Что делать с российскими банками в Украине – экспертное мнение

Активисты замуровали вход в российский Сбербанк в центре Киева

Активисты замуровали вход в российский Сбербанк в центре Киева

На отделение Сбербанка активисты совершили несколько атак, требуя прекратить деятельность российского госбанка в Украине. Как принудительное закрытие бизнеса страны-агрессора отразится на украинских реалиях.

Около сотни активистов Национального корпуса Правого сектора и батальона Азов 13 марта, замуровали строительными блоками центральный офис и отделение Сбербанка (Украина) и залили банкоматы монтажной пеной. Такой стала реакция радикально настроенных граждан в ответ на заявление представителей материнской структуры этого банка в РФ – Сбербанка России.

Напомним, 7 марта текущего года российский госбанк заявил о готовности обслуживать в своих отделениях людей с паспортами «ЛНР» и «ДНР». Согласно указу президента РФ Владимира Путина, банки, работающие на территории РФ, обязаны принимать документы, выданные гражданам, которые постоянно проживают на территориях оккупированных районов Донецкой и Луганской областей.

В самой дочерней структуре Сбербанка в Украине заявили, что банк не обслуживает и не намерен обслуживать клиентов на основании паспорта «Л/ДНР» и неуклонно придерживается норм украинского законодательства.

Однако, как сообщили НВ Бизнес в пресс-службе НБУ, регулятор направил официальные запросы государственным российским банкам в России относительно обслуживания ими клиентов с использованием паспортов «ЛНР» и «ДНР».

«В случае официального подтверждения этой информации Национальный банк Украины обратится в Совет национальной безопасности и обороны Украины с предложением применить санкции к материнским структурам представленных в Украине банков с российским государственным капиталом», – заявили в НБУ.

Речь идет о предотвращении вывода капиталов из банков с российским государственным капиталом путем возврата полученных от материнских структур займов, уплаты процентов по ним. Одновременно, в каждом из пяти российских банков с государственной долей собственности на сегодня работает куратор от НБУ, который занимается в том числе финансовым мониторингом операций банков.

Несмотря на то, что российский банковский бизнес в Украине сокращает свое присутствие еще с 2013 года, на волне бойкота Сбербанка начали звучать обвинения, что украинское правительство и НБУ способствуют развитию этих финучреждений, которым якобы неконтролируемо выдавали кредиты рефинансирования, а доля самих российских банков выросла до 50% рынка.

Такая информация не соответствует действительности. Согласно финансовой отчетности, опубликованной на официальном портале Нацбанка, по состоянию на 1 января 2017 года, задолженность перед НБУ в размере 912,2 млн грн имеет лишь Проминвестбанк. Для сравнения, выведенный с рынка банк Олега Бахматюка Финансовая инициатива не вернул государству 9,7 млрд грн.

За последние три года размер активов российских банков с государственным капиталом сократился на 17,1 млрд грн, до 109 млрд грн. По состоянию на 1 января текущего года, по размеру активов пять российских госбанков составляли 8,8% банковской системы Украины (среди 93 действующих банков). А вместе с тремя корпоративными банками с капиталом российского происхождения – 15,4%. По состоянию на 1 января 2014 года доля банков, принадлежащая РФ, составляла 10% (среди 181 действующего банка).

Как следствие манипуляций цифрами, противники российского бизнеса в Украине часто призывают национализировать эти банки, что вроде бы должно компенсировать потери Украины от военных действий РФ на востоке и оккупации Крыма. Или насильно закрыть, выплатив возмещение вкладчикам через Фонд гарантирования вкладов.

Согласно статистике НБУ, в случае ликвидации российских банков, на государство ляжет бремя в размере 38 млрд грн, 18,8 млрд грн из которых приходится на Сбербанк. Национализация российских банков, с экономической точки зрения, принесет стране еще большие убытки, ведь четыре из пяти финучреждений ведут убыточную деятельность. А 58% кредитов, выданных этими банками – это безнадежные долги.

Такую риторику относительно закрытия банков, по словам самих банкиров, могут сейчас целенаправленно использовать, чтобы существенно занизить стоимость активов российских банков, которые ведут переговоры о продаже бизнеса.

Как уже писал НВ Бизнес, дочерней структурой ВЕБ в Украине – Проминвестбанком – интересуется венгерская группа ОТП Банка. Есть потенциальные покупатели у ВиЭс Банка (группа Сбербанка России) и БМ Банка (группа ВТБ).

«Есть инвесторы, которых интересует выход на украинский рынок или расширение присутствия. На удивление, их немало. Процесс поиска инвестора и переговоры могут растянуться на год-два», – подтвердил сегодня председатель правления ВТБ банка Константин Вайсман.

НВ Бизнес поинтересовался у независимых экспертов, чем на их взгляд угрожает украинскому обществу присутствие российских банков с государственным капиталом, и какие репутационные и финансовые риски понесет Украина в случае дестабилизации их работы.

 

Анастасия Туюкова, старший аналитик Dragon Capital

Сложно судить, как правильно вести себя с таким российским бизнесом в Украине, есть хорошие аргументы за обе стороны – и за принудительное прекращение их деятельности, и за возможность дать им самим уйти.

Очевидных рисков от дальнейшей деятельности российских банков я не вижу, кроме политических. Возможно, стоит дать им возможность уйти самостоятельно. Все равно у них другого выхода не будет, они это сделают рано или поздно, потому что здесь у них развивать бизнес явно не получится.

Украина все же находится в условиях войны и негативные последствия принудительного вывода для нас будут очевидными. Во-первых, связанные с выплатами вкладчикам. Эти выплаты нужно финансировать через Фонд гарантирования вкладов, то есть увеличив нагрузку на бюджет. И вряд ли там удастся восстановить активы, кредитный портфель там не из лучших.

 

Андрей Герус, экс-исполнительный директор инвесткомпании Конкорд Капитал

Я не думаю, что эта акция спланирована кем-то из покупателей, чтобы сбросить цену на российские банки. Здесь играет роль человеческий фактор и человеческие эмоции, связанные с войной. Активисты блокируют на востоке торговлю с ОРДЛО. У нас вообще очень сильно наэлектризованное общество. И на все это наложилось, что Сбербанк в России будет работать с людьми по документам этих так называемых республик «ЛНР» и «ДНР».

Такое открытое заявление было глупостью со стороны Сбербанка России. Одного лишь факта, что они сделали такое заявление, для политического процесса уже достаточно. Согласно этому, здесь у нас тоже должна быть какая-то реакция. А на самом деле оперативной политической реакции не было, поэтому все переросло в уличные протесты. Такие уличные акции достаточно опасны, как для самого банка, так и для банковской системы.

Власть должна была бы дать четкое и грамотное объяснение о роли банка и его клиентов в Украине. Если пугать клиентов, призывать к выносу денег или еще каких-то санкций, то это может привести к быстрому оттоку средств, экстра быстрому, что может повлиять на валютный рынок и стабильность гривни.

 

Василий Горбаль, экс-член совета НБУ

Кто-то запустил тезис о 40%-м присутствии российских банков на рынке, что является неправдой. Отток клиентов из российских банков есть, это действительно так, это можно увидеть по балансу. И, насколько я знаю изнутри ситуацию банков с российским капиталом, они сокращают штат, сокращают присутствие.

Если рассматривать вопрос относительно присутствия российского бизнеса в Украине в целом, то соответствующие процедуры должен инициировать НБУ, который ввел бы определенные санкции, потому что иначе подобные акции приведут к необходимости вывода банка с рынка как неплатежеспособного, что ляжет бременем на бюджет. В Сбербанке вкладов населения 11,4 млрд грн, это значительно больше, чем было в Платинум банке или в банке Михайловский, из-за которого у государства было столько проблем.

Что может сейчас сделать государство? Это дать рекомендацию на обслуживание в тех или иных банках. Еще на стадии утверждения финансовых планов государственных предприятий подобные вещи должны были бы быть предметом для обсуждения в соответствующих министерствах, ведомствах, а также в Кабмине.

Уже второй год подряд и в отношении Сбербанка, и в отношении остальных банков представители различного бизнеса вели переговоры о возможности покупки финучреждений. Я был участником одних переговоров относительно того же ВиЭс банка. Как минимум, такая история может повлиять на переговорный процесс. Потому что всегда есть бизнес, который на низкой цене играет.

 

Михаил Демкив, аналитик банковского сектора группы ICU

Тот приказ, который подписал в феврале Путин, создает массу проблем для всех банков, которые работают в России. То есть не один Сбербанк должен выполнять приказ, а все, в том числе и дочерние структуры Райффайзен, ОТП, ING, которые также имеют дочерние банки в Украине. У них у всех сейчас дилемма – или не подчиняться приказу, который действует в РФ, или искать какие-то компромиссы.

В отношении банков с российским государственным капиталом, то они действительно пытаются уйти с рынка. То есть у них есть курс на выход, учитывая те причины, что здесь у них огромные убытки и такой политический сентимент не в их пользу. Но в том, что им пытаются помочь уйти, я не вижу позитива для Украины, потому что это создает потенциально нагрузку на Фонд гарантирования вкладов. К тому же, такие акции не делают ничего хорошего для имиджа Украины в мире да и для нашей экономики.

Для внешнего инвестора нужно аргументировать почему только сейчас, через несколько лет войны, мы поднимаем вопрос о национализации, почему именно сейчас. И еще, чем это выгодно Украине – за 2014-2016 годы на около 75 млрд грн эти банки докапитализировали их материнские компании, чтобы покрыть проблемы этих банков. Да, российские банки докапитализировались, но я не уверен, что они выполнили на 100% программу докапитализации, которая рассчитана на три года. То есть, если Украина берет на себя эти банки, берет на себя всех вкладчиков и заемщиков этих банков, то все проблемы ложатся на государственный бюджет. Так, как был национализирован Приватбанк.

 

Ярослав Ведмидь, руководитель и основатель digital-агентства в сфере инвестиций Постмен

Контрольный пакет Сбербанка принадлежит государству РФ, которое ведет военные действия против нашей страны. Банк собирает данные о гражданах, выдает кредиты и собирает экономическую информацию об украинских компаниях, в том числе государственных предприятиях, в том числе стратегических.

Сбербанк, который напрямую управляется правительством страны, воюющей против нас страны, ведет основные операции в Луганской, Донецкой, Харьковской, Сумской областях и в оккупированном Крыму. Это легко увидеть здесь.

Что такое Россия для Украины как экономический партнер? Это отрицательное торговое сальдо в торговле товарами на $1,5 млрд в 2016 году. Что мы покупаем в России – нефть и нефтепродукты, топливо для АЭС, химические удобрения.

В торговле сервисами мы имеем профицит, который полностью сформирован транспортными услугами НАКа – $2,6 млрд экспортируемых транспортных услуг трубопроводами в 2016 году.

В общем, соответственно -$1,6 млрд – наш результат торговли с РФ только в 2016 году, это по $150 из карманов каждого из 10,6 млн работающих украинцев.

РФ тотально контролирует поставки топлива на украинские АЭС – 95% украинской атомной энергии вырабатывается из российских твэлов. Такой же тотальный контроль имеем в телеком-отрасли. Значительный контроль имеем в облэнерго и машиностроении.

Поэтому, сокращение бизнеса с РФ означает больше безопасности и бизнеса из ЕС, США и цивилизованным миром. Постсоветские стандарты неприемлемы для глобального мира, продукты для глобального рынка нужны другие, поэтому это еще и цивилизационный и безопасный выбор для украинского бизнеса.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: