Законопроект о запрете изъятия серверов не поможет

комментировать

За последние несколько лет во многих IT-компаниях проводились обыски и проверки силовиков.

Только в 2015 году с так называемыми «маски-шоу» столкнулось около 30 игроков информационного рынка, и пока эта тенденция сохраняется. Смогут ли найти выход из сложившейся ситуации наши законотворцы…

Много шума из ничего

Самое поразительное в «маски-шоу» то, что ни один «громкий» обыск за годы независимости так и не завершился судебным наказанием. Это дает экспертам веские основания говорить об умышленном использовании обысков для давления на бизнес. По сути, идет игра «в одни ворота» в лучших традициях советской карательной машины, а после изъятия техники и огромных финансовых потерь от многомесячного простоя «живого» бизнеса звучит: «Извините, ошибочка вышла…»

Все это наряду с боевыми действиями на Востоке и внутренними проблемами не может не оказать негативное влияние на имидж Украины. Были случаи, когда даже из-за двухчасового визита силовиков в течение суток в одностороннем порядке расторгались миллионные договоры в связи с рисками по продолжению ведения бизнеса в нашей стране (т.н. business continuance risks).

Попытка № 2

Но вот в конце 2015 года мелькнул луч надежды – в парламент был внесен законопроект № 3719 о запрете изъятия серверов. Документ был презентован в Facebook Яникой Мерило и поддержан многими политиками – Владимиром Голубом, Александром Данченко, О.И. Климпуш-Цинцадзе, Алексеем Порошенко, Антоном Геращенко, Дмитрием Шимкивым и другими.

8 сентября 2016 за документ проголосовали в первом чтении, и сейчас он готовится ко второму по «сокращенной процедуре». Учитывая, что этот закон в скором времени может стать неотъемлемой частью уголовного процессуального законодательства, мы решили изучить его более детально.

Ведь ранее парламентом уже принимался очень похожий закон № 1580, который не возымел никакого действия на практике. Так, например, СБУ произвела обыск и изъяла серверы в компании NIC.UA аккурат в день вступления в силу этого документа – 7 апреля 2015 года.

Главное – в деталях

К сожалению, мы пришли к выводу, что законопроект №3719 не учел уроков своего предшественника №1580 и в текущем виде не способен существенно повлиять на «силовые» будни. Конечно, нужно поблагодарить упомянутых «драйверов» за то, что подняли такую важную тему и привлекли к ней внимание общественности, но это тот случай, когда замечания есть практически к каждой норме.

Мы предлагаем TOP-5 предложений, которые еще можно учесть между чтениями:

  1. Что такое «сервер»? Законопроект №3719 призван урегулировать проблему безосновательного изъятия компьютеров и серверов, но термины «сервер» или «компьютер» в документе даже не упоминаются. Вместо них согласно ч.2 ст. 168 УПК запрещается изымать «электронные информационные системы». Но ведь проблема как раз в том, что правоохранительные ведомства спокойно конфискуют сервер и утверждают, что это «не информационная система».
  2. Иногда не изъять сервер невозможно. В текущем виде документ пытается запретить изъятие в принципе, хотя во многих случаях это невозможно. Например, на сервере обнаружена информация с государственной тайной – очевидно, что силовики не могут просто скопировать ее, а оригинал оставить компании. Необходимо правильное разграничение и баланс интересов.
  3. Хочешь изъять сервер – «предупреди» преступника. Согласно ч.1 cт. 236 перед обыском «прокурор приглашает лицо, которому принадлежит жилье…» – думается, сепаратисты и прочие преступники очень обрадуются такому предупредительному сервису от государства.
  4. Как угадать, что изъять? В п.7 ч.3 ст. 234 следователь обязуется описать «индивидуальные и родовые признаки вещей, которые планируется отыскать». Нужно быть либо экстрасенсом, либо преступником, чтобы знать заранее, чем убили жертву.
  5. Нет адвоката – нет обыска. Согласно ч.4 ст. 236 «обыск проводится только при обязательном участии адвоката». А если адвокат не нанимался?

Становится понятным, почему данный документ получил негативные отзывы Главного научно-экспертного управления. А ведь его еще не видели специалисты Генеральной прокуратуры и Верховного суда, которым придется с этим работать.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих

Конечно же, проблему с обысками все-таки необходимо урегулировать. Однако мало приписать те или иные правила – важно предусмотреть механизм их работы:

  1. Ввести уголовную ответственность следователей и прокуроров за умышленные «ошибки».
  2. Предусмотреть возможность обжалования определений суда об обыске в апелляционном порядке с выходом на юридическую ответственность судьи районного суда.
  3. Внести определение «сервер» для однозначной трактовки всеми сторонами.
  4. Использовать практику Европейского суда по правам человека (в частности решение от 23.01.2014 по делу East/West Alliance против Украины) и запретить безосновательное изъятие серверов – как «предметов и средств труда».
  5. Соблюсти правильный баланс между изъятием компьютера в случае, если он стал орудием убийства, или же если он просто является носителем информации, которую следует скопировать.

Команда финансово-правового комитета Ассоциации IT Ukraine, которая объединяет более 50-ти профессионалов украинского IT-рынка, совместно со специалистами Верховного суда Украины и ведущими учеными профильных украинских вузов разработала законопроект, где методично учла все указанные выше нюансы.

Хочется верить, что эти усилия не будут напрасными, и вместе мы сможем создать благоприятные условия для бизнеса, которые помогут индустрии информационных технологий стать локомотивом экономического возрождения Украины.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: