специальном статусе Закарпатья ничего не значат, – я в это не верю. Я из страны, где было также. Я сам видел, как это делается. И, кстати, вы все уже тоже видели. Не надо рассказывать байки, что мэр Одессы – открытый сепаратист и гражданин Российской Федерации – это тоже ничего не значит. Не надо рассказывать, когда ни копейки не вкладывается в развитие “украинской Бессарабии”, что это все еще 20 лет так может существовать (стерпится – слюбится). Нет, не будет так. Страну растащат.

Чтобы исправить ситуацию, нужно, в первую очередь, создать настоящий рынок земли. Эти паи, которыми якобы бабушки владеют, давно уже во владении прокуроров, бывших губернаторов и мэров – так что рынок земли у нас есть. Надо создать настоящий рынок земли, который даст Украине несколько дополнительных процентов роста в перспективе 5-8 лет.

Приватизация вместо прихватизации. Знаете что сейчас происходит? Например, Ахметов меняет устав пяти облэнерго, чтобы их можна было скупать по балансовой стоимости. И, я подозреваю, что это не Ахметов будет скупать – Антимонопольный комитет ему не позволит – а кто-то третий с помощью Ахметова заходит на этот рынок. И, я уверен, кто-то с власти, с самого высокого уровня. Пять облэнэрго уплывают, как Одесский припортовый чуть не уплыл. Это не настоящая приватизация, а манипуляция в худших традициях.

Привести во ласть команду новых реформаторов, которые в Украине уже есть, [которые создадут новую политическую элиту в стране] среди местных людей. Сейчас, то что мы получили (при всем моем уважении к Володе Гройсману [премьер-министру Украины], который был очень хорошим мэром в Виннице, и у которого, я верю, очень хорошие намерения) самое безликое правительство. Из-за истеричной попытки сохранить статус-кво, хорошие люди не прошли в правительство. Если так будет продолжаться, то мы получим неконтролируем процесс выборов, где победят ультра-радикалы, популисты и пророссийские силы. Пропутинские силы становятся сильнее с каждым днем. Через год население, не увидев результата от проевропейских сил, будет голосовать за тех, кто пообещает прекратить войну.

Вы заметили, что наше правительство вообще не ездит по стране. Моей первой рекомендацией Владимиру Гройсману было поездить, послушать людей. На этом этапе новый Кабмин еще яйцами не закидают. Хотя бы проехаться дорогами, удариться несколько раз, и тогда, может, это безликое правительство, второстепенных субъектов, откроет глаза. И они реально начнут для Украины что-то делать.

Первый мой тест для нового правительства – это проведение либеральной налоговой реформы. Полностью поменять систему администрирования налогов. Мы в Одессе строим пилотную программу таможенного контроля, где технологично все будет проходить за 15 минут. Вся система ополочилась, чтобы это не возможно было внедрить. Потому что есть Насиров. Он сам был белкой в этом колесе. Когда стал налоговиком, то и специализировался на орехах и схемам серого оборота грузов. Я помню хорошо дебаты Бендукидзе с ним, когда оказалось, что он вообще не интересуется налогами. И когда я увидел, что "лисе вручили ключ от курятника" – у меня челюсть отвисла. У нас есть глава ГФС, который знает ставки, но не знает налоговые ставки.

Мы находимся в замкнутом круге: одни и те же люди крадут, потом покупают голоса для того, чтобы еще больше красть. И мне говорят как мы уберем Насирова, если Хомутынник [Виталий, нардеп партии Відродження] проголосовал за это правительство. А я предупреждал, что если мы идем путем [что нам нужен голос Хомутынника], то [мы должны понимать] Хомутынник никогда не допустит, чтобы в стране небыло контрабанды и паралельного оборота грузов, товаров, услуг, потому что он на этом расцветает. Если Насиров останется еще хотя бы на месяц, то это признак того, что Хомутынник и контрабандная мафия одержали победу. Политики мне говорят: “Убирайся в свою Грузию”. Я уверен, что люблю Украину больше, чем Хомутынник, который ее каждый день грабит через эту схему.

Мы в Одессе создали центр экономического развития. Мы посадили в одном месте прокуратуру, таможню, полицию и районные органы. И мы реагируем на каждое нарушение прав инвесторов. В Одессе до реформы у нас было 856 чиновников и 27 департаментов, после реформы – 425 сотрудников и 12 департаментов. Что в таможне происходит: количество проверок сократилось с 80 до 7. При этом мы привлекли 95 новых компаний, и имеем дополнительно от них 80 млн грн. Мы отказались от площадок, от серых товаров. И получили перевыполнение 184 млн грн при том, что 78% товарооборота ушло, а от части мы сами отказались. Эта часть ушла под шантажом: “Или уходите, или…”.

Сейчас решается все. Новый Кабмин должен проводить реформы с первых дней. Как только они начнут говорить: “Дайте нам разобраться, дайте нам оценить”, – все, реформы закончились на начавшись. В следующие две-три недели мы получим ответ. Говорят, что судить можно будет через шесть месяцев, мол “цыплят по осени считают”. По осени можно будет посчитать сколько Украине осталось.

Украина – это Китай Европы. В хорошом смысле: тут низкие зарплаты, но большой ресурс. У Украины высокий потенциал, у нее все есть: природные ресурсы, индустрия, высокие технологии, потрясающая земля и лучшие трудовые ресурсы. Я уверен, что при радикальних реформах, проведенных в ближайшие месяцы, в следующие 10 лет она гарантированно расцветет. Дерзайте, дергайте их, раскачивайте, выводите из летаргического сна. В этом мы должны быть едины. Времени у нас практически не осталось, а дел не початый край.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: