Пять копеек для демократии

комментировать

Почему приватизация госпредприятий делает поляков богаче, а украинцев — беднее.

Объявленная недавно новая волна приватизации волнует украинцев меньше, чем пересчет валютных кредитов. А напрасно. Именно она могла бы обеспечить им не кратковременную выгоду, а долгосрочное процветание. Тут есть чему поучиться у соседней Польши.

Польская Tauron Polska Energy, например, занимается бизнесом, схожим с деятельностью энергетической империи Рината Ахметова ДТЭК. Это вертикально интегрированная компания, у которой есть свой уголь, мощности по производству электроэнергии и дистрибуция. Сравним и объем бизнеса: продажи польского гиганта в прошлом году составили 18,4 млрд злотых ($4,8 млрд), украинского — 93 млрд грн ($6,2 млрд по курсу 15 грн / $).

Не сопоставимо только количество людей, получающих финансовую выгоду от этого предприятия. У Tauron 230 тыс. частных акционеров, а у ДТЭК — только Ринат Ахметов, которого в неофициальных беседах сотрудники его компании называют не иначе как акционер. У другого польского гиганта, страховой компании PZU,— 250 тыс. акционеров. В Украине практически все страховые компании принадлежат либо финансово-промышленным группам, либо иностранцам.

Это идеальный пример различия философий приватизации в Украине и Польше. У нас просто стремятся избавиться от госсобственности, поскольку она убыточна, в компаниях процветает коррупция или банально нужны деньги. Так в результате польской приватизации возник Tauron, а украинской — ДТЭК и другие гиганты, принадлежащие отдельным олигархам.

В Украине упорно не желают замечать опыт Польши

В Польше, кроме всех вышеперечисленных причин, есть еще одна — привлечь средства населения в экономику. В стране прошла пенсионная реформа, и граждан обязали часть средств направлять в частные пенсионные фонды. Те в свою очередь искали возможности для покупки активов. Вот тут государство и предложило полякам через Варшавскую фондовую биржу (ВФБ) приобрести доли в крупнейших госпредприятиях. Эта стратегия привлекла на биржу деньги, и там появились крупные частные компании.

Сегодня в число наиболее популярных компаний биржи входят аналоги украинского Нафтогаза — PGNiG и Укрнафты — PKN Orlen, в которых по‑прежнему сохраняется значительная доля государства. Есть среди голубых фишек один из крупнейших в Центральной и Восточной Европе банк Pekao, издатель ежедневки Gazeta Wyborcza медиакомпания Agora и крупнейший в стране продавец потребительских товаров польская сеть Eurocash. Последняя отмечает, что после выхода на биржу “все пошло быстро”, и сегодня она занимает 25 % рынка торговли потребительскими товарами.

Благодаря этой стратегии с 2007 по 2014 год от продажи госкомпаний на ВФБ Польша выручила 42 млрд злотых (более $11 млрд). Для сравнения: в Украине в это время несколько раз срывали план приватизации и сумели выручить всего 25 млрд грн, что даже по довоенному курсу составляет $3–4 млрд.

И это притом, что потенциал по привлечению средств населения в Польше использован далеко не весь. По данным ВФБ, 60 % жителей страны сегодня почти не хранят сбережения, у 87 % тех, у кого они есть, запасы не превышают шестимесячного заработка. При этом 44 % сбережений польских домохозяйств приходится на банковские депозиты, 6 % на инвестфонды и только 3 % на акции, обращающиеся на ВФБ. По словам главы правления ВФБ Павла Тамборски, это лишь свидетельствует о потенциале польского фондового рынка.

В Украине тоже есть потенциал. Здесь, по оценкам экспертов, на руках у населения находится около $60 млрд. “Куда они могут их вложить — в негосударственный пенсионный фонд, а тот вложит средства в банк, как это сделал бы сам вкладчик?” — вопрошает исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко. Ответ на вопрос очевиден: либо в доллары, либо в недвижимость. А это приводит к тому, что американская валюта и квартиры в Украине склонны из‑за панических настроений дорожать на ровном месте в два-три раза.

Но в Украине упорно не желают замечать опыт соседа, ссылаясь на уже набивший оскомину пример продажи Криворожстали — самого удачного за все время независимости конкурса, принесшего государству более $4 млрд. Но где эти деньги? Пошли на покрытие нужд бюджета. Попросту — на проедание. Кто сегодня зарабатывает на этой собственности? Индийский миллиардер Лакшми Миттал.

То же в сегодняшних условиях ждет и Одесский припортовый завод, и Сумыхимпром. И неважно, купит ли первый Игорь Коломойский, а второй — Дмитрий Фирташ или кто‑нибудь другой. Главное, что не появится больше мелких собственников или среднего класса. А он, как известно, является основой демократии в противоположность пролетариату, ностальгирующему по советской вареной колбасе.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: