Юнисон в тумане. Банк Клименко признали непрозрачным

Юнисон в тумане. Банк Клименко признали непрозрачным
Фото: kp.ua

Вчера, 2 августа, Киевский апелляционный административный суд подтвердил законность вывода с рынка банка Юнисон, сообщает Национальный банк на официальном сайте.

Таким образом, считают в регуляторе, суд подтвердил правомерность действий НБУ на всех этапах коммуникаций с банком в том, что касалось работы над приведением структуры собственности финучреждения в соответствие с требованиями законодательства.

Акционеры банка такое решение суда считают предвзятым и уже собираются его обжаловать. «Мы настаиваем на том, что решение НБУ о введении в банк временной администрации является незаконным. Мы расцениваем это как факт государственного рейдерства. В ближайшие дни акционерами банка Юнисон будет подана кассационная жалоба в Верховный суд Украины», – комментирует НВ Бизнес один из акционеров и член наблюдательного совета банка Юнисон Оксана Чепижко. Последняя через компанию Meligant Group LTD (с долей в 95,24%) владеет 9,44% акций банка.

Чепижко считает, что действия НБУ были незаконными, поскольку банк своевременно и в полном объеме предоставил НБУ всю необходимую информацию для раскрытия структуры собственности банка. Подтверждением своих слов она считает параллельные решения Лозовского горрайонного суда Харьковской области. В начале июля текущего года региональный суд выдал решение, которым НБУ запрещено отзывать банковскую лицензию, ФГВФЛ – его ликвидировать, продавать новым инвесторам до рассмотрения дела по существу.

Кому банк?

Со второй половины 2014-го, как отмечают в Нацбанке, в Юнисон неоднократно направлялись письма с требованием привести структуру собственности в соответствие с новыми требованиями прозрачности. На тот момент среди акционеров банка значились две компании, зарегистрированные в Лихтенштейне: IDP Capital LTD с долей в 82,5% акций банка и MCHL Finance LTD – 17,5%.

В середине 2015 года банк заявил, что акционеры изменились. Якобы в ноябре 2014-го новыми собственниками стали 11 юридических лиц, которые выкупили у предыдущего владельца «потому, что последний не имел возможности в дальнейшем осуществлять предпринимательскую деятельность на территории Украины».

Однако регулятор поданные на согласование пакеты документов забраковал. Как объяснили это в НБУ, новые акционеры не смогли подтвердить надлежащим образом происхождение собственных денег, за которые они приобрели и планируют развивать финучреждение. В конце апреля 2016 года НБУ принял решение отправить банк на "ликвидацию". И причиной признать банк неплатежеспособным стало именно невыполнение руководством требований регулятора по раскрытию структуры собственности.

На 1 января 2016 года акционерами Юнисон были 11 офшорных компаний, зарегистрированных в Республике Кипр. Ни одна из них не владела долей хотя бы 10% уставного капитала банка.

Однако уже через неделю, 5 мая, руководители банка подали иски с требованием признать отменить постановления о признании банка проблемным и неплатежеспособным, отменить решение Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГФВЛ) о введении временной администрации.

Также акционеры банка в судебном порядке требуют отменить решение НБУ, которым регулятор запретил акционерам банка в настоящее время сосредоточить существенную долю акций Юнисон. Действия регулятора Чепижко считает предвзятыми.

Так, например, 2 июля 2015-го, Антимонопольный комитет предоставил разрешение гражданину Швейцарии, имя которого не раскрывается, на опосредованное, т. е. через частную компанию-нерезидента, приобретение более 50% акций.

По словам Чепижко, Брюс Литтман, который через компанию CP-Credit Prive владеет 9,44% акций Юнисона, действительно хотел увеличить свою долю акций до 58%. «Однако из-за усиления государственного давления на бизнес в Украине, инвестор принял решение не увеличивать свою долю акций», – заявляет она.

По информации НБУ, с того времени данное лицо успело сначала подать, а потом и отозвать пакет документов на согласование приобретения существенного участия.

Банк из прошлого

Многочисленные журналистские расследования, а также источники НВ в банковской среде и НБУ связывают банк Юнисон и группу Юнисон, в которую входят Юнисон Страхование, с экс-министром доходов Александром Клименко и его погибшим в 2015‑м братом Антоном Клименко. Оба входили в олигархический клан, который называют «семья Януковича».

Официально Клименки отрицали свою причастность к банку Юнисон. Отрицают участие в капитале семьи Клименко и в банке. По словам Чепижко, Александра Клименко не значится в числе собственников банка и среди акционеров Юнисона его никогда не было.

В Национальном банке информацию о том, что Юнисон может принадлежать братьям Клименко подтвердить или опровергнуть отказываются: «Нацбанк не комментирует не подтвержденную официально информацию».

Однако согласно официальным данным в ноябре 2013-го Антон Клименко вошел в состав наблюдательного совета банка сроком на три года. Одновременно с ним вошли в совет Евгений Войтко, который сейчас является председателем наблюдательного совета. Кроме того Войтко владеет 95,24% акций компании Richmanty Holdiang, в собственности которой есть 9,44% акций банка Юнисон.

Еще одним косвенным доказательством связи руководителя Миндоходов и банка Юнисон являются участники новосозданной Клименко партии Успешная страна (УС) – это люди, которые работали в Юнисоне. Одним из таких, как уже писало НВ, являеся Марина Дедушева, которая сегодня руководит УС. До Майдана она работала первым заместителем руководителя центрального офиса по обслуживанию крупных плательщиков Миндоходов. А в 2014‑м числилась в составе наблюдательного совета банка.

Другим местом, где концентрируются бывшие сотрудники Клименко, является киевская юридическая компания Prove Group. Фирма занимается юридическим сопровождением близких к Клименко проектов: Радио Вести, газета Вести, банк Юнисон и компания Юнисон Страхование.

Закон и пробелы

Юнисон не единственный банк, который сейчас оспаривает свое банкротство. По данным НБУ, с момента действия новых требований к раскрытию структуры собственности, четыре банка прекратили деятельность из-за непрозрачной структурі – кроме Юнисона, еще были Смартбанк, ТК Кредит и Петрокоммерц-Украина – еще два самоликвидировались так и не раскрыв ее.

Несмотря на то, что руководство НБУ отчитывается о 99,2% прозрачности банковской системы сейчас, эта цифра не является постоянной. В любой момент акционеры того или иного банка могут измениться и не сообщить регулятору об изменениях.

И основным аргументом в суде таких финучреждений, после вывода их с рынка будет заявление, что НБУ не имел оснований признавать банк неплатежеспособным, поскольку банк выполнял свои обязательства по платежам. «Мы настаиваем на том, что действия НБУ были предвзятыми и объективных причин для признания банка неплатежеспособным у регулятора не было», – так и заявляет Чепижко НВ Бизнес.

«Никто не отрицает решение НБУ вывести банк из-за неисполнения им экономических номативов или требований регулятора, но почему такие банки признаются неплатежеспособными, если они выполняют свои финансовые обязательства. Банковское законодательство прописано некорректно, и они могут использовать эту лазейку в суде в свою защиту», – говорит Виталий Шапран, главный финансовый аналитик рейтингового агентства Эксперт-Рейтинг.

Так, например, Юнисон на момент выведения с рынка имел регулятивный капитал в ₴455,527 млн, а норматив его адекватности (Н2) составлял 72,43% (при требовании НБУ 10% и более). При этом, в среднем по банковской системе норматив Н2 составляет 13%. Отчетность свидетельствует, что у банка были средства: нормативы мгновенной ликвидности составляли 192,97%, текущей ликвидности – 107,58%, краткосрочной ликвидности - 158,60%.

«С такими показателями финансовое состояние банка не могло быть близким к дефолту. Все, что произошло с банком Юнисон, можно описать как правовой казус, связанный с очень неудачной формулировкой процесса отнесения банка», – подчеркивает Шапран.

Поэтому только тогда, когда эту проблему решат на законодательном уровне, предоставив возможность НБУ выводить банки с рынка без непризнания неплатежеспособности, а по факту не выполнения требований к структуре собственности, тогда не будет спекуляций, уверены опрошенные експерты.

«И относить, когда в Украине такая нестабильная экономическая ситуация, к категории неплатежеспособных банки, которые выполняют все нормативы НБУ, за то, что не устраивает объяснение относительно происхождения средств акционеров, я считаю бессмысленным», – говорит Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании Кравец и Партнеры. Такая ликвидация, по его мнению, говорит не об очистке банковской системы.

По словам Шапрана, больше всего вреда «непрозрачные» банки наносят не во время своего функционирования, а именно тогда, когда их относят к неплатежеспособным. «Требования Нацбанка к траспарентности акционеров – абсолютно адекватны и логичны – направлены на усиление ответственности бенефициаров. Когда структура непрозрачная и вводят администрацию, то ответственных за доведение до банкротства уже не найти», – говорит аналитик. Как пример, он приводит то, что виновные за банкротство первой десятки банков, которую выводили в 2014 году еще при Степане Кубиве, экс-председателе НБУ, до сих пор не названы.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: