Три проблемы украинской экономики

комментировать

Исчезновение из повестки дня Кабинета министров и Аппарата Президента экономических реформ является плохим знаком для бизнеса и экспертного сообщества.

Нам, предпринимателям, понятно стремление первых лиц государства поднять уровень благосостояния граждан административными мерами, но также нам и понятно, к чему приводит стремление понравиться избирателю такими методами.

Уже сегодня, получая деньги в банке, мы видим огромное количество новых купюр разного номинала. Курс медленно ползёт вверх. А удвоение цен по сравнению с прошлым годом уже никого не удивляет. Всё это является признаками надвигающейся стагфляции – росту цен при отсутсвии значимого роста экономики. А значит, повышенные пенсии и зарплаты бюджетникам в скором времени обесценятся, и мы вернёмся к стартовой точке, только уже с потерями от обесцененной валюты и уехавших в Польшу рабочих рук.

В 2018 и 2019 годах предстоят выплаты по внешнему долгу, что даст дополнительную нагрузку на бюджет, но мы не слышим о каких бы то нибыло шагах по сокращению расходов бюджета. Все министерства и ведомства, многочисленные академии и институты продолжают финансироваться государством при полной утрате хоть какого-то обоснования своего существования. Перераспределение ВВП через бюджет колеблется между 42% и 46%, что делает рост экономики просто невозможным.

В этой ситуации предприниматели, эксперы, общественые деятели объединились с целью обратиться к первым лицам государства с перечнем первоочередных кричащих проблем, которые нужно разрешить немедленно.

Первая, и судя по опросам и общественному резонансу, проблема, требующая своего немедленного разрешения – необоснованные неправомерные обыски и аресты имущества представителями силовых структур на предприятиях Украины. Причём, как выразился Владимир Гройсман “атаки идут именно на зарегистрированные и ритмично работающие предприятия, регулярно платящие налоги”.  До этого премьер уже два раза заявлял о недопустимости “кошмарить” бизнес. Генеральный прокурор Юрий Луценко обращался к областным прокурорам прекратить силовое давление на предпринимателей. Силовой министр Арсен Аваков выразился ещё более радикально: “Все “экономические” силовые подразделения в СБУ, ГПУ, МВС и ДФС должны быть ликвидированы”.

Какова же сухая статистика, прозвучавшая на Совете региональной политики 24 октября текущего года? 2014 – подано ходатайств следователя, прокурора и других лиц о проведении обысков – 67 000, из которых 16 310 – на арест имущества. Уже в 2015 году 75 000 и 24 000 на арест имущества, в 2016 году 94 000 – на обыски, арест имущества – 38 000. Но только в первом полугодии 2017 года – почти 60 000 ходатайств об обысках. Это значит, что по результатам года мы выйдем на рекорд – более 100 000 обысков на предприятиях. И это при 166 месте в рейтинге экономической свободы.

Что предлагают незамедлительно предпринять эксперты и предприниматели?  Всё, что выше сформулировано первыми лицами государства – ликвидировать всё то, что мешает бизнесу развиваться. Ведь экономические силовые подразделения – это не только рэкет в отношении бизнеса, это огромнейший вред для экономики в целом. Все крупнейшие бюджетные потери происходят при непосредственном участии представителей силовых структур. Контрабанда не может существовать без таможенника и СБУшника. НДС-схемы, вывод в офшоры необложенных налогами денег не может осуществляться без участия налоговиков и прокуроров. Ни один конвертационный центр не может функционировать без поддержки и участия силовиков. Разворовывание средств в социальных и пенсионных фондах, фиктивные бюджетные программы, раздувание бюджетов рудиментарных структур – всё это происходит при полном бездействии контролирующих структур.  Суммарно эти потери оцениваются в 300 млрд грн.

Вместо всех экономических силовых подразделений предлагается создать Службу Финансовых Расследований общей численностью 3000 человек, не более 25% из действующих силовых структур. Чтобы не было своего силового подразделения. Чтобы был конкурсный отбор. И самое главное – чтобы служба расследовала не неуплату налогов, не ставила себе задачу вывести экономику из тени, а занималась расследованием преступлений против публичных финансов. Против всего того, что было описано в предыдущем абзаце.

Вторая проблема – это невозможность автоматизировать процесс взаимодействия между предприятием на общей системе налогообложения и налоговой службой. И камнем преткновения является налог на прибыль. Налоги на ФОТ и НДС считаются однозначно, а вот налог на прибыль всегда может быть оспорен налоговой службой в ходе проверки. Чтобы избежать будущих доначислений предприятия искусственно показывают убытки. В результате такой многолетней практики общий убыток работающих предприятий уже превысил 1 триллион гривен.

Для полной автоматизации процесса взаимодействия налоговой и налогоплательщика ещё в 2015 году было предложено заменить налог на прибыль налогом на выведенный капитал. Предложение было одобрено на НацРадеРеформ, доработано рабочей группой в Минфине, и должно было быть внесено в ВР до 1 июля 2017 года. Но увлеченность Кабинета министров социальными реформами заставила проект закона пылиться до того момента, пока общественность не забила тревогу. И вот в очередной раз этот проект отправляют на НацРадуРеформ, которая по этому вопросу уже определилась.

Предпринимателям остаётся одно – обратиться к депутатскому корпусу внести законопроект в ВР и поставить его на голосование. Но мы надеемся, что такой ключевой для экономики законопроект всё-таки будет подан от Кабинета Министров.

Третья проблема возникла совсем недавно. В борьбе со схемами по возмещению фиктивного НДС, Минфин разработал систему блокировки налоговых накладных. Автоматическая система должна определять по заданным критериям тех, кто пытается зарегистрировать налоговые накладные, за которыми не стоит реального товара.

Должна была эта система начать работать в тестовом режиме, когда всем, кто  попадает под действия критериев, должно было направляться уведомление, что такая операция с момента начала работы такой системы будет заблокирована. Но тестовый режим не работал, уведомления предприятиям не приходили, а вот с 1 июля 2017 года система заработала. В результате были заблокированы сотни тысяч накладных, остановлена работа более 3 тысяч предприятий. Контрагенты этих предприятий лишились налогового кредита и вынуждены дополнительно платить в бюджет те суммы, которые были авансом заплачены заблокированными компаниями. То есть бюджет в каком-то смысле получил двойную оплату по одной и той же сделке.

Сегодня уже получены первые решения судов в пользу налогоплательщиков с такой формулировкой: “...контролирующим органом грубо нарушены нормы подпункта 201.16.1 пункта 201.16 статьи 201 НК Украины, поскольку им не указан в квитанции №2 конкретного четкого критерия оценки степени рисков, достаточного для остановки регистрации налоговой накладной... ”. То есть налогоплательщик не знает, за что конкретно заблокированы накладные, и не может в дальнейшем их регистрировать.

Поэтому систему блокировки необходимо немедленно вернуть в настоящий тестовый режим, когда уведомления будут приходить налогоплательщикам без блокировки, чтобы предприятия могли подстроить свою работу под новые правила Минфина. Особенно это касается производителей, у которых меняется код продукции. Ведь получая сырьё с одним кодом, они отправляют продукцию с другим кодом, а это основной критерий для "скрутчиков".

Конечно же, необходимо проводить и приватизацию, и уменьшать ставки на ФОТ, и нам предстоит масса других экономических реформ. Но эти три меры предприниматели и эксперты считают первоочередными.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время Бизнес, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: kolonka@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: