Как ГФС блокирует экспорт

комментировать

Налоговики стараются выполнить план по сборам путем уничтожения бизнеса.

Аннексия Крыма и военно-политические события на Донбассе кардинально изменили карту грузопотоков Украины. Ухудшение отношений с Россией не замедлило сказаться на объемах транзита через отечественные порты. Руководство страны в публичных комментариях говорит об открытости для инвесторов и усиленной работе по привлечению новых грузопотоков. Но так ли это на самом деле?

Ни для кого не секрет, что одной из главных проблем украинской экономики были отношения между бизнесом и контролирующими органами. К сожалению, этот вопрос актуален и по сей день. К примеру, экспортеры продукции недавно столкнулись с препятствиями при подаче электронной отчетности в Государственную фискальную службу.

Суть противоречий такова: ГФС отказывается принимать декларацию предприятия под надуманным предлогом. Налоговики сообщают, что компания якобы не состоит на учете в органах ГФС, хотя договор о признании электронных документов между ведомством и плательщиком действует уже на протяжении четырех лет. То есть ГФС без официального уведомления расторгает его в одностороннем порядке, что является грубым нарушением закона.

Согласно статье 49 Налогового кодекса прием декларации является обязанностью контролирующего органа. А расторжение договора о признании электронных документов, в соответствии с приказом Государственной налоговой администрации №233 от 10 апреля 2008 года, возможно только в том случае, если плательщик не предоставляет ведомству новый усиленный сертификат открытого ключа по истечении срока действия старого. Кроме того, договор утрачивает силу, если предприятие меняет место своей регистрации. В случае, например, с нашим клиентом все ключи были действительными, а место регистрации осталось прежним. Примечательно, что компании удалось подать пенсионную отчетность по этим же ключам.

Объяснить такие действия можно только стремлением собрать побольше платежей в бюджет с помощью неправомерно наложенных штрафов. Их размер начинается от 10% начисленной суммы НДС. Хотя подобные шаги блокируют деятельность экспортеров и наносят серьезный удар по внешнеторговому балансу и инвестиционному имиджу страны.

Из других "приятных сюрпризов" от ГФС для логистики можно выделить возросшее количество претензий к первичным документам – тем же товарно-транспортным накладным. Яркий пример: если плательщик не участвует в процессе перевозки, и продукцию ему доставляет контрагент, ему не нужны товарно-транспортные накладные. Но, тем не менее, налоговая фиксирует в акте нарушение, делает вывод о "нереальности операции" и снимает налоговый кредит.

Споров о "нереальности" хозяйственной операции сегодня рассматривается достаточно много. Высший административный суд Украины еще в 2011 году дал по этому поводу разъяснение (письмо  №742/11/13-11 от 02.06.2011), что основные признаки хозяйственных операций — это движение активов, физические, технические и технологические возможности осуществления хозяйственной операции, специальная налоговая правосубъектность, осведомленность о контрагенте и т. п. Но налоговики упорно продолжают объявлять сделки недействительными, основываясь на своих предположениях. Как правило, они подозревают, что контрагент имеет признаки фиктивности, что он не мог осуществить хозяйственную операцию, так как у него якобы отсутствуют для этого основные средства, и работает мало людей, либо невозможно осуществить проверку данного контрагента.

Хочу отметить, что принцип "юридическая ответственность лица имеет индивидуальный характер" в Украине гарантирован не только прецедентной практикой Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), но и прямо указывается в ч. 2 ст. 61 Конституции Украины, то есть является нормой высшей юридической силы и прямого действия.

Фактическое же возложение юридической ответственности за незаконные действия "фиктивного контрагента" на добросовестного субъекта хозяйствования и его руководство является скрытой формой фискального давления на бизнес в Украине, в том числе и через отдельные спорные решения высшего органа судебной ветви власти Украины. Как пример, могу привести Постановление Верховного Суда Украины от 26.01.2016 г. по иску ООО "Инбуд-ХХІ" к Государственной налоговой инспекции в Соломенском районе  ГУ ГФС Украины в Киеве, согласно которому, несмотря на установленную реальность хозяйственной операции, ВСУ не подтвердил право истца по делу на налоговый кредит.

Подобная ситуация с судебной практикой в рассматриваемой категории споров может быть основанием для обращения налогоплательщиков в Европейский суд по правам человека. Возможно, эта судебная инстанция сможет ответить на вопрос относительно того, отвечает ли признакам справедливого баланса ситуация, сложившаяся вокруг взаимодействия между добросовестными налогоплательщиками и фиктивными контрагентами, учитывая при этом свои предыдущие решения по делам "Интерсплав" против Украины", "Булвес" против Болгарии" и т.д.

На руку ГФС во многих случаях играет то, что бизнес не имеет финансовой возможности защищаться в суде. Сегодня судебный сбор, без которого не рассматриваются имущественные дела, составляет 1,5% от суммы иска. А размер претензии может исчисляться десятками, а порой и сотнями миллионов гривен. Поэтому не каждое предприятие может позволить себе защищать свои интересы в суде.

Сложившаяся ситуация ограничивает права налогоплательщиков и не дает в полной мере использовать конституционное право на защиту интересов в судебном порядке, поэтому, создание для налогоплательщиков максимально благоприятных условий, связанных с судебными издержками, является, по моему мнению,  одной из ключевых задач государства в сегодняшних реалиях.

К тому же, если плательщик все же ввязывается в судебное разбирательство, ГФС борется до конца, во всех инстанциях. И в суде налоговики используют старую, отработанную годами, стратегию – собрать как можно больше документов и с их помощью доказать, что плательщик неправ. Это могут быть материалы, которые не являлись предметом проверки или спора и не имеют прямого отношения к делу. Однако налоговики упорно требуют эти данные и с их помощью пытаются отстоять свою позицию в суде. К сожалению, именно сбор необходимой доказательной базы относительно налоговых злоупотреблений остается основной проблемой в работе фискальных органов, которым гораздо проще "назначить" выгодоприобретателем реальное предприятие, которое добросовестно платит налоги и не скрывает собственные активы. Ведь в таком случае всегда можно что-либо взыскать в бюджет, пусть и с предприятия, которое ничего не нарушало.

Таким образом, ГФС старается выполнить план по сборам в бюджет и изыскивает всевозможные способы наложить на плательщиков штрафы или лишить их льгот. Но вопрос в другом: кто будет платить эти штрафы, если бизнес под давлением в конце концов прекратит свою деятельность? Сможет ли Украина привлечь новых инвесторов, если в ней так относятся к старым? Получится ли у нашей страны нарастить объемы экспорта, показать себя надежным партнером для зарубежных контрагентов и выровнять свой внешнеторговый баланс, когда выполнение операций блокируется налоговиками? Старая пословица гласит: не нужно рубить сук, на котором сидишь – упадешь. Поэтому и власти, и контролирующим органам есть над чем задуматься.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: