Мы установили правила игры. Глава Нацкомиссии по регулированию энергорынка о начавшейся реформе

Глава  Нацкомиссии по энергетике Дмитрий Вовк считает, что реформа рынка создаст правила, которых до сих пор не существовало

Глава  Нацкомиссии по энергетике Дмитрий Вовк считает, что реформа рынка создаст правила, которых до сих пор не существовало

C начала мая в Украине в очередной раз выросли тарифы на газ и, горячую воду и другие услуги. Так "социальный" тариф на газ был поднят вообще на 91%.

Рост тарифов – это часть гораздо более глобальной реформы энергорынка, которая включает в себя либерализацию, появления множества поставщиков и улучшение качества услуг.

Аналогичные процессы начались на рынке как газа, так и электроэнергии. Впрочем, если с газом обещанная либерализация постепенно набирает обороты, на энергетическом рынке пока все остается по-прежнему.

О том, какая были причины для роста тарифов на электроэнергию, как будет проходить реформа рынка электроэнергии и чего ждать от новой его модели НВ рассказал глава Национальной комиссии по регулированию энергорынка и коммунальных услуг Дмитрий Вовк.

-- Первый вопрос по поводу тарифов. В чем была необходимость их роста?

-- Повышения начались еще в прошлом году. Еще в прошлом году вначале НКРЭКУ, а позже и правительство взяли на себя миссию по выравниванию цен для разных категорий потребителей. Первым было решение по выравниванию цен на электроэнергию. Было принято решение о поэтапном - 5 этапов повышения к прогнозной цене, которая покрывает себестоимость. Позже было принято решение НКРЭКУ по газу. Оно тогда состояло из двух компонентов. Первый компонент – full-price – который покрывал импортный паритет. Вторая цена, которая составляла 50%. Для ТКЭ тогда была принята специальная цена, для того чтобы несколько сгладить первоначальное повышение. Позже был принят закон про рынок газа, который в идеале не предусматривает установление каких-то специальных цен. Лишь возможность наложения специальных обязательств на какого-то субъекта поставлять каким-то категориям потребителей, и в случае, если есть убыток, он должен быть компенсирован. В прошлом году Кабмин продублировал наше решение. В этом году Кабмин принял решение о единых ценах, практически приблизился к либерализации цен на природный газ. После того, как Кабмин принял единые цены на газ, у нас было две новости хорошие. Первая новость – мы впервые установили для предприятий теплокомунэнерго единую цену на газ. Для производства электрической энергии, для тепловой энергии для населения и для тепловой энергии для промышленности. Хотя раньше эти три цены были разные. Буквально на прошлой неделе на открытом заседании комиссии рассматривали вопрос одного из ТКЭ, это была проверка, по результатам которой было выявлено, что 300 миллионов гривен они заработали нелегально путем манипуляции/переброски разных объемов газа по разным ценам. Решение Кабмина и такие результаты проверок, они как раз и подчеркивают то, что это решение было правильным с точки зрения вычищения возможностей для злоупотреблений. Из приятного, когда мы принимали это решение, было и то, что за прошлой год нами был сделан огромный рывок по учету тепловой энергии. Мы подняли с 33% до 52% на конец 2015 года, а на сегодня уже утвердили для 86% теплокомунэнерго стопроцентный учет. Параллельно с повышением тарифов с прошлого года работает адресная система субсидий, которая демпфирует повышение тарифов для тех, кто не имеет достаточно средств для оплаты таких услуг. Мы считаем, что это решение хорошее, но при этом есть возможность его улучшить. А именно для того, чтобы рынок газа был полностью либеральный и решение правительства соответствовало закону про рынок природного газа, нужно отделить газ как товар и услугу распределения. Чтобы это было два отдельных счета, так как это два отдельных действия. Первое – поставка газа, и вы можете выбирать себе поставщика. Второе – оплата организации, которая вам этот газ лишь доставляет, осуществляя транспортировку. Тогда у нас будут прямые взаимоотношения потребитель-поставщик, и возможно цены будут даже ниже, чем сейчас приняты Кабинетом министров. Потому что будет конъюнктура рынка, которая определит уровень цен.

-- То есть повышение цен на газ было связано с тем, что фактически он сегодня не покрывает себестоимость его производства…

-- У нас произошел с прошлого года отход от политически устанавливаемых цен к экономически устанавливаемым ценам. Экономический вариант установления цен – это их либерализация. Если происходит либерализация, которая бьет по кошелькам потребителей – должна быть адресная система субсидий. Этот процесс не одномоментный. Но мы уже прошли такой путь, что он становится неизбежным и безвозвратным. И в моем понимании становится даже позитивным. Потому что как только мы разделим газ как товар и услугу, и не будет спецобязательств, как сейчас принимает Кабинет министров, то тогда на рынке, возможно, будут более низкие цены.

--  Переход на новую модель энергорынка – он предполагает решение ситуации с долгами. Соответственно, сейчас ситуация не очень хорошая. Я слышал про то, что все должны по цепочке всем. И жители – облэнерго, и облэнерго – энергорынку, энергорынок должен генерации. Как разорвать этот замкнутый круг?

-- Мы перешли уже к конкретным действиям. 19 апреля в комиссии с участием главы комитета Домбровского было большое совещание с дистрибуцией, генерацией,  представителями ГП «Энергорынок», с Министерством экономики, финансов, со всеми потенциальными заинтересованными участниками, на котором обсуждалась концепция стабилизации расчетов. Мы определили себе как цель – до начала работы нового рынка свести долги максимально к нулю. Для этого мы проанализировали структуру взаимной задолженности. На уровне потребителей перед облэнерго, и какая природа этой задолженности. Облэнерго – перед ГП Энергорынок,  и далее по цепочке кому должна генерация. Мы пришли к тому, что есть набор механизмов, как эту задолженность урегулировать. Часть этой задолженности возникла из-за несвоевременного проведения разницы тарифов, несвоевременной оплаты государственным облэнерго РЭМ за электроэнергию - это предприятие поставляет государственным угольным шахтам. С 2010 года была взята традиция не рассчитываться за электроэнергию. Например, лишь одно единственное предприятие имеет на сегодняшний день задолженность близкую к 10 миллиардам гривен и формирует почти треть всей задолженности перед ГП Энергорынок. Второй блок проблем – это зона НКТ, по которой благодаря решению Комиссии в феврале прошлого года этот ком задолженности  был остановлен. Были экс-министры энергетики, которые предрекали армагедон в случае отключения зоны АТО от расчетов. Но ничего не произошло - как видим, все работает. Мы собираем сейчас последние фидбэки, так как определили один месяц на обсуждение концепции и проекта закона, чтобы дальше его подать на Кабинет министров либо через депутатов. Все участники оптового рынка заинтересованы максимально быстро принять закон, который позволит решить все старые задолженности. На сайте Комиссии есть презентация про концепцию. Буквально сегодня я посмотрел счетчик просмотров – 900 просмотров этой концепции. То есть она вызывает интерес, как анализ так и как предложение по разрешению.

-- Сейчас довольно нашумевшая тема – это новая методика формирования ОРЦ. Что она вообще из себя подразумевает и какие ее последствия?

-- Если говорить формально, то формальной причиной была рекомендация Антимонопольного комитета. Если говорить по сути, то с момента формирования существующей модели рынка единого покупателя не было нормативного документа, который определял бы порядок расчета ОРЦ. Что входит в ОРЦ? В ОРЦ входят те компоненты, которые были регламентированы, и те, которые не были регламентированы. Нерегламентированными до момента утверждения этой методики ОРЦ были тарифы тепловой генерации. И до момента утверждения этого документа не было порядка пересмотра ОРЦ. То есть его регулярность, подходы к пересмотру отсутствовали. Поэтому для того, чтобы была прогнозируемость, были определены правила, которые можно критиковать либо поддерживать Комиссия приняла методику ОРЦ.

-- То есть вы утверждаете, что просто установили новые правила игры...

-- Мы установили правила игры, которые ранее отсутствовали. Мы дали рынку прогнозируемость, которой раньше не было. И мы устранили то, что раньше было. А раньше была постоянно то премия, то дисконт к международным ценам на энергетический ресурс. Почему? Потому что отсутствовала взаимосвязь между тарифообразованием ТЭС в Украине, ценой угля в Украине и международными ценам на уголь, а теперь эта взаимосвязь установлена".

--  Это, я так понимаю, индекс API2. Почему был выбран именно он?

-- Индекс API2 не вызывает вопросов ни у кого, кто работает в секторе. Потому что этот индекс является ключевым для Европы. Это поставки на условиях CIF с калорийностью 6 тысяч килокалорий. 90% деривативов, которые торгуются уголь, торгуются на базе API2. API2 обновляется на еженедельной основе международной компанией McCloskey, которая покрывает практически все энергетические рынки во всем мире".

-- Эксперты утверждают, что API2 это не единственный индекс, который можно было выбрать…

-- Их действительно несколько, но наиболее релевантный для Европы является API2. Он состоит из микса ряда поставщиков угля, к которому относится и континентальные поставки и доставленные морским путем.

-- Какие дальнейшие шаги вы собираетесь предпринять для либерализации рынка, для его реформы?

-- Если говорить про генерацию, взаимоотношения потребителей и производителей, то ключевое будет принятие закона про рынок электрической энергии. К нему же связано принятие вторичного законодательства комиссией. Комиссия до принятия закона запустила написание вторичного законодательства. Нам помогает словацкий регулятор, который выиграл тендер по технической поддержке Комиссии. Они на регулярной основе находятся у нас и консультируют по разработке вторичного законодательства. открытие этого проекта было достаточно торжественным с участием Яна Томбинского у нас в комиссии.

-- А кто оплачивает их работу?

-- Это грант Европейской комиссии. Второе важное. Для того, чтобы рынок электроэнергии был правильным, – это интеграция с ENTSO-E. На сегодняшний день мы интегрированы с нашими восточными соседями. И если сравнить эти макросистемы, то ENTSO-E является более привлекательным с точки зрения установленной мощности, объемов генерации, экспортных сечений, так как она больше по всем показателям. Если у нас курс на интеграцию, и во всех стратегических документах заложена интеграция с Европой, то единственный оставшийся вопрос – что приносит ENTSO-E. Для того, чтобы рынок был больше и была выше конкуренция. Для того, чтобы конкуренция из Европы не погубила местную генерацию, один из важных вопросов, который я бы выделил третьим, – это модернизация существующих мощностей генерации. В том числе и ТЭС, которые являются на сегодняшний день неконкурентоспособными в части удельного расхода топлива, коэффициента использования установленной мощности и своих накладных расходов.

-- Если говорить о рынках прямых договоров, насколько Украина готова к тому, чтобы перейти на них?

-- Рынок прямых договоров является одним из рынков, который заложен в законе про рынок электрической энергии. Есть рынок двусторонних договоров, есть рынок на сутки вперед и есть рынок внутридневной. Если упростить как это работает: Вы – предприятие, которое планирует свое потребление в течении года на уровне, например, 100 мегаватт в среднем. Вы покупаете 90 мегаватт на рынке двухсторонних договоров по самой низкая цене по длительным контрактам. На следующий день в течении года Вы пересмотрели план потребления до 95, таким образом Вам необходимо 5 мегаватт, которые приобретаете на рынке на сутки вперед. И последний рынок внутри дня задействуется, если у вас возникнет отклонение от плановых 95 мегаватт, Вы докупите необходимый объем по самой высокой цене. Таковой является упрощенно архитектура рынка. Поэтому рынок двусторонних договоров – это одна из базовых основ нового рынка электроэнергии, запуск которого мы ожидаем после принятия нового закона: а) с принятием вторичного законодательства, б) с момента закупки оператором рынка (предполагается, что это будет государственное предприятие Энергорынок) всего необходимого программного обеспечение. На сегодняшний день есть грант Мирового банка, который позволяет им выполнить все процедуры и приобрести искомое программное обеспечение.

-- А по времени какой-то дедлайн установлен?

-- Дедлайны зависят от а) сроков, указанных в планируемом законе, б) от физической закупки и внедрения этого программного обеспечения. Мы заинтересованы максимально оперативно, однако можем быть ограничены двумя факторами сказанными ранее".

-- По облэнерго. Много говорят о воровстве, о системных неплатежах государственных облэнерго, говорят про Запорожьеоблэнерго. Что там происходит на самом деле?

-- На самом деле первые, кто об этом говорят, и единственные из органов власти, кто об этом говорит громко и детально, – это собственно Комиссия. Запорожьеоблэнерго с прошлого находится на экранах наших радаров по следующим причинам. Когда была сделана проверка за 14-й год и первый квартал 15-го, было выявлено 372 миллиона гривен переуступок долгов, что полностью противоречит законодательству в сфере энергетики. И второй факт – на 600 миллионов гривен была увеличена задолженность перед ГП Энергорынок в связи с неполатой крупными потребителями, в том числе ЗФЗ, ЗТМК. Позже мы получили письма от запорожской фискальной службы, которая проинформировала нас о том, что есть факты вывода средств на фиктивные предприятия и так далее. Даже попросила нас возбудить уголовное дело, посодействовать в возбуждении уголовного дела. За 2015-й год мы направили несколько серий писем на Кабинет министров, Министерство энергетики, ФГИ, СБУ, ГПУ, МВД о фактах, которые мы наблюдали и выявили в результате проверки, которая является документом. К сожалению, дельной реакции было немного. Потом мы сконцентрировались на парализованном Фонде госимущества, поскольку у него есть полномочия изменить менеджмент, так как это государственное предприятие. Если менеджмент недобросовестно исполняет свои обязательства и наносит вред, то ФГИ обязан был бы его сменить. До сегодняшнего дня менеджмент сохраняется и есть слабые надежды на то, что его изменят. Лишь тогда можно будет как-то увидеть реальную картину. Потому что на проверки за 2015 год предприятие нас не допустило. После разбора, что еще происходило во втором полугодии 2015 года, можно будет понять весь масштаб проблем и его исправлять. Похожие проблемы по всем государственным облэнерго по убыванию: первое место –Запорожьеоблэнерго, на втором месте Черкассыоблэнерго, на третьем месте Харьковоблэнерго, на последнем Николаев. Это та группа облэнерго, которая имеет существенные отклонения от средних показателей по уровню расчетов, не говоря уже про факты криминальных переуступок долгов. Мы никогда не скрывали, что мы возмущены деятельностью Фонда. И удивительным образом государственные облэнерго, которые я назвал, координируются в части менеджмента и даже помогает финансовой помощью одной компании под названием Енергомережа, руководителем которой является некто Дмитрий Крючков. Насколько мы знаем о дело Запорожьеоблэнерго является под регистрационным номером 0000001 НАБУ, и надеемся, что они не упадут лицом в грязь. Более того у них есть некоторые успехи - они обжаловали договора переуступок и арестовали счета Енергомережи.

-- Приватизации могла бы решить эту проблему принципиально?

-- Приватизация решает эту проблему. У нас есть развилка из трех вариантов. Первый вариант – не делать приватизацию. Мы уже знаем, что это почти миллиард гривен только по одному Запорожью, и что это дело НАБУ. Это неправильное поведение и отклонение от нормы, которые могут со временем копировать другие участники рынка. Не говоря про то, что на территории этих конкретных областей есть проблемы с невыплатой зарплат рабочим, с невыполнением инвестиционных программ и так далее. Вторая опция – сказать, что приватизация нужна. Тогда мы устраняем коррупционные риски, получаем какие-то деньги от приватизации. Есть третий вариант, и этот вариант поддерживается всеми международными организациями – это необходимость внедрения стимулирующего регулирования. Причем не просто галочку поставить, а стимулирующее регулирование с правильными параметрами. От уровня ставки на базу активов будет зависеть оценка приватизированных компаний потенциальными участниками конкурса. И если это будет 5% или 19%, как недавно утвердило Министерство экономики, то разница для государства будет почти в четыре раза.

-- По поводу системы RAB-регулирования. В чем причина того, что до сих пор полноценно не заработала эта система?

-- Первопроходцами была Великобритания, которая уже 15 лет отпраздновала как действует RAB-система. Мы из-за бюрократических причин в первом квартале не смогли запустить. Были задержки и блокирования со стороны Министерства юстиции наших нормативно-правовых актов. На 01.07 теплим надежду, что компании будет соответствовать критериям, и мы сможем запустить пилот. Я хочу особо подчеркнуть, что внедрение RAB и запуск нового рынка – это две фундаментальные вещи, которые изменяют рынок электроэнергии. Которые помимо того, что приносят пользу долгосрочную, приносят пользу еще и краткосрочную, так как являются триггерами для приватизации. Рынок электроэнергии для генерации, а именно для Центрэнерго, а RAB-регулирование для приватизации государственных облэнерго. Мы постоянно общаемся с консультантами, представителями американского офиса Deloitte по стимулирующему тарифообразованию. И последнее, к чему мы пришли, это необходимость применения единой ставки на базу активов - и на старую, и на новую. Во всем мире, в Европе, при запуске стимулирующего тарифообразования, у вас есть старая база активов, другими словами оценка задействованного предприятием капитала на дату перехода, и новые активы после. На старую базу активов и на новую во всех странах ставка априори является единой и соответствует стоимости капитала. В Украине было свое изобретение в 2013 году и в 2015 мы его продублировали – разные ставки. Когда якобы за плохую приватизацию, за некрасивые глаза, на старую базу активов применяется ниже ставка. В нашем случае мы выбрали 5%. Новая ставка, которую утвердило Минэкономики – 19%. Возникает вопрос: почему регулятор устанавливает заниженную ставку и может ли он принимать такие решения? Такие решения влияют на старую приватизацию, т.е. на все приватизации, которые были сделаны до сегодняшнего дня, так и на новую. Если разделить эти две проблемы, то понятно, что для новой приватизации логично и правильно только полная ставка стоимости капитала. Таким образом вопрос только со старой приватизацией. Мы нашли рецепт в той же Великобритании, которая была первопроходцем по стимулирующему тарифообразованию, как решить эту проблему. Называется Windfall tax. Если дословно перевести, то налог на чрезмерные доходы, - на все, что «упало с неба». В Великобритании около 18 лет правили консерваторы, пришедшие в 80-х годах до 98-го когда премьером становится Тони Блэр. В 80-х года происходит приватизация генерации, дистрибуции, водоканалов, аэропортов, дорог. 18 лет спустя и 8 лет спустя как работал RAB-регулирование, с приходом лейбористов к власти во главе с Тони Блэром, они сказали: мы считаем, что приватизация была сделана не совсем корректно, при этом мы не согласны на реприватизацию. В Украине мы тоже понимаем, что реприватизация с высокой вероятностью безуспешна. Лейбористы сделали это элегантно со следующим подходом: средняя чистая прибыль за 4 года после приватизации умножаемся на мультипликатор P/Е, установленный на уровне 9.0х, что образует налогооблагаемую базу и применяется ставка налога на уровне 23%. Таким образом на справедливую стоимость компании после приватизации был установлен налог 23%, который подлежал уплате в течении двух лет. Общая сума, которую собранная за счет этого упражнения, составила более 5 миллиардов фунтов в 98-м году, что является космическими деньгами на тот момент для Великобритании и супер-космическими деньгами для Украины сегодня. После обсуждения внутри комиссии, после обсуждения с международными организациями мы пришли к тому, что в Украине целесообразно сделать аналогичное упражнение. Для того чтобы в процессе Windfall tax не забросали ветками и не заговорили стоит ограничить периметр лишь облэнерго. Я реалист и понимаю, что если это расширить подход на все состоявшиеся приватизации, вероятность принятия закона близкую к нулю. Мое видение что оптимальной базой налогообложения в наших условиях является исходная оценка базы активов (рассчитывается big-4 в соответствии с методикой ФГИ). И определить ставку налога в том диапазоне, как это сделали англичане, – от 20 до 30% с уплатой в течении двух-трех лет. Можно считать вопрос открытым к обсуждению. По моему мнению, внедрение Windfall tax будет позитивным со всех сторон. Во-первых, это деньги в бюджет. Во-вторых, это очищение приватизации, которая имела место. Я думаю, что старые собственники также заинтересованы поставить точку нуля, чтобы более тема старой приватизации не подымалась".

--  Где гарантия для собственника, что завтра не придет к власти Юлия Тимошенко или партия "Свобода" и не заставят еще что-то доплачивать? 

-- Не незаконно, а скорее сомнительно, или даже неизвестно, где правда. Для того, чтобы уйти от индивидуализма и расчета, кто за сколько купил и сколько оно должно было стоить на самом деле в тот момент, чтобы не пришлось вступать в жаркие споры, стоить ли пересчитывать курс, начислять какую-то доходность на ту сумму, которую по факту заплатили, то предложение очень простое. Абстрагироваться от того, за сколько был приобретен актив когда-либо раньше. Априори мы считаем, что она приватизация не была идеальной и регулирование существенно влияет на стоимость. Поэтому необходимо применить к оценке исходной базы активов, которая делается в соответствии с методикой ФГИ, которая по моему мнению и будет справедливой базой налогообложения, ставку налога в диапазоне 20-30%. И при этом установить при этом одинаковые ставки на все базы активов. Потому что если мы сделаем разные ставки активов – опыт других стран говорит следующее: Россия сделала при запуске разные ставки, однако спустя 5 лет эти ставки выровняла. Если мы хотим все вместе себя обманут – то предложение следующее - вначале сделать разные ставки, а спустя какое-то время обнаружить равные ставки, и «потерять вопрос» доплаты государству за старую приватизацию и далее нести репутационные и политические риски повторного пересмотра приватизации. Сейчас все возвращаются с отпусков и мы со своей стороны будем инициировать обсуждение с депутатами, с участниками рынка, с Минфином, с ЕБРР, Deloitte вопрос Windfall tax. Где обсудим периметр, , что является базой для налогообложения, какая ставка, срок уплаты. Я думаю, что бюджету такая поддержка будет не лишняя. Политически для всего руководства страны это мегаправильная вещь. И тот, кто будет говорить, что это неправильно, практически превращается во «врага народа»".

--  Когда в Украине закончится кросс-субсидирование в электроэнергетике?

-- В прошлом году нами было принято решение о поэтапном повышении к той цене, которую мы видели на тот момент как 100% покрытие расходов. Сейчас эта цена существенно изменилась, в виду как объективных факторов, так и тех факторов, которых мы не могли знать и не имели в регуляторном плане на тот момент. Среди объективных факторов – это и изменение структуры потребления, структуры генерации, стоимости первичных ресурсов, прочее. Второе важно, что мы на тот момент не учитывали вообще, – это наличие стимулирующего тарифообразования, которое во всех странах есть. И если сравнивать пропорцию общего тарифа за э/э оплачиваемую потребителем, в среднем она составляет 60-70% генерации и 30-40% дистрибуция. К сожалению, сегодня часть по дистрибуции около 10% в Украине. Именно из-за этого у нас постоянные жалобы, и они обоснованы, на качество электроэнергии – прерывания э/э, качество напряжения, коммерческое качество со стороны облэнерго. И причина тому очень банальна. Те сумы, которые аллоцируются, и та методика затраты-плюс, которая используется сегодня, не позволяет объективно достичь принципиально другое качество услуги. Да, будут постоянно крики, возгласы, что на уровне облэнерго есть коррупция, непрозрачность и так далее. Но с того времени, как эти возгласы были, уже есть система ProZorro, которая для них является обязательной. И второе – RAB-регулирование – это не просто манна небесная и дополнительные ресурсы, а это еще и дополнительные обязательства. Потому что есть график снижения прерываний (SAIDI) –один из основных показателей, который каждый из нас может осознать, – количество прерываний в минутах на одного абонента за год. Есть следующие группы стран: первая) Прибалтика, наши соседи, которые недавно перешли – на уровне 500 минут; вторая состоит из стран Центральной Европы – на уровне 300 минут. И есть страны третьей группы, такие как Германия, Швейцария, Люксембург – у них на уровне 50 минут. А у нас сейчас  более 1000 минут! Эти все цифры складываются из двух вещей: состояние и конфигурация сетей. Состояние, как общеизвестно, у нас не очень - физический износ по результатам оценок таков, что остаточный срок службы 15 лет. Другими словами через 15 лет, если не делать инвестиций соизмеримых амортизации, электрических сетей не останется. Второй вопрос – конфигурация сетей, что включает структуру по классам напряжения (Украине необходимо заменять физически и морально изношенные низковольтные сети 10/0.4кВ и 6/0.4кВ на более высокий класс 20/0.4кВ с меньшими потерями) и пропорцию между кабельными сетями и воздушными сетями. Кабельные сети требуют больших капитальных инвестиций, но они приводят к совсем другому уровню качества. Наша задача на первом этапе – достичь показателей первой группы стран. Эти первые шаги можно сделать относительно быстро, в то время как каждые следующие 10-20 минут снижения "SAIDI" потребует колоссальных инвестиций. И искренне надеюсь что, мы вернемся к этому через 8 лет, когда закончатся первые два регуляторных периода.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: