Слабый суд - путь к узурпации

комментировать

В первые дни лета Верховная Рада и президент нас порадовали очередным скачком в судебную реформу.

Рада одобрила президентский проект закона о судоустройстве (версия 2.0). Также депутаты приняли изменения в Конституцию в части судоустройства. Прогнозируем, что
президент все это подпишет. Причастные и непричастные подняли шум о «предательстве» или «новых надеждах».
Продолжая длительное наблюдение и анализ этого бесконечного процесса, попробуем суммировать, что именно произошло и что нас ждет.
Собственно, революция не состоялась. Скорее, мы являемся свидетелями того, как президентская концепция судебной реформы сделала определенный вираж.
Если обратиться к истории, можно вспомнить, что лозунги о судебной реформе прозвучали одними из первых после Революции достоинства. Однако на вопрос «как делать реформу?» и «чего хотим?» было слышно сотни, если не тысячи, различных мнений. Почти со всех сторон можно было услышать о важности независимости судей. Это же заявил и новоизбранный президент.
Однако, когда дошло до дела, о независимости немного «забыли» не только верхи, но и значительная часть общественных активистов. В результате шум вылился в три
концепции:
1. Первая звучала так: «проблема - в части судей». Таким образом, всех надо проверить и плохих освободить. Это эволюционная концепция, которая и составляла ядро политики Администрации президента. Под эту концепцию прошлого года был принят закон о судоустройстве (версия 1.0 под названием «о справедливом суде»). По закону все
судьи Украины должны пройти тотальную проверку.
2. Вторая звучала так: «все судьи прогнили». По этой концепции надо было уволить всех судей и где-то нанять новых.
3. Третья концепция звучала так: «проблема в структуре судебной власти». Идеологи этой доктрины предлагали ликвидировать хозяйственные или административные ветви судов, объединять и разъединять инстанции.
На наш взгляд, все эти концепции не отвечали на стратегический вопрос. Почему часть судей (или даже все) стала плохой? Это же не маленькая группа людей, а около 8 тыс профессионалов. И почему новые судьи станут хорошими? И где прячутся все эти мессии? Или почему большие палаты в Верховном Суде будут лучше, чем в кассационных судах?
Практика подсказывала, что разницы нет.
Итак, осенью 2015 версия реформы 1.0 запустила тотальную проверку судей. Параллельно президентская администрация продолжила колдовать с Конституцией. Официально колдовство было направлено на «независимость» судов от политики. Однако подготовленная редакция, наоборот, вызвала критику судей Конституционного суда, которые заявили, что о независимости судов там особенно ничего нет. Тем не менее, в января 2016 года эту редакцию они одобрили. Верховной Раде оставалось только окончательно проголосовать, что сейчас и произошло.
Близко к весне этого года стало понятно, что тотальная проверка дала сбой. Все продолжалось очень долго, судебная система упиралась. Более того, Высший административный суд вообще начал отменять решения Высшего Совета Юстиции о необходимости увольнения тех или иных судей. Активисты подняли шум, что судей, которые судили майдановцев, до сих пор не наказали.
Очевидно, это и вызвало потребность сделать вираж. Принятый закон о судоустройстве 2.0 соединил элементы трех концепций. Во-первых, старый Верховный Суд и высшие суды,
по сути, разогнали (некоторое время они продолжат работать по текущим правилам). Судьи, которые в них работали, в переходный период могут подать в отставку или попробовать пройти тотальную проверку. Другие суды ожидает подобная участь. Во-вторых, тотальная проверка продолжится. Ее результаты защитили от ревизии Высшего административного суда специальной нормой. В-третьих, всю систему реструктурировали. Вместо четырех сделали три звена. Все суды первых инстанций назвали окружными.
Предусмотрели создание высшего антикоррупционного суда и по вопросам интеллектуальной собственности.
Интересно, что тех судей, которые преодолеют жернова тотальной проверки, ожидает морковка в виде значительно повышенной заработной платы. В остальном закон о судоустройстве 2.0 очень напоминает версию 1.0.
Что касается обновленной Конституции, то карьера судьи после переходного периода будет сконцентрирована в руках Высшего совета юстиции (Правосудия) - ВРП. Парламент полностью отстранен от формирования судейского корпуса. Президент получит право назначать судью по представлению ВРУ. Испытательную пятилетку для судей отменено, судья будет сразу назначаться «до пенсии». Возрастной ценз повышен с 25 до 30 лет.
Итак, особого повода для отчаяния или радости, на самом деле, нет. Все произошло довольно предсказуемо.
Является ли выбранная концепция судебной реформы оптимальной? Несмотря на некоторые положительные элементы, остаются большие сомнения.
Во-первых, первичная очистка от одиозных судей (а разгон судов и является этой очисткой) опоздала почти на два года. Метод, который сейчас используется для этого, довольно радикальный и явно будет атакован недовольными судьями через Европейский суд. А послереволюционная политическая приверженность европейцев уже потеряна.
Во-вторых, как указано выше, первичная очистка не может быть стратегией реформы судебной власти. Стратегия должна создать условия, при которых будут устранены причины для появления одиозных судей. Ключевыми словами здесь являются «независимость» и «реальная власть». Иначе новый набор судей (если он состоится реально) станет таким,
как этот.
Соответственно, реформа должна проходить в два этапа: (1) технический - быстрая очистка от одиозных и (2) основной - предоставление судьям реальной силы и власти, уничтожение условий для взяточничества.
По сути, реформаторы должны были воплощать то, что предложил 300 лет назад Джон Локк: реальное распределение власти на три ветви. Только ее реальное распределение (и баланс) является залогом против узурпации и реальной защиты прав.
Проблема плачевного состояния судебной системы заключается в ее слабости. В нашей стране суд - это не третья ветвь власти. Это - инструмент в руках, прежде всего, исполнительной власти. Иными словами, над волей судей есть высшая воля. Инструменты контроля судей известны.
Во-первых. Судьям можно приказать вынести «нужное» решение под страхом увольнения. Это делается через дисциплинарные органы: Высший Совет Юстиции (будет - Правосудия) и Высшую квалификационную комиссию судей (ВККС). Следует признать, что после изменений в закон и Конституцию влияние на членов дисциплинарных органов со стороны президента и парламента немного уменьшится. Однако новая система оснований для наказания судей выглядит угрожающей. Такой системы для депутатов и министров почему-то не существует. Также незащищенный статус самих членов дисциплинарных органов может быть поводом для удерживания их «на крючке».
Во-вторых. Изменениями в Конституцию нанесен сильный удар по иммунитету судей. Судье можно приказать вынести «нужное» решение под страхом возбуждения уголовного дела по заведомо неправосудному решению. Реформаторы забыли, что доктрина судейского ммунитета находится в центре идеи разделения властей. Эта доктрина существует, например в США уже сотни лет. Ведь ревизия судебного решения другими ветвями власти является посягательством на исключительную компетенцию суда. Возможность возбуждения уголовного дела по заведомо неправосудному решению является инструментом ревизии и влияния на волю судьи. При этом уголовной ответственности, например, депутатов за «плохой» закон почему-то не существует.
В-третьих. На судью можно влиять страхом расправы с ним или его семьей со стороны мафии или толпы. К текущему времени охрана судей обеспечивается со стороны милиции.
Однако она не особо подчиняется судьям и может быть снята в политических интересах. Порадовало, что реформаторы услышали об этой проблеме и новый закон 2.0 уже содержит положение о создании в будущем судейской охраны.
В-четвертых. Финансирование судов - это большое средство влияния на суды. «Плохим» судьям его немного прикручивали, «своим ребятам» - откручивали. Новые высокие зарплаты по закону 2.0 на самом деле не имеют никакой гарантии. Если закон поменяли дважды за год, то в третий раз это сделать не трудно. Для сравнения, в США размер заработной платы судьи не может снижаться в течение полномочий по Конституции.
С другой стороны, реформа оставляет хорошие возможности для поощрения тех судей, которые смиренно выполняют приказы.
Во-первых. Калитки для легализации взяток оставленные отрытым. Было введено потрясающее количество различных деклараций судей. Но был ли нанесен удар взяточничеству?
Антикоррупционное законодательство не позволяет принятие подарков судьями (в том числе в виде скидок, бесплатных услуг). Однако судья может законно принимать дорогие подарки от близких лиц. А эти близкие люди могут официально продавать услуги или товары по заоблачным ценам. То есть этот канал легализации взяток полностью открыт.
Также отсутствуют ограничения на получение денег с определенных разрешенных источников (например, дивиденды, от творческой, научной деятельности). Итак, разоблачить судью, который живет не по доходам, не удастся. Разве что наиболее неосторожных.
Во-вторых, общество не имеет реального влияния на карьеру судьи. Законом 2.0 образована непонятная структура под названием Общественный совет добродетели в форме совещательного органа ВККС. В то же время региональные органы адвокатуры - те, кто ежедневно ходит в суды - влияния на карьеру судьи не получили. Также довольно
сомнительно то, что Верховная Рада - республиканский орган власти, который избирается всем народом - полностью отстранен от политического контроля над судами. Неужели Общественный совет, формируемый из неизвестных общественных организаций, должна иметь больше полномочий? Для сравнения, Конгресс США имеет право импичмента любого государственного служащего, начиная от судьи, заканчивая президентом. Это политическое право парламента, которое не зависит ни от чего.
Суд является не только запуганным с одной стороны, но и прирученным - с другой. Украинский суд не является, по сути, властью, поскольку судьи не имеют силы. И реформа этого положения вещей не меняет.
Реальная независимость судебной власти глубоко связана с исполнением судебных решений и, вообще, наличием механизма принуждения. Ведь реальную власть имеет не тот, кто приказывает, а тот, чьи приказы выполняются.
Создание частной исполнительной службы - это квази-реформа. Кстати, выполнение решений против государства частным исполнителям не отдают. Потому что, надо полагать,
исполнительная ветвь не собирается выполнять решения судов. Итак, можно ли ожидать изменений, пока исполнительная служба подчиняется Минюсту? Нет. Могут ли быть изменения, если сами исполнители являются обычными клерками без полноценных средств принуждения? Нет.
Позорным остается состояние охраны судей и конвойной службы. Хотя эти структуры - «физическая независимость» и «руки» судей. Как указано выше, они продолжают оставаться под полным контролем МВД. Существуют примеры того, что охранники судов в ответ на судейские приказы высказываются таким образом «а кто мне судья? У меня есть начальство». Имеет ли силу судья, если ему не подчиняется его охрана? Вопрос риторический. Посмотрим, что будет после введения судейской охраны.
Отсутствуют и эффективные механизмы привлечения к ответственности за неуважение к суду. Речь идет, прежде всего, о невыполнении решений судей. Ведь невыполнение решения судьи - это неуважение. Этот вопрос остается в руках исполнительной власти.
Итак, гражданам следует побороться не за слабый и запуганный, а за сильный суд. Только сильный суд может помешать узурпации.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: