Банковское искусство

комментировать
Сергей Махно — украинский дизайнер, архитектор, основатель первой в Украине галереи предметного дизайна Sergey Makhno Gallery

Сергей Махно — украинский дизайнер, архитектор, основатель первой в Украине галереи предметного дизайна Sergey Makhno Gallery

Строгое строение с прямоугольным силуэтом. В современном стиле со стеклянным фасадом или в классическом — с колоннами. Таким обычно представляют здание банка.

Главные ассоциации, которые вызывает этот образ, — строгость и надежность. Стекло и металл добавляют современности, продуманный декор намекает на умение распоряжаться солидными суммами, но в целом арсенал выразительных средств, используемых в проектах финансовых учреждений, невелик. Так, как если бы банк был всего лишь улучшенной моделью сейфа, местом для хранения и приумножения денег. Но в действительности сфера взаимодействия банка и клиента намного шире — и, в зависимости от целей, дизайн может передавать различные идеи.

Проекты современных европейских банков это подтверждают. Например, открытое зонирование позиционируется как символ коммуникабельности и готовности к принятию совместных решений. Прозрачные стены символизируют прозрачность банковской деятельности. Кафе, детские комнаты и магазины в отделениях банков — клиентоориентрованность и неформальность, призванные сделать посещение финансовых учреждений максимально комфортным. Некоторые идут еще дальше и, стремясь создать доверительную атмосферу, проводят концерты и даже винные дегустации — как итальянский CheBanka! — или организовывают презентации книг и театральные постановки — как испанский CAN.

Внешнее оформление постепенно уходит от стандартов: например, токийское отделение Sugamo shinkin bank, спроектированное французским архитектором Эммануэлем Моро, похоже скорее на детскую библиотеку или культурный центр: будто сложенное из разноцветных кубиков, с деревьями, растущими из стен, оно, по словам архитектора, звучит как радужная мелодия, вызывающая ощущение счастья и комфорта. А норвежско-американское архитектурное бюро Snøhetta строит в Бейруте штаб-квартиру Banque Libano Francaise с фасадами в виде шахматной доски и просторными озелененными террасами — растения, по задумке архитекторов, символизируют развитие.

Даже оплот мирового банкинга — эталонная Швейцария — давно встал на путь экспериментов. Чего стоит цюрихское отделение банка Raiffeisen, внутренние стены в котором заменены белоснежными перегородками с перфорацией в виде портретов прославленных жителей Цюриха — художников, архитекторов и писателей.

 

 

Тренд новых банков пришел и в Украину. В киевском микрорайоне Воздвиженка открылось отделение Ощадбанка. Рассчитанное на работу с vip-клиентами, оно несет в себе идею уникальности и ценности, которая выражена с помощью… современного искусства. Назар Билык, Павел Маков, Игорь Гайдай, Олег Тистол — их картины, фотографии и скульптуры превращают банк в современную арт-галерею. Еще один важный момент — интерьер. Созданный, как и само здание, Архитектурной мастерской Сергея Махно, он объединяет природные материалы и национальные мотивы с современными дизайнерскими решениями — давая тем самым понять, что актуальность и развитие не исключают сохранения национальной идентичности.

 Тренд новых банков пришел и в Украину

Подробнее о том, что несет в себе проект первого премиум-центра Ощадбанка, рассказал его создатель Сергей Махно — украинский дизайнер, архитектор, основатель первой в Украине галереи предметного дизайна Sergey Makhno Gallery.

— В идеале работа архитектора, дизайнера, художника подразумевает свободу творчества. В данном случае вам пришлось иметь дело с бизнес-клиентом. Это накладывало какие‑то ограничения?

— Как архитектурная мастерская мы ориентированы на работу с клиентом. Здесь граница — бизнес-клиент, арт-клиент, частный клиент — не так важна, как то, насколько интересен проект. Этот проект был интересным. Конечно, у нас был бриф и определенное техзадание, но нам дали возможность реализовать банк так, как мы хотели, с любовью, профессионально и на высоком уровне. Важно и то, что мы работали как над архитектурной концепцией, так и над интерьером. В итоге получилась целостная композиция — симбиоз технологии, функционала и красоты.

— Для вас это был первый подобный опыт?

— Да, это был первый банк, с которым мы работали, и некоторым моментам пришлось уделить особое внимание. Например, в проектировании хранилищ есть своя специфика, которую мы изучали дополнительно. Дизайн банков — это целое направление, и, чтобы освоить его, мы смотрели на работы наших соседей по всему миру. Я специально летал в Женеву, чтобы увидеть лучшие швейцарские банки изнутри. Еще одним неочевидным источником вдохновения стали фильмы. Некоторые голливудские блокбастеры снимают в реальных интерьерах, и можно детально рассмотреть особенности помещений.

 

 

— Есть ли в дизайне киевского премиум-центра Ощадбанка то, что однозначно позаимствовано у европейских коллег?

— Пожалуй, нет. Изучая мировой опыт, мы пропускали его через себя, чтобы в итоге создать что‑то новое. То, что мир еще не видел. Конечно, нельзя сказать, что вы нигде не найдете отделки стен деревянными панелями, но, если вы присмотритесь, то поймете, что узор панелей в переговорной комнате, где мы сейчас находимся, повторяет аутентичный орнамент украинской вышиванки.

 Национальная идея заложена в дизайн-концепции. Керамика в соседнем помещении олицетворяет землю, тепло, щедрость — то, что пришло к нам с нашими корнями 

Книжную полку в большой переговорной украшают камни. Они передают идею мощи и основательности. Особенно важно то, что интерьер выполнен из натуральных и долговечных материалов.

— Все задуманное удалось реализовать?

— Уже 14 лет моя студия создает интерьеры и предметы, которые должны в них находится. Каждую вещь мы тщательно подбираем под пространство. Если не находим подходящий вариант, создаем его сами. В одной из переговорных комнат Ощадбанка есть стол, который я придумал еще четыре года назад, но только сейчас он нашел свое место. А каким‑то идеям, наброскам, эскизам, родившимся во время работы над этим проектом, еще предстоит дождаться реализации.

— В оформлении помещений использованы работы отечественных художников, фотографов и скульпторов. Это призвано подчеркнуть, что Ощадбанк — украинский банк? Или цель была в промотировании современных украинских мастеров?

 

 

— Все в комплексе. Даже если бы мне пришлось работать с международным банком, я бы все равно продвигал наших. Моя студия ведет много международных проектов — сейчас мы работаем над бутик-отелем в Берлине, создаем офис в Лондоне. Но в каждом проекте есть часть Украины. Для нас это важно.

  Даже если бы мне пришлось работать с международным банком, я бы все равно продвигал наших

В этом случае наше видение совпало с руководством банка. По инициативе Андрея Пышного, председателя правления, офис превратился в экспозицию, галерею современного искусства. Работы Леонида Гайдая, с которым Андрей давно знаком, он сам лично и отбирал. К подбору остальных предметов искусства подключились я и Игорь Абрамович.

— То есть все это — выставочные экспонаты, которые можно приобрести?

— Да, именно в этом и состояла идея. Создать живое арт-пространство, которое будет постоянно меняться, обновляться. Если клиент захочет что‑то приобрести, он сможет это сделать. Кроме картин и скульптур, в интерьере также присутствуют арт-светильники из лимитированной коллекции, созданной нашей студией.

— Вы хотели бы продолжить работу в этом направлении?

— Хотел бы я сделать банк, например, в Швейцарии? Наверное, да. Хотел бы я сделать в Украине еще — тоже да. Это был крутой опыт. Мне понравилось.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Финансы ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: