Они ведь не могли сказать, что против прозрачности. Создатель ProZorro рассказал, как пытались мешать запуску новой системы госзакупок

Создатель новой системы электронных госзакупок Александр Стародубцев делает все возможное, чтобы в ней было как можно меньше исключений.
Фото: innovations.com.ua

Создатель новой системы электронных госзакупок Александр Стародубцев делает все возможное, чтобы в ней было как можно меньше исключений.

Система электронных закупок ProZorro продолжает набирать обороты. В пятницу стартовали обязательные госзакупки в ProZorro для центральных органов исполнительной власти.

Первого апреля вступил в силу Закон "О публичных закупках", который утверждает полный перевод госзакупок в систему ProZorro. Закон был принят Верховной Радой 25 декабря 2015 года, а в окончательной редакции депутаты проголосовали за него 4 февраля 2016 года. Президент подписал документ 17 февраля.

НВ решило расспросить руководителя департамента госзакупок Министерства экономики, а также одного из создателей ProZorro Александра Стародубцева о том, как изменилась система и какие возникали сложности на этапе становления системы.

– С 1 апреля стартовали обязательные госзакупки для центральных органов исполнительной власти и монополистов по системе ProZorro. Что это означает?

– Это значит, что теперь все закупки, которые выше определенных порогов в обязательном порядке должны попадать в электронную систему. Для учреждений – от 200 тыс. грн, а для монополистов – от миллиона гривен. А допороговые закупки – по желанию. Они либо проводят конкурентную процедуру, либо публикуют отчет. Но в любом случае закупки от 50 тыс. грн попадают в электронную систему.

Эта система очень похожа на банковскую. Если вы пришли в один банк, то отправить платеж можете не только в рамках этого банка.

– Система некоторое время работала как добровольная. Каких результатов уже удалось достичь благодаря системе Prozorro?

– Сейчас в системе больше 74 тыс. тендеров, 4 тыс. заказчиков, в среднем 3 предложения на тендер. При этом за последний месяц среднее количество предложений около 3,2. Сэкономии уже около миллиарда. На самом деле каждый можете сам посмотреть все результаты на сайте bi.prozorro.org.

– Какие трудности возникали?

– Для того, чтобы всю реформу запустить, нужны было три составляющих: принять необходимую нормативную базу, "допилить" систему и всех научить. В пилотном проекте была одна процедура, покрывающая не все фазы госзакупок. Мы это сделали. Мы приняли два закона, мы написали кучу подзаконных актов. Этим мы занимались первый квартал, и это было очень сложно, потому что мы приняли два постановления Кабмина, пять приказов Минюста и множество от МЭРТа. И это все бюрократия: каждый приказ нужно написать, со всеми согласовать – с юристами и другими заинтересованными лицами.

Но, в результате мы доделали электронную систему. Раньше это была так называемая процедура Prozorro, построенная по принципу грузинской постквалификации, которая заканчивалась тем, что в систему попадал просто договор и все. Теперь это сразу несколько процедур, это открытые торги, причем с тремя видами. Они есть выше европейских порогов, есть ниже, есть с неценовыми критериями и мультилотами. Также появилась переговорная процедура, когда пишется отчет о сделке.


Макс Нефьодов покинул пост замминистра экономразивития вслед за Абромавичусом, но продолжает работать над Prozorro
Один из лидеров проекта Макс Нефьодов покинул пост замминистра экономразвития вслед за Абромавичусом, но продолжает работать над ProZorro. Фото: Max Nefyodov via Facebook


– Возникали ли еще какие-то трудности?

– Проблем было много. Эта реформа забирает деньги у коррупционеров, поэтому сталкивались с определенным саботажем. Кто-то из заказчиков не хотел внедрять систему, кто-то из экспертов или депутатов разных уровней, обсуждая все эти инициативы говорили: "Это прекрасная и отличная система, но давайте еще доработаем. Тут европейцы еще не совсем уверены, что вы правильным путем идете, давайте еще изучим". Они ведь не могли сказать, что против прозрачной системы госзакупок, потому что это глупо звучит. А для всех этих людей "еще поизучаем" имеет совершенно конкретную цену – как быстро это будет внедрено. С таким сталкивались, но побороли.

– Можете сказать, с чьей стороны было давление?

– Нет.


Результаты года работы системы ProZorro. Инфографика: Макс Нефьодов via Facebook
Результаты первого года работы системы ProZorro. Инфографика: Макс Нефьодов via Facebook


– В России электронная система закупок была введена раньше, чем у нас. В Газпроме и Роснефти недавно заявляли, что хотят засекретить данные по закупкам. Аргументировали они это тем, что открытые данные создают риски для компаний. Не произойдет ли в конечном счете того же самого и у нас?

– Если не дай Бог выберем Путина президентом, очевидно, произойдет (смеется). Российская система очень похожа, там тоже есть коммерческие площадки, но есть одно очень важное отличие – у них вся закупка происходит на одной площадке. То есть она объявляется на площадке, поставщики все должны прийти на эту площадку, аукцион происходит на площадке, вся статистика на площадке. Таким образом, если разные заказчики объявляют что-то на разных площадках, то им нужно прийти, к примеру, на 10 площадок, на всех зарегистрироваться и на всех следить за аукционами, чтобы не пропустить. А в нашей системе, все, что было подано на площадку попадает в центральную базу данных, и из этой базы данных транслируется на все остальные площадки для всех их клиентов. Эта система очень похожа на банковскую. Если вы пришли в один банк, то отправить платеж можете не только в рамках этого банка.

Все депутаты уже понимают, что закон о госзакупках, это не что-то резиновое, что можно растянуть в разные стороны, а международное обязательство Украины

– Смогут ли наши госпредприятия тоже отказываться от внедрения системы и аргументировать это тем, что не хотят раскрывать какие-то данные?

– Все это регулируется законом. На  страже этого закона стоим мы – департамент госзакупок. Мы всячески оберегаем закон о госзакупках от такого рода исключений. Когда мы после Майдана пришли в эту сферу, исключений было больше сорока, потому что каждый депутат считал, что условно, билеты в театр нельзя закупать через тендер, потому что неизвестно, какая труппа приедет. Поэтому мы пошли по другой логике. Первым делом, когда Шеремета стал министром экономики, количество этих исключений сократили до пятнадцати.

Каждое такое исключение, это внесение изменений в закон. То есть нужно в Раду подать проект, получить вывод Минэкономики, а мы будем писать очень гневный вывод о том, что такого рода исключения противоречат нашим международным договорам, начиная от DCFTA (договор об углублении зоны свободной торговли) с ЕС, заканчивая договорами с WTO (Всемирной торговой организацией). И на все такие исключения, мы будем писать гневные отзывы. И все депутаты уже понимают, что закон о госзакупках, это не что-то резиновое, что можно растянуть в разные стороны, а международное обязательство Украины.


111
Благодаря системе ProZorro государство уже сэкономило 1,4 млрд грн. Фото: innovations.com.ua


– А чего можно ждать дальше от системы Prozorro?

– Я жду увеличения торгов, увеличения новых поставщиков, потому что мы очень много проводили, проводим и будем проводить образовательные мероприятия для потенциальных поставщиков, чтобы они пришли в ProZorro. Можно построить любую электронную систему, но если туда не придет бизнес, не начнет конкурировать, следить друг за другом, обжаловать тендеры, где неправильно выписана документация или неправильно квалифицирован победитель, то никакая электронная система не поможет.

До конца года все точно перейдут на Prozorro 

То есть электронная система – это инструмент, который глобально повышает прозрачность "включая свет в темной комнате" и упрощает коммуникации. Мы уже запустили электронную систему, и теперь будем прикладывать максимальные усилия, чтобы нормальный бизнес приходил в Prozorro. Чтобы не надо было собирать 300 справок, а можно было очень просто и удобно, не выходя из офиса, принять участие в тендере, выиграть в нем, подписать договор, поставить товар, получить деньги и заработать на государстве, но по-честному.

– Сколько пройдет через систему в этом году?

– Мы ориентируемся в среднем на 250-300 млрд грн госзакупок в год. Девальвация не добавляет оптимизма и эта цифра растет. Я за то, чтобы госзакупок в стране было меньше, потому что чем меньше государство в экономике, как показывает практика, тем лучше. Но эта цифра все равно растет, поскольку в этом году в два этапа происходит переход на электронную систему. Думаю, что миллиардов 100 в этом году в систему точно попадет. Будем надеяться, что больше. И мы увидим там ту экономию, на которую мы все рассчитываем.

– С 1 августа планируется второй этап, когда все госзакупки будут осуществляться по системе Prozorro. Что это даст?

– До конца года все точно перейдут на ProZorro. Мы же переводили региональные закупки на Prozorro не потому, что мы не готовы были с 1 апреля технически их перевести, а потому что есть три компонента, о которых я говорил – законодательная часть, техническая и обучение. Мы просто не успеем всех научить. То есть если в Киеве всех можно собрать на семинары и что-то рассказать, то в каждый регион нужно просто съездить. У нас страна большая, поэтому мы за все это время уже больше 150 семинаров провели. И мы понимаем, что всех не успеем охватить, поэтому мы спокойно переведем Киев, и до 1 августа переведем регионы. Сейчас включится Киев, потому что основные монополисты все равно здесь, а до 1 августа – все остальные. Мы получим все данные в одной системе, а при помощи того же bi.prozorro.org будем смотреть, в каком направлении нам работать. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: