Государство поощряет безответственность

комментировать

3500 государственных предприятий – это много или мало? Для сравнения в 2012 году во Франции ОЭСР насчитало 58 государственных предприятий.

В Канаде – стране, ВВП которой в четыре раза превышает украинский – 47.  Зачем Украине столько государственных активов и почему большинство попыток приватизировать что-либо вызывает противодействие?

Несколько недель назад на заседании Кабинета Министров мы презентовали результаты работы украинских госпредприятий (точнее той половины из них, которые еще действуют, а не находятся в стадии ликвидации). Даже топ-100 крупнейших предприятий, которым мы оказывали повышенное внимание в прошлом году, закроют год с убытком примерно в 7,5 млрд грн. Безусловно, это намного лучше чем в 2014, но я не перестаю задаваться вопросом – это ли результат, к которому мы стремимся? Может ли государство быть эффективным собственником?

Стоит отметить, что государственное предприятие - это юридическая форма-атавизм, которая досталась нам в наследство от командно-плановой экономики. По сути такая форма организации делает предприятие не самостоятельным хозяйственным субъектом, а частью государства, вынуждая  правительство и отдельные ведомства нести полную ответственность за действия СЕО. Яркое подтверждение этого тезиса –  «Укркосмос» и конструкторское бюро «Южное». В 2014 году Украине пришлось выплатить почти 200 млн долларов, чтобы покрыть их внешние займы. При этом чистый убыток «Укркосмоса», например, в том же 2014 году, составил примерно 2,2 млрд грн. Я не вправе давать оценку действий бывшего или действующего менеджмента той или иной компании, но цифры говорят сами за себя.  Государство культивирует безответственность директоров, и, как следствие, низкую эффективность их деятельности.

Именно поэтому мы уже почти два года работаем над реформой госпредприятий – назначаем новых руководителей по прозрачным конкурсам, превращаем предприятия в публичные акционерные общества (корпоратизируем) и готовим их к прозрачной приватизации. На каждом шагу мы сталкиваемся с противодействием системы.

Так, например, из 3500 госпредприятий почти половину (42%) нельзя приватизировать, потому что они защищены Законом Украины «О  перечне объектов права государственное собственности, которые не подлежат приватизации». В этом перечне можно найти много интересного. Со стратегическими объектами вроде ПАО «Укрзализныця» там соседствует несметное количество баз отдыха, НИИ, элеватор в Гребинке и Дирекция дома государственных художественных коллективов в центре Киева. Не говоря уже о том, что более 30% из 1478 предприятий, которые не подлежат приватизации, сегодня уже ликвидированы.

Судя по договорам аренды, которые у некоторых министерств находятся в публичном доступе, уникальные исследовательские институты занимаются в основном тем, что сдают свои помещения под офисы по смешным ценам. И мне действительно очень жаль, что когда-то ведущие заводы и институты больше не выполняют свои функции и не работают на благо государства, но не это ли есть прямым следствием непрозрачного, неэффективного менеджмента?

Большая часть предприятий в действующем списке не подлежат даже корпоратизации. Это означает, что они не обязаны публиковать свою финансовую отчетность, проходить независимый финансовый аудит, мы не можем создать незаангажированные наблюдательные советы, которые бы занимались их стратегическим управлением.

Можем ли мы заставить все эти госпредприятия приносить пользу государству? Хватит ли у государства человеческих ресурсов, чтобы искоренить коррупцию, которая разъедает сферу госпредприятий уже 25 лет? 

Нам кажется, что нет. Именно поэтому мы хотим оставить в государственной собственности только те предприятия, которые стратегически важны для экономики, обороноспособности и социальной жизни страны. Большинство из них мы предлагаем корпоратизировать (по примеру НАК «Нафтогаз» или ПАО «Укрзализныця», где государство владеет 100% акций). Остальные –  полностью или частично продать частным инвесторам на прозрачных, независимых тендерах.

Для этого был разработан законопроект о сокращении перечня объектов, которые не подлежат приватизации. Перечень, который правительство предложит для утверждения парламентом, насчитывает 430 госпредприятий (и дополнительно 275 в Крыму), которые действительно важны для Украины. При этом не все госпредприятия из топ-100 включены в этот список. Так, например, там нет аэропорта «Борисполь» и Международного аэропорта «Львов». Значит ли это, что мы хотим их продать в скором времени? Нет. Международные аэропорты и так запрещены к приватизации.  Что касается других прибыльных предприятий, в которые мы назначили новых руководителей по прозрачным конкурсам, то даже, если перспективы выглядят оптимистично, нам хотелось бы оставить за государством возможность привлекать частных инвесторов в будущем.

В экономике есть такое понятие как «альтернативная стоимость». Очень обобщенно это стоимость упущенной возможности при конкретном выборе. Сегодня альтернативная стоимость многих госпредприятий достаточно высока. Тем не менее, с каждым днем она сокращается. Через 3-5 лет мы скорее всего уже не сможем найти ни покупателей, ни ресурсов для модернизации некоторых активов. Как следствие, они останутся балластом на счету государства до момента полной их ликвидации. В то же время сегодня у нас есть возможность вдохнуть новую жизнь во все маленькие фабрики, бюро и санатории: привлечь инвестиции, создать новые рабочие места с конкурентными заработными платами, обеспечить стабильные отчисления в бюджет (в виде налогов или акционерных долей). Почему же мы встречаем такое сильное противодействие в попытках запустить систему приватизации – пусть этот вопрос останется риторическим.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: