Генпрокуратура рассказала, как Крещатик довели до банкротства

Как Киев остался без Крещатика

Как Киев остался без Крещатика

Генпрокуратура и Фонд гарантирования вкладов сделали громкие заявления о схемах вывода денег, которые привели к банкротству.

2 апреля Генеральная прокуратура сообщила на своем сайте о том, что она установила факт доведения до банкротства банка Крещатик. Досудебным расследованием установлено, что служебные лица учреждения провели ряд операций, которые привели к существенному нарушению нормативов НБУ, в результате чего 5 апреля финучреждение было отнесено к категории неплатежеспособных.

Что показало вскрытие

31 мая на основании судебного решения Национальная полиция провела обыск в помещениях банка и изъяла документы и электронные носители информации, подтверждающие преступную деятельность.

Изъятие документов, как поясняют в прокуратуре, показали, что группа предприятий с признаками фиктивности, безосновательно на основе поддельных документов получила кредиты в Крещатике на сумму более $40 млн (примерно ₴1 млрд). Часть указанных денег через фиктивные и подконтрольные предприятия в течение одного дня была направлена на погашение задолженности по их же кредитным договорам. Следствие считает, что операцию якобы провели с целью вывода из под залога высоколиквидного имущества ипотекодателей.

Вчера, сразу же после заявления прокуратуры, о выявлении новых фактов, которые могут свидетельствовать о злоупотреблении должностными лицами банка, обнародовал и Фонд гарантирования вкладов физических лиц.

Так, по результатам выборочного аудита установлено, что в начале апреля текущего года на балансе банка учитывались долговые ценные бумаги нефинансовых учреждений на общую сумму свыше ₴2,27 млрд. По состоянию на 1 апреля 2015-го кредитный портфель банка составлял ₴3,6 млрд. То есть залог в виде облигаций составил почти 63% кредитного портфеля.

Согласно правилам составления аудиторских отчетов, кредиты, обеспеченные залогом негосударственных ценных бумаг приравниваются к непокрытым залогом. Согласно годовой финансовой отчетности банка за 2015 год, к необеспеченным кредитам аудиторы отнесли выданые займы на сумму ₴2,1 млрд, что составляло 42% кредитного портфеля. Из них ₴1,95 млрд – это кредиты юридическим лицам. В 2014 году необеспеченные кредиты в портфеле банка составляли ₴1,7 млрд (₴1,6 – юрлицам) – это 39% портфеля.

К тому же, как отмечают в ФГВФЛ, эмитенты ценных бумаг имели признаки фиктивности. То есть у компаний-эмитентов облигаций отсутствовали основные фонды и производственные запасы, численность работающих составляла 1-2 человека и т.п. "По предварительной информации, в 91,8% случаев компании, которые выпускали облигации, оказались связанными с банком лицами. Обычно подобные схемы с ценными бумагами создаются с целью контроля денежных потоков или даже прикрытия операций по выводу средств из банков", – заявили в фонде.

Как крысы с тонущего корабля

Как пояснили НВ Бизнес сами банкиры на правах анонимности, установленные прокуратурой и Фондом факты махинаций являются двумя этапами одной схемы по выводу активов из банка его акционерами, когда последние поняли, что банку пришел конец. "Когда стало "горячо" вместо недвижимости под залог были введены ценные бумаги, которые погасили задолженность, а банк подписал соглашение относительно удовлетворения прав кредитора. Таким образом ипотечные договоры утратили силу", – объясняет топ-менеджер одного из украинских банков.

Фактически схема выглядела так: сначала кредиты связанным лицам выдавались под твердый залог – то ли права на недвижимость, то ли на саму недвижимость. В соответствующий момент банк выдал кредит фиктивным компаниям, залогом взял их ценные бумаги. Компании-муляжи направили средства компаниям-реальным заемщикам, которые за эти деньги погасили задолженность перед банком и, соответственно, вернули права на свое залоговое имущество.

По словам экс-председателя правления банка Хрещатик Дмитрия Гриджука, активы из банка не выводились. Хотя подкрепить фактами свои слова он готов после того, как кто-то из государственных органов озвучит какие конкретно активы были выведены. "Давайте будем говорить предметно. Эти заявления непрофессиональные. Эти вбросы информации, очевидно, выгодны тем, кто волнуется, что документы были изъяты. Это хорошо, что полиция взялась сделать оценку правомерности этих кредитных договоров", – сказал он НВ Бизнес.

Проблема в стратегии

Банк Хрещатик длительное время вел не логичную, с точки зрения бизнеса, процентную политику. Выдавал кредиты с очень низкой маржой (разницей между платежами по вкладам и займам), или и вовсе под более низкие проценты, чем привлекал депозиты. Об этом свидетельствует финансовая отчетность банка. Так, за первый квартал 2016 года убытки от основной деятельности составили ₴96,6 млн, а за 2015 год – получил минус в ₴408,5 млн.

Причина такого алогичного ведения бизнеса, очевидно, заключалась в дешевом кредитовании предприятий, связанных с акционерами банка. Хотя Гриджук настаивает на том, что финучреждение не была "карманным", такое же заявление озвучили и в Национальном банке.

И.о. заместителя председателя НБУ Екатерина Рожкова заявила, что за деньги коммунальных предприятий и средства полученные за счет привлечения депозитов населения кредитовалась девелоперский бизнес акционера банка Андрея Иванова, который удерживал 37,4% акций банка. Основной бизнес Иванова – столичный рынок недвижимости, а именно девелоперская компания UDP, которая является одним из ключевых застройщиков на рынке. В 2015 году компания сдала ЖК Паркове місто.

"На самом деле еще три года назад возникали подозрения, что Крещатик – живой труп, поскольку огромные суммы были выданы не только компаниям, связанным с акционерами, но и компаниям, которые не обслуживают кредиты. Крещатик проедал сам себя: обслуживал обязательства не получая денежных поступлений от должников", – говорит заместитель председателя правления одного из украинских банков.

Выходом из этой ситуации могло быть, по словам банкиров, или привлечение нового инвестора, или активизация работы по возврату проблемных кредитов. Ни то, ни другое не происходило.

В 2015 году обслуживание кредитного портфеля банка, в том числе связанными предприятиями, резко ухудшилась. Из-за этого ему пришлось доформировать резервы под обесценивание кредитов до ₴530 млн. Убыток за год составил ₴1,1 млрд.

При этом, согласно требованиям НБУ, банк нуждался во вливании дополнительных средств в капитал, не хватало в нем и ликвидности. 1-го апреля акционеры банка должны были представить в НБУ план докапитализации, однако собственники – Иванов и Николай Солдатенко (24,24%) – не нашли на это средств. А депутаты Киевской городской госадминистрации, которая владела 25% акций банка, отказались докапитализировать банк средствами столицы.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: