Что будет с широкополосным доступом

комментировать

Тендер на 3G, пожалуй, был основной новостью прошедшего года, фокусируя оценки и прогнозы развития отрасли на мобильном сегменте.

Это логично, поскольку доходы от мобильной связи составляют почти 2/3 от общих доходов отрасли. Вторым по значению для отрасли и общества является сегмент фиксированного интернет-доступа, который чаще называют ШПД (широкополосный доступ) или бродбенд. Говоря проще, это интернет в каждой квартире и офисе, без которого сегодня уже сложно обходиться в принципе.

В одном из первых интервью в статусе главы регулятора я говорил о том, что на рынке интернет-доступа сложилась нездоровая ситуация, когда потребитель покупает у провайдера пакет «до 100 Мбит/С», а по факту получает максимум 30-40 Мбит. Отсутствие контроля качества услуг привело к насыщению рынка однотипными предложениями — у всех одни и те же пакеты. В результате имеем классическое превышение предложения над спросом.

Масса мелких провайдеров, продающих одну и ту же услугу, которые, по сути, конкурируют только одним - ценой, провоцируя ценовые войны и падение доходности рынка в целом. Вслед за падением доходности у игроков проваливается экономика инвестиций в сети и рынок перестает развиваться. А потребитель остается с выбором без выбора, поскольку на рынке отсутствует мотивация для повышения уровня предоставления услуг и их качества.

В мае 2015 года при поддержке Adam Smith Conferences был организован Украинский телекоммуникационный форум для обсуждения проблематики отрасли. Понятно, что на тот момент всех больше интересовала тема внедрения 3G, но другие сегменты рынка не остались без внимания. Поэтому, когда на дискуссионной панели руководители сразу нескольких операторов ведущей десятки посетовали на демпинг и «серый» рынок, члены Национальной комиссии регулирования связи и информатизации (НКРСИ) серьезно восприняли высказанные проблемы и предложили операторам разобраться в проблематике вместе и детально.

На первых же встречах с операторами вырисовались три направления работы:

1. Отчетность. Чтобы оперировать понятиями «серого» рынка и демпинга, регулятор как минимум должен иметь первичную информацию о рынке — кто на нем работает, каков реальный объем этого рынка, перспективы роста и т.д. Но у нас сложилась парадоксальная ситуация: до сегодняшнего дня регулятор не имеет в своем распоряжении никакой адекватной информации о рынке ШПД.

Поскольку этот вид деятельности не лицензируется, операторы просто не обязаны были предоставлять такую отчетность. А как, собственно, можно работать с рынком, доходы которого, и кол-во абонентов неизвестны? Если поискать в сети показатели по ШПД-сегменту, то становится очевидным, что цифрами оперируют различные консалтинговые компании, которые определяют их путем банального обзвона/опроса отдельных участников рынка. Соответственно, такие данные можно мягко сформулировать как оценочные.

2. Качество услуг. Прежде всего это касается права потребителя на выбор и права абонента знать, что он покупает. В этой связи важно отличать интересы абонентов от интересов отдельно взятых участников рынка, которые используют свое членство в различных ассоциациях для манипуляции понятием «мнение общественности». Другими словами, речь идет о правах более 5 млн абонентов ШПД, а не 3,5 тыс. операторов.

3. Надзор. Как бы не относились предприниматели к различного рода контролерам, без механизма контроля нельзя обеспечить даже базовые принципы организованного рынка.

Усовершенствовать отчетность регулятор пытается еще с 2012 года. Все эти инициативы «умирали» по одной простой причине — они отторгались рынком, поскольку рассматривались исключительно как усиление регулирования с целью увеличения давления на бизнес.

В декабре 2014 года действующий состав комиссии предпринял очередную попытку модернизировать отчетность, поскольку необходимость этого процесса очевидна. По предусмотренной законодательством процедуре, проект документа должен пройти публичное обсуждение с рынком и госорганами.

В течении 1 квартала 2015 года НКРСИ провела многочисленные встречи с операторами, пункт за пунктом находя формулировки, которые бы устраивали большинство участников. В апреле комиссия утвердила финальный порядок. Дальше по процедуре предстояло согласование с несколькими госорганами, в том числе Государственной службой статистики, регуляторной службой и Антимонопольным комитетом. И вот эта фаза является самой интересной. Все ведь понимают, что результат публичного обсуждения с отраслью — это компромисс между регулятором и операторами, многие из которых имеют совершенно противоположные интересы.

Естественно, что остаются недовольные, чьи пожелания противоречат мнению большинства. И что же они делают дальше? А они просто направляют свои возражения в госорганы, с которыми регулятор должен согласовать свое решение, прикрываясь манишкой какой-нибудь общественной организации или ассоциации. Эти госорганы, не видя полной картины, по формальному признаку отправляют решение нам на доработку. Но мы не можем просто взять и учесть замечания недовольных, поскольку принятое ранее решение уже было компромиссом между разными сторонами. И приходится начинать все по новой… Вот такое хождение по кругу, такой водоворот, в котором «зависают» или «тонут» многие важные и фундаментальные вещи.

В нашем случае, с апреля 2015 года, когда регулятор после обсуждения с рынком согласовал документ, окончательно проект отчетности нам удалось утвердить лишь через год. То есть регулятору понадобилось в общем полтора года работы только данного состава комиссии, чтобы получить возможность считать доходы и абонентов рынка ШПД. Кстати, решение еще нужно зарегистрировать в Минюсте, а это еще одна лазейка для «неудовлетворенных» и «недопонятых»…

Теперь о качестве услуг. На рабочем заседании, состоявшемся по «следам» форума, операторы согласились с необходимостью усиления регламента качества услуги. Другой вопрос – как правильно это сделать. Первое предложение комиссии предусматривало жесткие требования по скоростям: доступ к сети в любое время на скорости не меньше 70% от рекламируемой. Если оператор обещает до 100 Мбит/с, то он берет на себя обязательство не снижать скорость ниже 70 Мбит/с.

Реализация изменений сразу наталкивалась на целый ряд проблем. Прежде всего, это несоответствие действующим в Украине стандартам качества и отсутствие методики по измерению показателей. Для решения этой части задачи мы инициировали изменения в базе национальных стандартов. С 1 января в Украине уже действует стандарт, разработанный европейским институтом стандартизации для рынков ЕС, которым определяется: какие параметры измерять, как измерять и где измерять.

Другой аспект – это наличие переменных, влияющих на качество услуг. Использование трафика в фиксированных сетях целиком зависит от настроения абонента: в один день он может просмотреть пару фильмов, а в другой – лишь потратить пару минут на чтение новостей. А если это многоквартирный дом, то амплитудных колебаний нагрузки на сеть не избежать.

Для мобильных операторов добавляется еще и переменное количество потребителей возле базовой станции. И все это должно учитываться, когда мы говорим о параметрах качества услуги. Поиск решения проходил в разных форматах: и в рамках расширенных заседаний, и в более узких встречах с отдельными участниками рынка.

В результате переговоров с рынком нам удалось прийти к компромиссному варианту: в абонентских договорах будет обязательным пункт о гарантированной минимальной скорости доступа к Интернет. Для рынка в целом — это дополнительный инструмент конкуренции, а для абонентов - возможность выбора услуги, которая соответствует их потребностям. Кроме этого, операторам теперь необходимо более взвешенно подходить к заключению договоров по обмену трафиком. Ведь когда один оператор заключает с другим оператором абонентский (!) договор на поставку трафика «до 100 Мбит/с», никто не может гарантировать окончательное качество на выходе к потребителю.

С учетом этих изменений комиссия 5 апреля этого года приняла решение и отправила на согласование в регуляторную службу и Антимонопольный комитет. Попытки заблокировать документ на этом этапе наверняка будут, поскольку «серый» рынок никуда пока не делся. Но мы надеемся, что наши коллеги из других госорганов объективно примут решение в интересах всего рынка и потребителя.

И, наконец, надзор. Для того, чтобы работать на рынке телекомуслуг, провайдер должен зарегистрироваться, что подразумевает выполнение им всех предусмотренных законодательством правил, особенно по защите прав абонентов. Когда поступают сигналы о возможных нарушениях этих прав, комиссия проводит проверки. Если факты нарушений подтверждаются, регулятор выдвигает требование по их устранению.

Вследствие невыполнения таких требований оператор может лишиться лицензии или разрешительных документов. Что же касается “серого” рынка, когда оператор не зарегистрирован и на оборудование нет соответствующих разрешений, то здесь речь идет уже о прямом нарушении законодательства. Тут ключевым является взаимодействие между регулятором и правоохранительными органами.

Учитывая, что за последние несколько лет внесены существенные изменения в законодательную базу, особенно по деятельности органов правопорядка, необходим кардинально новый документ по межведомственному взаимодействию. Такой документ был разработан в прошлом году в рамках совместной рабочей группы. В ходе общественного обсуждения были внесены правки с учетом предложений участников рынка. Сейчас документ направлен на согласование Национальной полиции Украины.

Активизация всех трех составляющих создаст условия, при которых представители «серого» рынка будут вытеснены из своей зоны комфорта и окажутся перед выбором: либо отказаться от деятельности на рынке телекомуслуг, либо полностью легализироваться. В любом случае, в выигрыше будет легальный открытый бизнес и потребитель в широком его смысле.

Главной целью регулятора является защита права потребителя на выбор. Реализация права потребителя выбирать более качественные услуги формирует конкуренцию на рынке, обеспечивая развитие рынка в целом. Работа же регулятора заключается в постоянном поиске компромисса между интересами трех групп: потребителя, оператора и государства. Именно поэтому очень важен принцип независимости регулятора, его равноудаленности от групп интересов — будь то операторы или государственные органы.

Нарушение такого баланса приводит к ситуации, когда важные и крайне необходимые решения «тонут» в бюрократии или откладываются на непозволительные сроки. И это стало причиной накопленных проблем в отрасли — почему у нас у последних появилось 3G и появится 4G, почему операторы жалуются на серый рынок и демпинг, а регулятор не может посчитать количество абонентов рынка ШПД.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: