Есть ли жизнь после Роттердам+

комментировать

Баталии вокруг формулы образования цен на уголь Роттердам+ являются не более, чем новым витком давней войны двух крупнейших олигархических групп за тарифы для промышленных потребителей.

ФПГ Приват

Как известно, группа Приват Игоря Коломойского и его партнеров фактически монополизировала украинскую ферросплавную отрасль.

Затраты на электроэнергию в себестоимости ферросплавных заводов доходят до 50%. ФПГ на протяжении многих лет постоянно ведет борьбу за снижение тарифов для промышленности ( история не новая ).

Цель проста – иметь максимально низкий нерыночный тариф на э/э в Украине чтобы продавать свою продукцию по рыночным ценам.

В новых обстоятельствах эта цель публично зафиксирована в прошлом году. Подконтрольная Коломойскому Украинская ассоциация производителей ферросплавов (УкрФА) обратилась к Кабмину, Администрации Президента и Национальной комиссии госрегулирования энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) с призывом обеспечить установление цен на электроэнергию на уровне декабря 2015 года (123,8-152,08 коп. за кВт/час). А также ввести мораторий на ее повышение на период 2016-2021 годов.

С введением новой методики расчета ОРЦ (конец апреля 2017 года), которая влияет на тарифы для промышленности и не влияет на тарифы для населения, борьба ФПГ получила новый виток.

Заводы днепропетровского олигарха (Никопольский ферросплавный завод, Марганецкий ГОК, Покровский ГОК, Криворожский железорудный комбинат, ПАО Днепразот, Запорожский ферросплавный завод, Электрометаллургический завод Днепроспецсталь) потребляют свыше 5 млрд квт\ч. Разница между старым и новым тарифом для промышленности – 20 коп (был 1,4 грн, стал 1,6 грн).

Это означает, что с введением новой методики ОРЦ его предприятия переплачивают 1 млрд грн в год по сравнению с предыдущим периодом.

В промышленном потреблении электроэнергии, а это 85 млрд квт\ч, его предприятия составляют 6%.

Собственно, помимо информационной кампании против Роттердам+ (в которую активно вовлеклись политики, слабо понимающие причинно-следственные связи в олигархическом тарифном противостоянии), структуры Коломойского по давно отработанной технологии ринулись в суды .

И даже неожиданно выиграли первую инстанцию, но апелляцию проиграли. Высший административный суд также отказал им в удовлетворении жалобы.

Для справки: рост тарифа для промышленности с введением Роттердам+ составил к августу 2017 года – 14%. Фактически он идет вровень с инфляцией. То есть вообще-то ничего критичного с введением новых тарифов с точки зрения экономики нет. Просто Коломойский не хочет платить и хочет больше зарабатывать.

ФПГ СКМ

Цель Рината Ахметова – тоже зарабатывать больше. В точности, как и у Коломойского. Но по энергетическому бизнесу вопрос стоит гораздо драматичней. ДТЭК с его миллиардными долгами находится в состоянии реструктуризации долгов перед иностранными кредиторами.

И тут задача ФПГ – добиться высокой цены на уголь. В идеале продавать по мировым ценам и уйти от ручного регулирования. Ведь свои ферросплавы Коломойский тоже по мировым ценам продает.

Фактически НКРЭКУ и пошел на квазирыночный механизм, привязав в э/э тарифах угольную компоненту к ценам на основном европейском хабе.

Перспективы битвы за Роттердам

После экспроприации угольных предприятий на Донбассе со стороны террористов (к которой надо заметить привела блокада Самопомощью ОРДЛО) и потери Украиной предприятий там, энергетика вошла в период значительного дефицита угля. Объем потребления энергетического угля - 27 млн т, из них импорт – около 7 млн т, доля импорта – 26%. Из них, 4 млн т – антрацит, 3 – марка Г.

С учетом того, что есть дефицит даже марки Г и он составляет свыше четверти рынка энергетических углей, их придется импортировать. Что сопоставимо с пропорцией на рынке газа, где треть ресурса закупается за рубежом, рассчитывается в тарифы по формуле Дюссельдорф+.

В этой ситуации никаких других механизмов, кроме сохранения в тарифообразовании принципа импортного паритета у регулятора не остается. То есть когда у тебя дефицит, цена на этот товар определяется той ценой, по которой ты можешь привезти импортный аналог для покрытия недостачи.

Если НКРЭКУ встанет на сторону Коломойского, то ничего хорошего для украинского углепрома (с его высокой себестоимостью добычи у госшахт и кредитными обременениями у частников) это не принесет.

Добыча будет сокращаться, а деньги из украинской экономики будут вымываться на все увеличивающийся реальный импорт.

Если НКРЭКУ оставит существующее положение вещей с Роттердам+ – это будет вызывать новый виток информационных атак со стороны Коломойского, которые взбудоражат и без того недовольное властью общество. Причем недовольное, надо заметить, в силу совершенно объективных причин.

Какой выход есть в сложившейся ситуации? – Настоящая реформа рынка. Ликвидация НКРЭКУ как института. Формирование цены на уголь и электроэнергии на бирже или на рынке свободных договоров. Одновременно с активным включением Антимонопольного комитета на предмет проверки участников рынка относительно злоупотребления своим монопольным положением. При этом с полным открытием рынка для всех желающих. И с полным отказом от госрегулирования, кроме жесткого контроля со стороны АМКУ за отсутствием монополии.

И последнее. Чем дольше Украина будет затягивать с настоящей и радикальной реформой – тем хуже.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время Бизнес, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: kolonka@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: