Путь к энергетической независимости

комментировать

Давайте вспомним нашу первую весну после Революции достоинства.

Газпром в одностороннем порядке увеличивает цену на газ для Украины на 80% до 485 долл за тыс м3. Также Газпром требует погасить долги "попередников". Чтобы мало не казалось, Газпром даже вспоминает о принципе "бери или плати", хотя ранее они обещали его не применять.

Это означает, что нам сразу нужно совокупно уплатить около 30 млрд. долл. США, а потом еще покупать в разы больше газа, чем нам реально нужно, да еще по цене, гораздо выше рыночной. Украина не может выполнить эти условия, потому что не то что у Нафтогаза, даже у государства на это денег не хватит, даже если не платить зарплаты, пенсии и не финансировать армию.

Мы обращаемся к Европе. Нам говорят - имеющиеся мощности из Европы позволяют заменить только незначительные объемы российского газа. При этом зимой, когда они наиболее нужны, даже эти мощности вероятно не будут доступны. К тому же цена газа из Европы будет выше цены Газпрома.

Поэтому или нужно "договариваться" с Газпромом, или зимой будет коллапс, по всей стране будут лопаться трубы, как в Алчевске в 2006 году, люди будут замерзать, Россия использует это в гибридный войне и завоюет еще большую часть Украины, если мы вообще останемся независимой страной.

Вероятно, именно на это рассчитывали кремлевские стратеги.

Что очень печально, на это рассчитывали и некоторые украинские олигархи, которые уже нарисовали себе схемы как "порешать" в России и стать посредником между Газпромом и Нафтогазом. Они себя считали "спасителями".

"Договариваться" формально с Газпромом, а реально с Путиным, с такой слабой переговорной позицией было бы убийственно для Украины. В лучшем случае это было бы повторением 2004-2009 годов, когда между Нафтогазом и Газпромом поставили РосУкрЭнерго, потом Янукович стал премьер-министром, а впоследствии и президентом, и мы стояли за шаг до превращения в колонию России.

Поэтому было решено бороться. Это был наш первый этап борьбы за энергетическую независимость.

После юридического и дипломатического давления был запущен реверс из Словакии. В рекордный срок был построен новый соединительный газопровод.

Был заключен контракт с большой европейской газодобывающей компанией. Основным условием с их стороны было полное соответствие рыночной практике и отсутствие всякой политики. Опять-таки в рекордный срок, мы перешли к этой рыночной практике и контракт заработал.,

Это позволило нам уже осенью 2014 года иметь совсем другую переговорную позицию. Мы понимали, что с натяжкой, но мы можем пройти зиму, вообще не закупая газ в России. Сначала почти никто в это не верил. Нам приходилось даже показывать этот новый контракт европейским чиновникам .

Так называемый "зимний пакет" 2014/15 годов был результатом сложного геополитического процесса, но поскольку поставки российского газа для нас уже не были критическими, мы могли настаивать на "скидках", на расчетах по всем спорным вопросам только в случае соответствующего решения арбитража, и на временном неприменении принципа "бери или плати". Мы могли себе позволить показать всем, что нам не было это нужно больше, чем другим сторонам переговоров. Кстати, в дальнейшем мы получали такие условия от Газпрома уже и без "трехсторонних" переговоров на геополитическом уровне.

Это не означает, что нам не помогали наши международные партнеры. Наоборот, без их поддержки все было бы намного сложнее, хотя было и много "нюансов". Мы всегда были честными с ними относительно наших истинных намерений, мы знали наше дело, и поэтому нам удавалось найти тех, кто нам искренне помогал.

Для Украины положительный финансовый эффект от того, что мы смогли побороться с Газпромом, составил уже почти 50 млрд. долл. США. Это даже не учитывая косвенные убытки Газпрома.

Но главное то, что Украина сейчас уже не зависит от закупки газа у Газпрома.

Трансформация Нафтогаза

Проблема с критической зависимостью Украины от российского газа и вымыванием средств в пользу России не возникла сама по себе.

Нам сложно спорить с теми, кто говорит, что к возникновению этой проблемы был причастен и сам Нафтогаз. Потому что он де-факто контролировался олигархами. Которые воровали без стыда. Что Нафтогаз был коррупционной черной дырой. Наоборот, мы можем лишь добавить, что даже популизм политиков и общественный запрос на патернализм не является оправданием, потому что они были не причиной, а следствием олигархическо-клептократической системы.

Сопоставляя все вышеупомянутые проблемы, становится очевидно, что путь к энергетической независимости лежит через лишение олигархов возможности влиять на Нафтогаз. Через связанную с этим борьбу с коррупцией на всех уровнях, одним из наиболее эффективных средств которой является обеспечение прозрачности.

Мы значительно продвинулись на пути к энергетической независимости. Как показано выше, мы уже избавились от зависимости по закупке газа в России. Если зависимость была следствием олигархии, коррупции и непрозрачности, то вполне логично, что избавление от этой зависимости было результатом того, что:

1.Влияние олигархов на Нафтогаз было значительно уменьшено. Мы продолжаем этот процесс, несмотря на яростное сопротивление системы.

2. Мы эффективно боролись с коррупцией. Нашим первоочередным приоритетом было убрать коррупцию на закупках газа, потери от которой для страны составляли десятки миллиардов долларов. Это уже сделано. Теперь мы закупаем газ без посредников у ведущих европейских компаний. Ценообразование легко проверить – это цена газа на ликвидных европейских торговых площадках (хабах) плюс понятная маржа. Эту маржу можно сравнить с затратами на транспорт газа от хаба до границы Украины или с маржой других импортеров (а их немало). Все это просто не оставляет места для коррупции при закупке газа. Относительно коррупции на других уровнях в компании – здесь борьба еще далеко не закончена, но результаты уже впечатляют. Например, даже иностранные партнеры Украины высоко оценили успехи Укргаздобычи, нашей дочерней компании, добывающей газ. Эффективная борьба с коррупцией позволяет нам пользоваться доверием и поддержкой международных партнеров Украины.

3. Был существенно повышен уровень прозрачности. Мы уже второй год подряд проводим полный аудит по международным стандартам. Мы сделали прозрачными тендеры. Мы начали реформу корпоративного управления, в результате которой уже сформирован Наблюдательный Совет, где независимые директора имеют большинство. Эти независимые директора были рекомендованы Номинационным комитетом, который состоял из представителей международных финансовых организаций (ЕБРР, Всемирный банк, МВФ и др.). В свою очередь этот уровень прозрачности и корпоративного управления позволяет нам, по крайней мере до сих пор, защищаться от политического вмешательства, целью которого является оставить старую "систему".

Нам самим хочется, чтобы все можно было сделать за день, максимум за два. Но это нереально. Мы движемся вперед, но мы часто вынуждены идти на компромиссы и делать шаги в сторону, или даже назад.

Когда мы говорим, что Нафтогаз контролировался олигархами и коррупционерами, мы понимаем, что формально владельцем Нафтогаза оставалось государство, украинский народ. Поэтому эти олигархи и коррупционеры не были заинтересованы в том, чтобы Нафтогаз был прибыльным. Наоборот, чем больше было проблем у Нафтогаза, тем лучше было для них. У Нафтогаза не было средств и экономического смысла вкладывать в добычу. Плохо для Нафтогаза, но хорошо для них – потому что они тогда забирают себе лучшие месторождения. Это только один из многих примеров.

Поэтому это также необходимо было менять. Неправильно, когда национальная нефтегазовая компания является хронически убыточной. Наоборот, нормально, когда у нее значительная прибыль. Мы это изменили, Нафтогаз стал прибыльным. Вместо того, чтобы брать средства из госбюджета, Нафтогаз стал крупнейшим налогоплательщиком в стране. Теперь он уже не "черная дыра", ценность которого для государства, для украинского народа, равняется нулю.

Ликвидация скрытых субсидий

В этой статье невозможно обойти тему цен на газ для населения.

Мы понимаем, насколько болезненным это повышение было для населения. Люди страдают от экономических трудностей, люди не чувствуют справедливости, а здесь так радикально повышают цену на газ.

Мы понимаем, что всем хотелось бы, чтобы сначала олигархи были лишены какого-либо влияния, была преодолена коррупция и обеспечена прозрачность, чтобы люди стали больше зарабатывать, а только потом уже поднимали цены.

К сожалению, это невозможно. У нас разница между ценой на абсолютно одинаковый природный газ для промышленности и для населения достигала 1000 процентов. При такой разнице невозможно преодолеть коррупционный соблазн заработать на этом. Уже раскрыты схемы, когда газ списывался на население по льготной цене, а на самом деле продавался промышленным потребителям по рыночной цене. И счетчики сами по себе не решат эти проблемы, потому что по счетчикам тоже люди, не говоря уже об  "умельцах" скручивать любые счетчики.

Так называемые скрытые субсидии, когда население получает газ не по рыночной цене, а по определенной политиками "себестоимости" государственной газодобывающей компании, приводит к чрезмерному потреблению газа и к упадку добычи. Также нужно четко осознавать, что скрытые субсидии, по определению, приводят к непрозрачности, которая, в свою очередь, не позволяет эффективно бороться с коррупцией.

Именно поэтому Нафтогаз и был коррупционной черной дырой. Как указано выше, мы изменили это. Теперь наши доходы и расходы являются прозрачными, нас нельзя сравнивать с другими коммерческими компаниями, и именно такое сравнение является наиболее действенным средством выявления неэффективности и коррупции.

В транспортировке газа, где мы являемся естественными монополистами, мы перешли на европейскую методологию определения тарифа, что делает эти тарифы понятными и справедливыми.

Мы являемся лидером по переводу закупок на электронную платформу Prozorro, чтобы избавиться от коррупции в тендерах.

Платформа Prozorro должна также быть залогом того, что доходы и налоги, которые Нафтогаз направляет в госбюджет, не будут там украдены. Ибо все закупки за деньги госбюджета должны тоже осуществляться через Prozorro, чтобы не воровали на тендерах.

Мы можем честно сказать, что выделение средств из бюджета на адресные субсидии пока тоже сопровождается определенными проблемами. Кто-то безосновательно получает субсидию. Есть проблемы с незаконным списанием объемов газа на получателей субсидий (так, "все равно" это покроет субсидия), а также есть проблемы со стимулами к энергоэффективности. Но масштаб этих проблем является в разы меньше по сравнению с проблемами от "скрытых" субсидий. Честность адресных субсидий можно гораздо легче проверить, потому что по крайней мере записывается, кто и сколько их получает. Систему предоставления адресных субсидий можно постепенно совершенствовать, ее прозрачность позволяет эффективно выявлять проблемы и их решать. Это давно доказано в мире. Именно поэтому МВФ, другие международные финансовые организации, правительства западных стран так высоко оценивают нашу реформу ценообразования на газ, когда мы переходим от скрытых к адресным субсидям и (в значительной степени с помощью этого перехода) постепенно искореняем коррупцию в этой сфере.

К сожалению, простые люди не могут почувствовать эффективность нашей борьбы с коррупцией непосредственно на своем кошельке. Бытовой потребитель газа пока может чувствовать только увеличение цены. При этом олигархи, которые теряют контроль над Нафтогазом, коррумпированные ими политики, их средства массовой информации используют это для спекуляций на экономических трудностях и унынию украинцев.

Мы и сами видим, как людям сложно выживать и искать правду. Мы понимаем, что оформление субсидии хотя и решает насущную проблему для тех, кто объективно не может платить по новым тарифам, но это может быть принято людьми только как временная мера. И поэтому, если в ближайшее время не заработает нормально экономика, будут существенно повышены пенсии и зарплаты, не будет ощущения справедливости, общественное недовольство будет находить радикальный выход.

Но мы также понимаем, что если бы не переходили со скрытых на адресные субсидии, то курс доллара был бы значительно выше, было бы существенное падение ВВП, в полном объеме бы не выплачивались зарплаты бюджетникам и пенсии. И ситуация с коррупцией была бы намного хуже. В частности, Нафтогаз оставался бы коррупционной черной дырой.


Что дальше?

Таким образом, ликвидация скрытых субсидий - одна из составляющих той цены, которую платят украинцы за возможность иметь нормальную жизнь для себя и своих детей. Это цена независимости - от России, от олигархов, от коррупции. Важно только, чтобы после этого у людей еще раз не украли шанс на нормальную жизнь.

За это нужно бороться. Мы не должны допустить, чтобы нас остановили на полпути к подлинной независимости.

Реформы сейчас буксуют. Закон о независимом регуляторе, который должен был быть принят одновременно с Законом о рынке газа, то есть еще полтора года назад, не принят до сих пор. Задержка с принятием европейских сетевых кодексов также не позволяет увидеть ожидаемый результат от вполне европейского Закона о рынке газа.

Реформа корпоративного управления госкомпаниями началась не на бумаге только в Нафтогазе. Но даже у нас она под угрозой срыва – компромиссы и задержки с принятием решений, которые должны ограничить политическое вмешательство в работу компании, несут критическую угрозу дискредитации уже даже сделанному. Многие из коррупционеров и олигархов делают это намеренно, потому что они не могут допустить потери контроля над государственными компаниями – основным источником их незаконного обогащения.

Что будем делать мы?

Мы будем продолжать трансформацию Нафтогаза в компанию, которую наш владелец, украинский народ, будет считать своей, а не олигархов.

Мы полностью отделим оператора ГТС и привлечем для управления им компанию мирового уровня в качестве партнера. Европейские компании будут доверять этому партнерству и поэтому они будут работать на нашем рынке газа.

Украинцы будут уверены в том, что Нафтогаз стал эффективной, прозрачной и некоррумпированной компанией - на уровне европейских государственных компаний.

К чему тут энергетическая независимость?

"Новый" Нафтогаз в "новой Украине" сможет настолько повысить добычу и уровень энергоэффективности потребителей газа, что мы вообще не будем импортировать газ.

Это будет лучшим примером того, как обретается истинная независимость!

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: