Черт в табакерке, или что не так с конкурсом по Юзовке

комментировать

В течение последних нескольких недель пытаюсь вместе с коллегами по профильному комитету и общественностью разобраться с тем, кто же на самом деле стоит за так называемым победителем – компанией ЮзГаз Би.Ви., откуда его конечные бенефициары, и есть ли реально у инвесторов деньги.

И конечно, было интересно узнать мотивацию инвестора и чем обусловлен его интерес к Юзовской площади.

Двойные стандарты

Во время первых двух рабочих совещаний в Министерстве энергетики и встречи с господином Кинахом, который представляет компанию ЮзГаз, в минувшую пятницу звучали следующие тезисы:

Прежде всего, по словам советника министра господина Игнащенко и господина Кинаха, все бенефициары и инвесторы прошли жесткую проверку контролирующими органами Люксембурга. В том числе, их всех проверяли на предмет принадлежности к так называемым politically connected persons – являются ли они политически связанными/зависимыми лицами.

В то же время, когда речь идет о раскрытии информации относительно конечных бенефициаров и инвесторов представителям украинского правительства и общественности, происходят странные метаморфозы в подходе. А именно, по правительству предлагается следующая формула: сначала согласуйте проект текста Соглашения с инвестором, а затем «... инвесторы рассматривают возможность раскрыть информацию...» – именно так указано в письме ЮзГаза на министра Насалика.

По словам господина Кинаха, который представляет компанию ЮзГаз, инвесторы и бенефициары будут раскрыты тогда, когда будут подписывать Соглашение. В то же время, по его мнению, не факт, что эта информация будет раскрыта общественности.

И вообще, по словам советника министра господина Игнащенко, в украинском законодательстве нет императивной нормы относительно требования раскрытия конечных бенефициарных собственников, да и в условиях проведенного конкурса не было такого требования. То есть, оказывается, когда речь идет о привлечении инвестора в наиболее стратегический участок газа плотных пород, стране предлагают вообще не обращать внимания на источник происхождения инвестиций...

Нам предлагают купить «кота в мешке»?

Подытоживая, для Люксембурга применяются одни строгие стандарты полного раскрытия информации относительно учредителей и инвесторов, а относительно Украины – полная закрытость до того момента, когда правительство должно, закрыв глаза на неопределенность в отношении страны и источники происхождения инвестиций и собственно того, кто же именно стоит за ЮзГазом, согласовать текст Соглашения с загадочным инвестором. И еще не факт, что после согласования текста Соглашения, инвесторы действительно откроют информацию в полном объеме. И что делать, если например выяснится, что деньги имеют происхождение из России, или связаны с представителями преступной власти Януковича...

«Где деньги, Зин»?

Теперь относительно денег. Ситуация не менее интересная.

На совещаниях в Министерстве, сам министр и его советник не устают повторять, что победитель был выбран именно за то, что предложил наибольшую сумму инвестиций. Речь идет о так называемых $200 миллионах, которые компания якобы готова вложить в проект.

Самое интересное начинается тогда, когда я пыталась выяснить, кто-то из Надра Юзовская или Межведомственной комиссии вообще видел подтверждение наличия у инвестора заявленных сумм.

Так, на балансе ЮзГаза и фонда, который он основал, не более $100 тысяч.

Заявленные сотни миллионов долларов инвестиций, по словам советника министра господина Игнащенко, представленные так называемыми commitment letters (письма поддержки/письма обязательств). Все еще остается непонятным, инвесторы взяли на себя жесткие обязательства, которые предусматривают, в том числе, и перерасчет денег на эскроу счет, или предоставление первоклассной банковской гарантии, и тому подобное.

Более того, интересным является тот факт, что по словам господина Кинаха, все эти обязательства предоставлены в устной, а не в письменной форме и на сумму в $100 миллионов, а не $200 миллионов, о которых любит говорить господин Министр и его советник.

Еще один интересный момент, фактически правительству предлагают согласовать условия Соглашения без каких-либо реальных и качественных подтверждений наличия денег у ЮзГаза или его учредителей – таких, как например, банковская гарантия на всю сумму инвестиции от первоклассного международного банка с кредитным рейтингом класса А.

Подытоживая, деньги где-то есть, в определенном объеме, но сейчас их на самом деле нет. Есть общие заявления относительно наличия каких-то обязательств, но существует разное понимание как суммы, так и формы этих обязательств.

«А был ли мальчик»

В условиях конкурса на привлечение инвестора, который в свое время проводился в соответствии с требованиями постановления КМУ, одним из ключевых условий было наличие технического опыта. Компания Шелл, которая выиграла тогда конкурс, предоставила исчерпывающий перечень своих специалистов и продемонстрировала наличие соответствующего опыта в разработке месторождений плотных пород.

Сейчас, когда конкурс проводился фактически компанией Надра Юзовская, на базе так называемых отзеркаливающих условий постановления КМУ относительно привлечения инвестора для Юзовской площади, кто-то решил, что наличие общего опыта является достаточным для победителя, и что этот опыт может быть представлен отдельными специалистами.

Так, в своей заявке ЮзГаз представил так называемую команду и ее опыт четырьмя специалистами.

Как мне стало известно, и это было подтверждено господином Кинахом, среди четырех специалистов, один даже не имел представления, и соответственно не давал согласия, чтобы его имя было использовано в заявке ЮзГазу. Речь идет о Гвидо Мичелотти. По словам господина Кинаха, имя Гвидо было включено ошибочно.

То есть, из 4 человек, которые должны совокупно представлять «отраслевой опыт», сейчас имеем только 3.

Но и в отношении еще одного специалиста есть вопросы. Тим Эллиотт – ситуация с ним также не однозначна, ибо на вопрос, предоставил Тим согласие на включение его в конкурсную заявку, господин Кинах не смог предоставить четкого подтверждения. По словам господина Кинаха, Тим Эллиотт сейчас активно помогает в поиске денег, необходимых для реализации проекта на Юзовской площади. И здесь возникает два вопроса: так деньги есть или их все еще ищут? И как тогда объяснить негативные комментарии Тима о нецелесообразности инвестирования в Украину, которые он сделал в феврале 2016, когда он продал компанию КУБ-Газ. По его словам, «геополитические события в регионе в течение последних двух лет и неблагоприятные политические решения правительства Украины серьезно подорвали экономическую целесообразность нашего бизнеса, — говорится в заявлении Тима Эллиотта. — В результате сделки наши акционеры только выиграют от выхода из Украины». Правда вскоре те же инвесторы, будучи недовольны качеством работы Тима, уволили его.

В отношении господина Кинаха также есть много вопросов относительно его управленческого опыта в нефтегазовом секторе, а именно относительно управления компанией Iskander. Со слов экспертов, касающихся деятельности компании, именно господин Кинах настоял на привлечении сомнительной компании для бурения. В результате, скважина в 1700 метров стоила компании более $2 миллионов (существенно выше аналогичных скважины). Хуже всего то, что Iskander, привлекая $60 миллионов долларов, потратил почти все деньги на так называемые management fees (плата за управленческие услуги) и зарплаты, а на бурение было затрачено не более $6 миллионов.

Сегодня компания Iskander фактически не инвестирует в Украине.

«Бизнес или схема»

Так что же на самом деле привлекает никому не известного, созданного менее года назад, инвестора в Юзовской площади?

Возможность инвестировать в поисковую скважину, которая должна подтвердить гипотезу о наличии в Украине газа плотных пород? Господин Кинах заявил, что они готовы вложить в эту «очень глубокую» скважину $25-$30 миллионов, но на вопрос где же именно они собираются бурить, ответа не было. И это странно, ибо как можно утверждать, сколько будет стоить скважина, если нет даже общего представления, где ее будут бурить, в каких пластах и породах, какой глубины... Более того, компания Шлюмберже должна еще закончить работы по интерпретации 3D сейсмики, которую проводили по заказу компании Шелл.

То есть, до определения точки бурения еще надо проанализировать огромный объем информации до того, как будет сделан вывод о целесообразности и определения места бурения.

Конечно, после «успешного опыта» освоения $60 миллионов, возможно все, но это в интересах ли государства?

Как отметил сам господин Кинах, инвесторы заинтересованы в уменьшении давления на себя благодаря так называемым low hanging fruits – в случае Юзовской площади речь идет о 64 законсервированных скважинах, которые были пробурены еще в советские времена и в среднем давали примерно 60,000 м3 традиционного газа в сутки.

Необходимые для расконсервирования инвестиции и проведение работ по восстановлению добычи и интенсификации не сопоставимы с поисковыми роботами. То есть, с минимальными инвестициями, небольшим риском, инвестор сможет в течение короткого периода времени вернуть свои инвестиции благодаря добыче традиционного газа.

И тут как раз начинается реализация первой схемы. По действующим Соглашениям, ставка ренты на традиционный газ будет лишь 1.25%, в то время когда все другие компании, включая и государственную Укргаздобычу, будут платить минимум 29%. По мнению господина Кинаха, такие откровенно нерыночные условия, которые позволяют инвестору быть вне конкуренции со всеми другими игроками, являются абсолютно нормальными.

Такая позиция звучит очень странно, потому что ЮзГаз требует внести в действующее Соглашение о распределении углеводородов существенные изменения в пользу инвестора, в том числе и по уменьшению более чем в два раза суммы инвестиций. Он также отметил, что в новом Соглашении не должно быть требования относительно минимальной инвестиции. Требование относительно смягчения условий инвестора объясняют сложной ситуацией в Украине. В то же время, инвестор не считает целесообразным, чтобы государство пересмотрело вопрос относительно ставки ренты на традиционный газ. Искусственное создание налоговых привилегий не является проблемой для господина Кинаха.

Даже если сделать очень поверхностные расчеты и взять вместо 64 скважин 15 и, скажем, с возможностью после проведения расконсервации получить 50% от исторического добычи, даже при условии инвестирования $0.5 миллиона в каждую скважину, ЮзГаз со ставкой ренты в 1.25% сможет вернуть свои инвестиции в короткий период времени. На рынке появится мощный игрок с уникальным льготным режимом налогообложения традиционного газа. Этот инвестор будет благодаря ценовому демпингу снимать все сливки.

И это все еще далеко не все нюансы с так называемым конкурсом на привлечение инвестора, который провел менеджмент Надра Юзовская, выбрав победителем ЮзГаз.

 

Дальше будет только интереснее.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: