Быть должником

комментировать
Быть должником

"Если не можешь платить – договаривайся, власть же пытается «кинуть» всех – и граждан, и кредиторов", - Сергей ДУМЧЕВ, киевский предприниматель.

Шантаж – возможно, наихудшее средство для того, чтобы получить желаемое. Наихудшее, прежде всего, по причине своей малоэффективности. Шантажистов не любят нигде. С ними попросту перестают иметь дело – это как минимум. Правительству Яценюка, где за экономику и финансы отвечают две приглашенные «звезды», не стоило бы угрожать кредиторам Украины дефолтом.  Однако иностранные «спецы» и доморощенные эксперты говорят западным капиталовкладчикам: либо вы «списываете» 40% долга, либо теряете все. Ситуация уникальная: вы одолжили деньги, отдать их не в состоянии, но вместо извинений грозите вашему спасителю. Придет ли он еще когда-нибудь на помощь? Ответ, думаю, очевиден. Между прочим, что-то подобное творит нынче Греция. Набрав долгов под €340 млрд, южная страна требует у кредиторов еще дармовых денег и отказывается от любых конструктивных предложений.

«Камикадзе» в цифрах

В нескольких словах ситуация с внешними займами Украины такая. На сегодня государство имеет около $70 млрд государственного долга, говорит Яценюк. По его словам, большая часть суммы – $40 млрд – сформировалась еще при Януковиче и Ющенко. Даже если это так, всего лишь за год правления «команда реформаторов» влезла в финансовые обязательства, почти что аналогичные тем, которые тянутся за Украиной еще с 2005-го.

Кстати говоря, западным кредиторам абсолютно все равно, как зовут актуального на данный момент президента Украины. Ведь договаривались про заем они не с Ющенко, Януковичем или Порошенко. Они договаривались с государством Украина. И поэтому вправе ожидать от него погашения долгов. Или, по меньшей мере, цивилизованного и предметного разговора об этих долгах. 

Еще пара цифр от главы правительства: в течение прошлого года Украина получила от западных партнеров $9 млрд, а отдала – 14. В этом году ожидается проведение транзакции от МВФ в размере $17,5 млрд. От других международных кредиторов поступят еще 7,2. Но есть одно условие: украинская власть должна договориться с внешними кредиторами о реструктуризации 15-миллиардов долга.

Субъект переговоров – компании с мировым именем. Такие, как Franklin Templeton Investments, BTG Pactual Europe LLP, TCW Investment Management Co., T. Rowe Price Associates Inc., являющиеся держателями украинских облигаций на сумму $8,9 млрд. Крупнейшим капиталовкладчиком выступает компания Franklin Templeton Investments, приобретшая перед началом Евромайдана ценных бумаг на $5 млрд.

Рядовому украинцу это название мало что говорит. Между тем, Franklin Templeton Investments – крупнейший инвестиционный фонд. Сейчас он скупает евробонды Украины, которые стоят дешево и имеют репутацию весьма сомнительных бумаг, а затем – если Украина выкарабкается из финансовой ямы – продаст их подороже. Выгода, как видим, обоюдная: Украина получает долларовую инъекцию, а Templeton – возможность в будущем вернуть вложенные средства с лихвой.

Однако это самое светлое будущее может и не наступить. Так что Templeton, по сути, занимается благотворительностью. К тому же он поддерживает тонущую репутацию Украины на плаву: скупая наши облигации, сигнализирует другим компаниям, что «ще не вмерла Україна» и в ее ценные бумаги еще можно инвестировать. Чем же отвечает Украина держателям ценных бумаг? Откровенным хамством, явленным на государственном уровне. 

Правительство, любящее хорошо покушать, грозит народу несварением желудка

Относительно недавно Верховная рада поддержала закон, позволяющий Кабмину запрещать выплату внешних обязательств. Глава Минфина Наталья Яресько размахивает этим законом как добытым в бою трофеем: западным кредиторам ставят ультиматум – либо они соглашаются на списание 40% долга по суверенным украинским облигациям, либо «страшный» закон будет пущен в ход. И кредиторы не получат ничего.

МВФ лишь советует договариваться, искать варианты выхода. Но договариваться власть не желает. Не имея дальновидности в выстраивании отношений с партнерами, Кабмин выкладывает свой главный козырь: ДЕФОЛТ. Ничего нового не изобретено и в этом случае. Ряд государств, не погасив долги, прибегали к практике дефолта. Заканчивалось это плачевно. Кредиторы не «испугались» и не стали уступчивее, а вот государства расплачивались сполна. Яркий пример тому – Аргентина. Международный суд все равно заставил ее рассчитаться с долгами, а вот репутация страны была «подмочена» на полтора десятилетия.

Кстати, поискать управу в суде на недобросовестного должника могут и нынешние кредиторы Украины. Скорее всего, именно так они и поступят. Для Украины это будет означать колоссальные имиджевые потери, окончательно угробленную экономику и ровно ноль инвестиций. Ни один уважающий себя инвестор не войдет в страну, выбросившую белое знамя дефолта и не выполнившую финансовых обязательств.

Если цель нынешнего правительства Украины, насыщенного иностранцами при портфелях и без, заключалась в том, чтобы, во-первых, довести страну до полного банкротства (а ее народ – до беспросветного убожества), а, во-вторых, выставить в глупейшем положении лжеца и дилетанта, то цель эта достигнута. Занавес, аплодисменты, конец представления.

Те же, кто участвовал в этом позорном спектакле, подразделяются на две группы. Первая – «позаимствованные» за рубежом чиновники. Все они со спокойной душой и туго набитым карманом вернутся туда, откуда были «взяты напрокат», если в Украине станет совсем «жарко». Остальные же – исконно свои «двоечники» и профаны – будут вынуждены как-то оправдываться.

Кстати говоря, одно из таких оправданий уже придумано. Оказывается, говорят в Кабинете министров, дефолт уже наступил. Так что причин для паники нет – в скором времени Украина лишь формализирует его объявление. А наступил дефолт в начале осени прошлого года, когда обвалилась гривна и утащила за собой на дно и уровень жизни среднестатистического украинца, и его покупательную способность, и многие другие показатели.

Иное видение – у агентства Bloomberg, вычислившего, что 24 июля украинское правительство пропустит погашение купона по долговым обязательствам.  При этом Bloomberg ссылается на американскую инвесткомпанию Goldman Sachs. По ее словам, до этой даты Украина не успеет предпринять ничего существенного для погашения внешнего долга, а потому будет вынуждена объявить дефолт. Настоящий. С настоящими же и весьма плачевными последствиями.

Кабмин проедания

Любое государство базируется на двух основополагающих ценностях – ответственности и преемственности. И если уж в 2014-м тогдашний министр Кабинета министров Остап Семерак заговорил о «правопреемстве Украины в отношении долгов СССР», то отдавать долги, сделанные вне СССР, сам бог велел. И бог, и кредиторы, и просто элементарное представление о чести и достоинстве. Это и есть преемственность. За последние 24 года в Украине сменилось пять президентов (а в дальнейшем сменятся еще пятью пять), однако это не повод воспринимать «воцарение» каждого из них как обнуление предыдущих финансовых обязательств.

В глазах Европы каждый трансферт, прошедший через казначейство Украины, является ее (Украины) госкредитом. Новая власть может сколько угодно ненавидеть старую и называть ее долги «взятками» – терминология, практикуемая нынешней правящей элитой, не влияет на восприятие проблемы Западом. А проблема такова: есть долг Украины, долги нужно платить. На этом ставится точка и заканчивается любая дискуссия.

Интересный пример. Министр финансов Великобритании Джордж Осборн заявил на днях, что его правительство в 2016 году погасит обязательства по бессрочным облигациям The South Sea Company – «Компании южных морей», созданной в… 1711 году. Акционерам компании предлагалось выкупать госдолг Британии в обмен на преференции в торговле с испанской частью Южной Америки. В XVIII веке английское правительство поспешило распорядиться не принадлежащей ему собственностью, и так называемая «война за испанское наследство» закончилась фактически поражением Британии. А акционеры The South Sea Company потерпели таким образом убытки. Но потомкам пострадавших эти убытки компенсируют уже в следующем году.

Именно так на Западе понимают ответственность власти перед народом. Разгильдяйство украинской руководящей верхушки в глазах Европы никогда не будет оправдано ни войной, ни любыми социальными катаклизмами. Дефолт как средство шантажа и демонстративно-наглый отказ от долговых обязательств отбросит Украину далеко назад – примерно туда, где обретаются ныне африканские страны.

Существует всего несколько заповедей, соблюдая которые можно было бы избежать сегодняшней тяжелейшей ситуации: 1. Не укради. 2. Не бери кредит, если нечем отдавать. 3. Если взял – не проедай бессмысленно. 4. Инвестируй. 5. Заинтересовывай жертвователей интересными проектами. 6. Не делай новые долги, не отдав старых. 7. Не вводи в искушение местную власть, которая, глядя на «старших» коллег, творит на своем уровне те же финансовые «чудеса».

Возможно, единственным выходом для украинской власти стала бы срочная презентация крупных, масштабных проектов, способных обеспечить большое наполнение оборотных средств. Небольшой мозговой шторм на уровне Кабмина или АП – и Украина получила бы возможность привлечь инвесторов, а не только кредиторов. И тем самым хоть немного закрепить представление о себе как о перспективном партнере.

Но беда в том, что украинскую власть – в отличие от английского Кабинета министров – не интересует, как и чем будет жить ее народ через десятилетия. И что он о ней на самом деле думает. То есть последнее, конечно, немаловажно, но лишь на период выборов. От выборов до выборов власть только вкусно кушает, и ее оглушительное чавканье заглушает голос разума. К тому же на переполненный желудок плохо думается.

В итоге имеем то, что имеем: крайне неаккуратного «едока» за европейским финансовым столом. Где скоро он останется в одиночестве, обнаружив, что тарелка пуста, а над головой собираются тучи. Прозрение, боюсь, наступит поздно. Впрочем, как и всегда.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Компании/Рынки ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: