Как теневой рынок стал приоритетным

комментировать

Прочитав колонку Максима Нефьодова о металлургах и металлоломе и поддавшись обаянию автора, можно сделать неверный вывод о приоритетах работы Минэкономики.

По мнению замминистра, есть два равнозначных бизнеса, которые рассудит дерегуляция и свободная торговля.

О чем же на самом деле говорил замминистра, спешно организовывая аж две за неделю комиссии по распределению квот на экспорт металлолома?

На одной чаше весов интересы металлургии – отрасли, генерирующей треть всего товарного экспорта Украины. В металлургии заняты 250 тыс. человек, которые получают официальную зарплату. Это одна из самых легальных отраслей экономики, где уровень тенизации стремиться к нулю, а налоги исчисляются десятками миллиардов гривен.

На другой – бизнес по заготовке и экспорту металлолома, один из самых непрозрачных в стране. О количестве людей, работающих в этой сфере, достоверных данных нет, т.к. они работают в основном неофициально, ориентировочно это около 20 тыс. человек. По нашей оценке, в ломозаготовке на низовом этапе обращается от 500 млн до 1 млрд дол. наличных в год.

Налоговым достижением этой сферы деятельности является сумма в 60 тыс. грн. – именно столько заплатили НДФЛ от операций с металлоломом в 2014 году. Из-за уклонений металлоломного бизнеса от налогов бюджет теряет ежегодно около 2,5 - 3 млрд грн поступлений.

Может ли что-то рассудить свободный рынок, когда с одной стороны – черное, а с другой – белое?

Тем не менее, именно металлоломный бизнес стал главным выгодополучателем усилий Минэкономразвития. То, что МЭРТ называет дерегуляцией, в данном конкретном случае является государственной поддержкой теневого бизнеса.

Несколько фактов:

  • единственной статьей Баланса металлолома, выполненной в 2015 году, является экспорт металлолома. Экспорт лома побил рекорд десятилетия.
  • МЭРТ приложил максимум усилий для упрощения работы металлоломного бизнеса: отмена лицензий, изменения в порядок регистрации экспортных контрактов, и т.д. Но из тени этот бизнес и не думал выходить.
  • объем экспорта металлолома на 2016 год искажен в пользу экспортеров лома: почти вдвое завышен прогноз заготовки (4,6 млн т против реалистичных 2,6 млн т), на его основе определен экспорт 1,1 млн т как разница между заготовкой и внутренней потребностью.
  • первое распределение разрешений на экспорт в текущем году состоялось в спешке глубокой ночью с 15 на 16 марта. Перефразируя Экзюпери, если комиссия работает ночью, значит это кому-нибудь нужно? Итог ночного заседания утвержден приказом Министра, несмотря на запрет суда.
  • второе распределение экспортных разрешений произошло точно также кулуарно 24 марта. Удивительная поспешность – вторая комиссия за неделю, вторая вопреки решению суда.

Право металлоломщиков вести экспортный бизнес оказалось для МЭРТ священным. Настолько важным, что на его защиту молодые реформаторы поставили свою репутацию.

Однако обязанность металлоломщиков платить налоги оказалась для МЭРТ чем-то, чем можно легко пренебречь.

За полтора года работы для вывода ломозаготовки из тени МЭРТ сделал… заявление. Недавно Максим Нефьодов озвучил, что понимает причины тенизации рынка металлолома и готов ими заняться. Что ж, заявление – тоже результат.

Реальным же итогом работы МЭРТ стал рекорд десятилетия по экспорту металлолома на фоне падения промышленного производства и снижения экспорта готовой продукции. Получателями лома из Украины стали Турция и контролируемое Россией Приднестровье. Тем временем украинские металлурги уже начали импортировать из России более дорогой заменитель металлолома – горячее брикетированное железо.

Экономическое ноу-хау от МЭРТ выглядит так. На украинском сырье работают заводы в Турции и в Приднестровье. На заказах из Украины – заводы в России. Украина тем временем экспортирует дешевое вторичное сырье, а украинские заводы сокращают рабочих.

Вы возразите – настоящий либерал не должен делать разницы между украинским и турецким рабочим. Он не может себе позволить дискредитировать рабочего из России в пользу рабочего из Украины. И будете правы: не должен, не делает.

Но вернемся к металлургам. Почему теневой рынок сырья – металлолома, плох для производителей готовой продукции из металла:

  • мы не можем купить металлолом у его реальных владельцев, а лишь у компаний, которые могут его легально продать. Де-факто металлургам продают не только металлолом, но и услуги по превращению «черного» лома в «белый». Это существенно ограничивает круг поставщиков и вводит прокладки между владельцами лома и его конечными потребителями.
  • собственные ломозаготовительными сети заводов работают только как оптовые закупщики. На низовой уровень не могут идти из-за его непрозрачности.
  • претензии налоговых органов обращены не к тем, кто работает в-черную, а к конечным потребителям - металлургам. Распространенной практикой является претензии ГФС к конечному потребителю металлолома о том, что 5-е или 10-е звено в цепи поставок металлолома является сомнительной компанией.
  • при покупке металлолома у владельца легальный бизнес проигрывает ценовую конкуренцию теневому бизнесу в связи с разной налоговой нагрузкой.

Что в такой ситуации мог бы сделать МЭРТ? Инициировать отмену неработающего НДФЛ, идентификации личности ломосдатчика и разделения на бытовой и промышленный металлолом (главные причины тенизации), вывести заготовку лома из тени, создать равные условия для ведения бизнеса внутри страны. Лучшая форма дерегуляции.

Но МЭРТ идет другим путем. Решение проблемы они видят в либерализации экспорта, что позволяет металлоломщикам вывозить заготовленное теневым способом сырье за границу и получить дополнительное преимущество перед легально работающими металлургами.

Отдельного внимания заслуживает «прозрачность» действий МЭРТ в 2015 году в отношении дележа разрешений. Никто не знает, кто подавал заявки. Никто не знает, по какому принципу их делили. Никто не знает, кто их получил. Впервые данные о получателях разрешений на экспорт были опубликованы в марте 2016 года – по итогам упомянутой выше ночной комиссии. Других данных по-прежнему нет.

Глава этой комиссии в комментарии в Facebook заявил: «мы не анализируем ничью деятельность. Для этого есть компетентные органы. Мы просто регистрируем все контракты, которые удовлетворяют определенным правилам по объему и сроку».

Вот это и есть настоящая позиция чиновников МЭРТ: ничего не замечаю, ничто не анализирую, ни за что не отвечаю. Вторит ему и замминистра: наша работа – терпеть Ваши жалобы, пишет он в соцсети.

Что в итоге? Теневой бизнес, который не платит налоги и живет вне закона, потребовал поддержку государства и получил ее.

Следующим логическим шагом дерегуляционного пути должна стать либерализация  вывоза незаконно добытого янтаря. Ведь это тоже бизнес. Если ломщики, работая в тени, претендуют на поддержку государства и получают ее, то почему незаконные старатели должны быть обижены. А там и до сигарет закарпатских рукой подать.

Закончить свою мысль хотел бы предложением об учреждении в Украине Дня поддержки теневого бизнеса. Дата – 16 марта. Именно в этот день МЭРТ, утвердив вопреки решению суда приказ о выдаче квот, показало, что является истинным приоритетом его молодой команды.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: