Консалтинг и Аутсорс vs Стартапы и Продукты

комментировать

В который раз захотелось осветить эту тему, поскольку стали опять появляться статьи, порочащие «злой» IT-аутсорсинг и аутстаффинг.

В этих статьях говорится о том, что нужны только IT-стартапы, которые будут нашими национальными украинскими продуктами. К сожалению, не будут. Точнее будут, но, боюсь, не скоро. Эти идеи получают политическую поддержку руководства страны в Facebook и различных публикациях, в которых говорится об IT-стартапах и их важности для развития экономики Украины.

В чем же дело, почему все время возникает эта дискуссия, и действительно ли стартапы экономике нужнее, чем аутсорсинг?

Одна из причин противостояния – конкуренция за таланты. Мы тут видим двух игроков на рынке труда – венчурные фонды, которые инвестируют в стартапы, и консалтинговые компании, предоставляющие сервисные услуги крупным международным игрокам, продуктовым компаниям и тем же стартапам, только из США и других стран. И те, и другие заинтересованы в талантливых людях.

Сразу скажу, я НЕ ЗА стартапы и НЕ ЗА аутсорсинг, консалтинг или аутстаффинг. Это в принципе неправильный вопрос, из разряда «ты кого больше любишь, папу или маму?». Нельзя, владея машиной, говорить, что колесо нужно, а бензобак с рулевой рейкой ─ нет. И то, и другое явление ─ это бизнес, который возникает в результате рыночной необходимости и наличия спроса. Более того, я абсолютно уверен, что оба бизнеса очень важны для Украины и в целом для развития мировой экономики. Я руковожу консалтинговой компанией (или, как многие говорят, аутсорсинговой, хотя понятие консалтинга намного шире и более точно описывает вид нашей деятельности).

Как частное лицо я инвестирую в стартапы. То есть, фактически занимаюсь и тем, и другим. Одним как инвестор и операционный менеджер, другим – как инвестор и консультант.

Сегодня консалтинговая или аутсорсинговая компания в Украине ─ это совсем не то, чем ее хотят представить — а-ля наняли программистов и отдали клиенту, пусть что хочет, то и делает с ними. Аутсорсинг — это передача организацией, на основании договора, определенных видов или функций производственной предпринимательской деятельности другой компании, действующей в нужной области. То есть, для тех, кто считает, что аутсорсинг ─ это просто, в реальности все как раз наоборот. Это передача отдельных функций ПРОФЕССИОНАЛАМ-консалтерам в определенном виде деятельности. В нашем случае, в высокопрофессиональной инженерной разработке IT-решений. Здесь очевидно, что аутсорсинг – это определение профессиональной компании, сфокусированной на определенной деятельности, и никак не может быть интерпретировано как нечто ненужное и очень простое.

В свою очередь, аутстаффинг ─ это просто предоставление специалистов заказчику на время без ответственности за сами проекты, или с частичной ответственностью. Он также присутствует в Украине, но не настолько широко, как аутсорсинг. И опять-таки, раз он есть – значит есть спрос, и в любом случае бизнес работает на развитие экономики.

Лучше всего для определения стартапа, на мой взгляд, подходит высказывание Эрика Риса, автора книги «Бережливый стартап». Он считает, что стартап — это организация, создающая новый продукт или услугу в условиях высокой неопределенности.

Давайте разберемся, очень упрощенно, как работает консалтинговый бизнес и как развиваются стартапы. Не люблю обобщения, но, тем не менее, можно попытаться свести все к усредненно-классическому подходу.

Как создается «классический» стартап из Украины

Идея -> стартовые инвестиции -> разработка MVP (minimum viable product) -> получение первых клиентов -> получение серьезных инвестиций -> переезд ключевой команды в США и создание там компании -> умеренный рост команды в Украине и вложение основных инвестиций в sales & marketing в целевой стране (США). Уплата основных налогов, получение дивидендов в США и трата денег там же. В результате — рост экономики США, Израиля, Канады или любой другой страны, привлекающей стартапы и инвестиции, то есть стран с нормальной судебной системой и верховенством права.

Как работает венчурный фонд

Выделение денег группой связанных лиц: знакомые, знающие друг друга люди со свободными деньгами, которые хотят их приумножить -> определение стратегии и операционного менеджмента, который занимается выбором объектов инвестиций -> поиск потенциально успешных стартапов через рекламные кампании и популяризацию различных «приманок» а-ля кэш аут (получение денег после продажи) -> тренинг команды по юридическим аспектам, помощь в организации продаж, опять-таки открытие компании в США и инвестиции там же -> перевоз команды. Поиск компании на exit -> продажа компании -> инвестиции в следующие стартапы. Деньги остались в США или любой другой стране, но не в Украине.

Как работает традиционный консалтинговый (аутсорсинг) бизнес в Украине

Идея -> команда единомышленников -> личные инвестиции -> первые клиенты -> рост компании примерно на 30% ежегодно -> инвестиции в инфраструктуру, офисы, людей (через профессиональное обучение), в вузы Украины, через тренинги и организацию специализированных программ обучения -> инвестиции в продажи, в офисы за рубежом. Большинство денег остается в Украине в виде зарплат (80% всех затрат компании и около 50-60% от revenue), налогов, оплат аренды офисов, лицензий ПО и т.д. Основной капитал консалтинговой компании – люди. Небольшая компания работает с командой до 400 человек, средняя – до 1000, крупная – до 4000 человек. Доход сотрудников, в основном, тратится также в Украине и поддерживает национальную экономику.

Несколько выводов о том, каким образом производится вклад в украинскую экономику, где он есть, а где его нет

Люди, занятые в консалтинге, работают в Украине и на украинскую экономику. Рост количества занятых специалистов в индустрии составляет порядка 30% в год, на текущий момент эта цифра достигает 100 тыс. человек. В случае же стартапа – команда переезжает в другую страну. Причем перевозят самых необходимых и талантливых людей. В Украине остается небольшая команда, достаточная для развития и поддержки продукта.

Консалтинговые компании, в свою очередь, основные средства реинвестируют в экономику Украины: создание новых рабочих мест, новых офисов (около трети всех бизнес-центров Киева занято IT-консалтерами), проведение конференций, помощь и совместную работу с вузами.

Венчурные инвесторы направляют деньги в создание компаний в других странах, как только находят интересный стартап (США, Израиль и др.). IPR – права на продукт и его капитализация происходят за рубежом, не в Украине. Это один из самых важных моментов, на котором наблюдается постоянное передергивание фактов. В консалтинге IPR на продукт находится у западной компании, а у нас просто сидят программисты. Стартап – якобы все по-другому. На самом деле, IPR на продукт стартапа находится точно так же за рубежом, при этом происходит отток самых креативных предпринимателей за границу. Украинский стартап или продуктовая компания после серьезных инвестиций и переезда команды за рубеж становится точно такой же консалтинговой или аутсорсинг компанией.

Основные же инвестиции в экономику делают консалтинговые компании: это и организация классов в вузах, специальных программ обучения, и оказание материальной помощи, и совместная работа на государственном уровне в вопросе формирования университетских программ обучения, максимально приближенных к бизнесу, и многое другое. К сожалению, в этих инициативах не видно венчурных фондов, которые активно пиарятся в Украине.

Есть приятные исключения в работе венчурных фондов, например, прекрасная инициатива, которая, к сожалению, из-за событий 2014 года свернулась, и о новых я пока что не слышал. Это GTF (Global Technology Foundation), совместное неприбыльное предприятие двух российских и двух украинских венчурных фондов (Runa Capital, Almaz Capital, TA Ventures и Bionic Hill). Они выделяли 30 тысяч долларов в виде безвозвратного гранта самым лучшим стартапам. Не за долю, ни за что – просто так, чтобы разогреть рынок.

Какие дополнительно стоит учитывать факторы, чтобы понять роль консалтинговых компаний в развитии IT-экосистемы и как в принципе работают инвестиции в стартапы, куда они идут?

Откуда появляются новые продукты, идеи и стартапы? Возьмем один из тех, который на слуху, а именно GitLab, созданный украинцем и получивший недавно инвестиции в $20 млн. Об этом с гордостью написал наш Премьер-министр в своем блоге. Собственно GitLab ─ это управление репозиторием программного кода для Git. А Git ─ это распределенная система управлениями версиями файлов, которая широко используется при разработке IT-решений и создана Линусом Торвальдсом уже давным-давно.

Почему ребята задумались о создании такой системы, и задумались ли бы они о ней вообще, если бы у нас не было тех самых консалтинговых компаний и огромного числа IT-проектов? Идеи не возникают вдруг (Ньютон и его яблоко ─ исключение). Они возникают в реальном бизнесе, когда люди видят потребность в улучшении или создании тех или иных систем-«помощников» в их повседневной работе. Откуда это все появилось? Это результат развития рынка, развития мышления инженеров, лучшее понимание бизнес-моделей и как они работают в мире. Как результат – стартапы и идеи. Откуда? За счет того, что есть консалтинг и аутсорсинг, привнесший в нашу страну бизнес-понимание, сложные проекты и новые технологии.

Теперь еще об одном моменте. А чему радуется наш уважаемый Премьер-министр, когда говорит на своей Facebook странице, что GitLab получил $20 млн инвестиций? Ведь они не пойдут в украинскую экономику, они пойдут в американскую. В украинской экономике будет сидеть 100-200 программистов, и это будет даже не IT-аутсорсинг, а исключительно центр затрат.

Почему Премьер-министр не радуется росту консалтинговых компаний, в первой десятке которых работают и получают деньги порядка 50 тысяч программистов по всей Украине? Или почему, например, не порадоваться, что IT-компании получают все новые заказы, делают сложнейшие решения для мировых гигантов? Приведу лишь пару примеров проектов нашей компании: системы по автоматизации бизнеса для скандинавской авиакомпании SAS, eCom решения для корпорации Volvo, которыми ежедневно пользуются тысячи человек в более чем 100 странах мира. Другие компании также работают на серьезные корпорации и создают решения, которые от А до Я разработаны в Украине.

C таким же успехом можно радоваться успехам американской компании PayPal, c годовым оборотом более $10 млрд, только потому, что соучредитель компании ─ Макс Левчин, американец украинского происхождения. Разницы особой нет с тем же GitLab, к которому я отношусь, безусловно, с очень большим уважением. Ребята ─ большие молодцы, разглядели, по сути, очевидную нишу. Но идеи сами по себе в наше время ничего не стоят. Что стоит – так это своевременная их реализация, и это им удалось.

Отмечу, я все же обобщаю. Есть ситуации, когда IPR действительно остается в Украине, но такие случаи очень редки.

Еще один хороший пример – белорусская компания Wargaming, известная своей игрой World of Tanks. Насколько я знаю, ребята около 10 лет работали в консалтинговом бизнесе, создавая игры для других, и, наконец, решились сделать что-то свое. Без такого опыта это практически невозможно. Опять-таки, сначала консалтинг, и лишь потом, понимая рынки, бизнес-модели и что нужно пользователям – свой продукт.

Давайте еще вспомним успех Looksery, который долго восхвалялся на просторах украинского интернета как успешная продажа украинского стартапа американской компании SnapChat за $150 млн. Владелец – предприниматель из России, компания Looksery американская, из Сан-Франциско. Да, есть офис в Одессе, еще в Сочи, но это не делает стартап украинским. И эти $150 млн уж точно не будут работать на экономику Украины.

Хочу еще раз подчеркнуть: сами успехи, к которым причастны наши украинские предприниматели – это здорово, но было бы хорошо правильно воспринимать информацию и понимать, что именно происходит.

Чем опасно неправильное восприятие этой информации и почему об этом нужно говорить? Как минимум, основная проблема, на мой взгляд – это неверное информирование лиц, принимающих решения в нашем государстве о будущей стратегии страны, которые, не имея собственного мнения об IT-рынке, формируют его на основании того, что им говорят и того, насколько сильнее тот или иной информационный фон. Государство хочет сразу и много налогов, поэтому радуется, когда видит инвестиции в $20 млн, не понимая или не желая понять, что эти инвестиции не в Украину. А аутсорсинг или консалтинг ─ это важнейшая база для зарождения стартап-движения, это налоги здесь и сейчас, это инвестиции в Украину, о потенциале которой в этом ключе почему-то они не думают. Второй важнейший фактор развития IT-экосистемы – это IT-образование. Третий – стабильная правоохранительная система и работающие суды. Вот без этого никто и никогда серьезно инвестировать в продукты в Украине не будет, все будут, как и сейчас, перевозить за рубеж.

А теперь давайте разберемся, почему же так происходит? Почему компания все равно регистрируется в Штатах, когда заходят инвестиции в украинский стартап? Все очень просто и на поверхности. К сожалению, пока что в Украине нет верховенства права, нет надлежащей защиты интеллектуальной собственности, и бизнеса в целом, и неангажированной судебной системы. Поэтому, разумеется, инвестировать будут туда, где безопасно. А использовать мозги из Украины. И пока наша власть с этим не разберется, так и будет.

Чтобы статью не могли охарактеризовать как нытье без четких предложений — чего я сам очень не люблю —попробую сделать несколько выводов, которые я хотел донести в статье.

  1. Очень важно в государственной стратегии не делать упор на что-то одно и не бросаться в крайности — вроде того, что нам нужны только стартапы, или только аутсорсинг, или еще что-нибудь. Важна поддержка целиком IT-стратегии развития страны, а не только стартапы, или только консалтинг, инвестиции в образование, положительный пиар Украины за рубежом, прозрачная система налогообложения без рисков изменения и многое другое. IT-компании объединились уже давно, в основном, в двух ассоциациях ─ IT-Украины и IT-комитет EBA — и готовы поддерживать и помогать во всех этих начинаниях.
  2. Хотелось бы, чтобы бизнесмены из всех отраслей вели себя разумно и НЕ пытались делать упор на пиаре своего бизнеса на то, чего не существует или на искажении информации в СМИ.
  3. Необходимо понимать, что стартапы ─ это элемент IT-экосистемы, и возникает он не на пустом месте, а на знаниях, которые привнесены в Украину теми же аутсорсерами (или консалтерами). Необходимо получить доменные и бизнес-знания сначала, чтобы на этой почве развивались идеи.
  4. Очень хотелось бы, чтобы государство как можно быстрее озаботилось поддержкой IT-сообщества и позитивным пиаром. Все страны наперебой начали предлагать особые условия для IT-специалистов, для стартапов (среди них Израиль, Канада и другие). А Украина только и обсуждает, как же поднять налоги на много зарабатывающих программистах.
  5. Необходимо срочно и радикально менять и реформировать судебную ветвь власти и озаботиться верховенством права. Придется, конечно, пройти через довольно долгий период, чтобы инвесторы поверили, что верховенство права действительно существует. Без этого никакой IPR никто и никогда в Украине не оставит, и стартапы будут продолжать регистрироваться за рубежом, работая на западную экономику. А мы будем продолжать терять самых умных и предприимчивых.

Я, как менеджер, как бизнесмен, буду продолжать развивать IT в Украине со своей бесценной командой друзей и единомышленников, с которыми работаю вместе уже почти 20 лет, буду продолжать развивать в принципе IT-движение: это и консалтинг, и стартапы, и курсы для программистов, и популяризация IT среди детей и детей-сирот (наш последний проект с группой Океан Эльзы по выделению средств на два интерната для оборудования компьютерных классов и обучения детей компьютерной грамотности). Хочу верить в то, что скоро в Украине появится возможность регистрировать стартапы и делать в них инвестиции, что Украина станет лучшим местом в мире для таких инвестиций. Ведь у нас все для этого есть, и сейчас как раз появился шанс сделать это. Также рассчитываю, что Украина будет первой страной в мире, о которой будут думать, когда необходимо будет поручить сложную инженерную разработку. И это уже происходит прямо сейчас, знаю из собственного опыта.

Рецензенты статьи: Владимир Бек, Co-Founder & Board Member Sigma Software, Chairman of EBA IT Committee, Дмитрий Вартанян, Co-Founder & Board Member Sigma Software, CFO and Senior Legal Advisor of Sigma Software.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: