Кто выиграет от "банковской чистки"

комментировать

Последние закрытия ряда украинских банков связаны с тем, что в системе накопилось большое количество макроэкономических рисков.

Действие валютного рынка, валютного курса, девальвации на банковский баланс закончилась, я считаю, в конце 2015 года. Сейчас мы видим, как ухудшается качество активов кредитов. Новые кредиты не выдаются, а старые все сложнее и сложнее обслуживать. Мы видим, что где-то до 10 банков в системе показали отрицательный чистый процентный доход. Это означает, что их процентные доходы по кредитам меньше, чем они выплачивают проценты по депозитам. И я думаю, что это банки, у которых нет поддержки от акционеров, это те банки, которые являются первыми на вылет. Мы знаем, что в системе есть банки, которые не возвращают депозиты, которые задерживают, спорят с крупными компаниями по поводу возврата этих депозитов. Я также думаю, что даже при условии, что у них хорошая финансовая отчетность, наверняка, если детально разобраться и посмотреть, то мы увидим, что эта отчетность не совсем правдивая и не совсем отображает реальную действительность. Поэтому где-то в районе от 10 до 20 банков, я думаю, до конца года еще уйдут с рынка. Это ожидаемо, прогнозируемо и с этим поделать вряд ли что-то можно.

Конечно, мы можем ошибаться. Если кто-то из акционеров подставит плечо, как это было с российскими банками в Украине или с банками французскими, австрийскими. Но мы видим, что украинские акционеры редко когда идут на погашение реальных убытков банков и часто их закрывают. Последние дефолты… Я не буду говорить о дефолтах банков, которые выведены с рынка по формальным причинам – несоответствие структуры акционеров или еще что-то. Я не считаю это дефолтом. Это выведение с рынка по причине неисполнения требований регулятора. То, что касается экономических дефолтов, которые оправданы, я не вижу здесь причин, по которым эти банки не могли не выводиться с рынка. Их вывели потому, что они не обслуживали обязательства. А что с ними нужно было еще делать, если они не в состоянии были обслуживать клиентов?

Последние два ухода с рынка – "Фидо" и "Михайловский" – я считаю, были закономерными. Выжидали какое-то время, давали им возможность спасти ситуацию, в том числе акционерам. Но менеджмент повел себя неверно. К сожалению, менеджмент и акционеры банков, особенно с украинским капиталом, недооценивают элементы транспарентности, не идут на контакт с клиентом, с прессой, не рассказывают им о своих проблемах и неудачах. О неудачах и проблемах никто вообще не хочет говорить. Потом эти банки становятся уязвимыми по отношению к негативным слухам. И пример "Фидо" показал, что там за неделю вывели почти полмиллиарда денег депозитов. Любой средний банк, в который мы ткнем пальцем в таблице Национального банка, не выдержит такого прессинга. Поэтому здесь нужно понимать, что ты должен быть хорошим банком, ты должен еще хорошо взаимодействовать с обществом и быть транспарентным по отношению к основным стейкхолдерам, вкладчикам. Если ты запускаешь эту политику и она у тебя непрозрачна, ты машешь руками, что ни рейтинги не нужны, ни отчетность финансовая не нужна публичная, не надо ее доносить до потребителя – ты получишь такой результат. Я думаю, что "Фидо" можно было спасти, если бы этим заниматься целенаправленно весь первый квартал.

От того, что произошло, не выиграет никто. Потому что от ухода банков падает кредитная поддержка экономики. Мы видим сейчас, что система находится в избыточной ликвидности, но эта ликвидность распределена между банками неравномерно. Это означает, что те рецепты, которые закладывает в нас МВФ, а именно снижение процентных ставок существенное, возобновление кредитования, что мы идем к этой точке, но мы достигнем эффекта по этому рецепту через какое-то время. Но не через то, которое планировал МВФ. Грубо говоря, если планировалось 3-6 месяцев, то мы будем идти 6-9, может и 12 месяцев к этому эффекту. Потому что те излишки ликвидности, которые накапливаются в системе, они фактически на рынке не работают. Они лежат мертвым грузом либо в ОВГЗ, либо в кассах, либо в депозитных сертификатах Нацбанка. Они не попадают в реальный сектор и нет оживления экономики.

В первом квартале у нас был зафиксирован небольшой прирост ВВП – 0,1%. Экономисты могут спорить хорошо это или плохо, но видно, что мы оттолкнулись от дна. Но нет эффекта быстрого восстановления экономики. И это показывает косвенная статистика и по промпроизводству, и по сельскому хозяйству. Видно, что система не выполняет одну из своих функций по кредитованию реального сектора. И парадокс в том, что заставлять конкретные надежные банки сейчас кредитовать тоже нельзя, потому что на рынке есть реальный дефицит заемщиков. Нужно смягчать монетарную политику, идти в том направлении, в котором сейчас идет Национальный банк. Снижать учетную ставку, но, возможно, более агрессивными методами. Потому что если у нас сейчас учетная ставка 18%, то, например, французские банки привлекают гривну под 11-15% годовых у физлиц. Безрисковая ставка, установленная рыночным путем, колеблется где-то в районе 10-15%. Спрашивается, почему у нас учетная ставка 18%. Я вижу, что Нацбанк двигается в правильном направлении, но делает это очень медленно. Нам бы хотелось, чтобы он делал это гораздо быстрее.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: