Что происходит с проблемными кредитами

комментировать

За 2014-2015 годы граждане Украины забрали из банков валюты на общую сумму порядка $16 млрд.

При этом доля проблемных кредитов, по разным оценкам, в банках достигла уровня 30-80% от общей суммы выданных средств. Почему по разным оценкам? Да потому, что официальной статистики в этом направлении нет. Проблемные кредиты никто не может посчитать точно.

Например, когда Президент Петр Порошенко ветировал знаменитый законопроект о реструктуризации валютных займов граждан из валютных в гривневые, в качестве аргумента он приводил тот факт, что в стране насчитывается 50-60 тысяч валютных заемщиков. И если, мол, реструктуризировать их долги, это приведет к коллапсу всей банковской системы. Не знаю, откуда Президент взял эти цифры. Но я считаю, что они в разы выше по стране.

Если взять, например, известную мне просроченную задолженность одного из коммерческих банков, который работал исключительно по Киеву и области, то полтора года назад, когда курс был еще не 23, а 16 грн/$, у него было проблемных дел 8 тыс. И это только один банк. Кроме того, мы забываем другое: даже если бы этих валютных заемщиков было действительно 60 тыс., то их окружение – в разы больше. Это и родители, и жена, и дети, и родственники. На всех них также ложиться бремя непогашенных кредитов.

И вот уже социальный вопрос, который затрагивает еще как минимум 300-400 тыс. человек. Интересно, что занижают статистику по просроченным кредитам и сами банки, чтобы не показывать реальное положение дел перед Национальным банком. Кто же скажет регулятору, что по валютным кредитам не платят 80% заемщиков? Ведь в банк завтра же введут временную администрацию. Более того, если финансовые учреждения начнут обнародовать цифры в 80%, то завтра и остальные 20% перестанут платить.

Поэтому, банки, в любом случае, заинтересованы занижать статистику на столько, на сколько это возможно. По многим причинам: чтобы те, кто еще платит по кредитам, продолжали платить, чтобы не было никакой паники среди вкладчиков, люди продолжали нести депозиты и прочее. То есть, реальная картина по проблемным кредитам в банковском секторе не соответствует действительности.

Учитывая это, мой прогноз такой: если на законодательном уровне не будет урегулирована деятельность факторинговых компаний, то ситуация с возвратом валютных кредитов будет только ухудшаться. Банки, измученные невозможностью годами решить этот вопрос, будут переуступать долги заемщиков перед ними на коллекторов. И коллекторы будут брать должников за горло.

Я не могу со стопроцентной уверенностью сказать, что так именно будет, но определенная тенденция в этом направлении уже наблюдается. Взять хотя бы таких крупных держателей долговых портфелей как Universal Bank, «ОТП», «УкрСиббанк». Они уже это сделали – передали долги коллекторам. Например, компания «УкрБорг» сейчас активно работает по портфелю «УкрСиббанка», который выступал крупным кредитором физлиц в 2007-2008 годы. И соответственно, по людям уже работают. Правда, к счастью для заемщиков, только минимальная часть долгового портфеля «УкрСиббанка» была реализована таким образом. Часть портфеля банк оставили себе, а часть - отдал «Дельта Банку».

И вот те заемщики, долг которых попал в «Дельта Банк», пока могут спать спокойно, потому что этот банк и сам сейчас банкрот. Но его портфель также будет распродаваться через 1-2 года. Соответственно, кто-то его купит. И здесь возможно все, что угодно. То есть, я хочу сказать, что проблемы с коллекторами у заемщиков только начинаются. Ведь ранее, все было «лайтово», коллекторы работали как кардиограмма сердца – появлялись с какой-то небольшой амплитудой. Полгода тишины, а потом кто-то пришел и звонит в дверь: «А вы ж должны. А до свидания». И все. Никаких других действий не производилось. Поэтому, заемщику и не было смысла тратить деньги на оспаривание кредитов.

Тем более что гарантировать успешной победы в суде в таких делах невозможно. Сейчас же коллекторы начали действовать жестче. Например, те компании, которые практикуют перерегистрацию объектов, берут в команду 5-20 человек и пытаются вламываться в квартиру. То есть, не просто сообщают заемщику, что это наше помещение, и вы как-то должны с нами договариваться, а, в отдельных случаях, срезают замки и буквально заходят в квартиру. Ставят ее под сигнализацию. Человек приходит вечером домой, а внутрь он уже попасть не может. И, слава Богу, что пока не было ситуации, чтобы пропадали вещи из квартиры. Более того, большинство заемщиков вернули свои квартиры. Они вызывали слесаря, отключали сигнализацию и снова попадали внутрь. Но факты таких действий со стороны коллекторов имели место быть. И это факт. Были даже попытки со стороны отдельных коллекторов кого-то оставлять внутри квартиры. И жильцу нужно было собирать группу людей, чтобы его оттуда просто физически вытолкать. Были также случаи, когда коллекторы просто пакостили - заливали замок. Приходит человек домой, а у него замок залит пенобетоном, и его надо срезать. То есть, коллекторы создают какие-то варварски, дикие вещи. Но с другой стороны их где-то можно понять, потому что коллекторы исходят из позиции: взял – верни.

Их не должны интересовать проблемы заемщика. То есть, заложил квартиру, тогда отдай ее, если не можешь вернуть долг. Но хочется еще раз напомнить, что в правовом поле ни у факторингов, ни у банков, ни у коллекторов нет очень больших шансов быстро взыскать имущество, если заемщик обороняется. Многие из должников не платят по кредитам уже восемь лет, и заставить их вернуть долг в рамках законодательства практически невозможно. Поэтому коллекторы идут, например, в «Киевэнерго» и говорят, что это, мол, наше имущество и пытаются отключать должника свет. То есть, пытаются гадить как могут. Нельзя сказать, что это происходит каждый день и по всем объектам, но раз в полгода такое случается. Или, в очень отдельных случаях, раз в несколько месяцев.

Видимо, коллекторы выбирают более слабых заемщиков, на которых можно давить. Потому что, у меня есть клиенты, которых вообще не трогают. Пришли, например, к ним год назад и все – пропали без вести. А есть те, к которым приходили уже по 3-4 раза, не смотря на то, что их дело рассматривается в суде. Особенно агрессивно ведут себя коллекторы, которые перерегистрировали имущество на себя, у которых якобы есть «Витяг», что это их имущество. В этих случаях надо срочно бежать в суд, ставить квартиру на сигнализацию либо договариваться с теми же коллекторами, если есть такая возможность. Переговоры – это единственный способ решить все мирно.

Если же нет возможности договариваться, то тогда война, суд. Тогда, естественно, какие- то действия по обороне имущества. При этом нужно быть готовым к неприятным моментам. Нельзя тешить себя иллюзиями, что если вы подали в суд, то все, можно расслабиться, вас оставят в покое. Это банк вас оставит в покое, а коллекторы нет. Там совершенно иная суть, совершенно иная мотивация. Им надо зарабатывать, им надо, чтобы вы платили. При этом они не знают, кто из заемщиков стойкий, а кто нет. Поэтому эту «перемолку» проходят все. Они всех, так сказать, «перемалывают».

Поэтому, мой прогноз: если в ближайшее время не будет никакого законодательного решения вопроса возвращения или реструктуризации долгов, банки начнут все больше и больше долговых портфелей отдавать коллекторам. По одной простой причине: многие банки уже устали бороться с этими «висяками». Плюс, на рынке появилась информация, что в такой вот деятельности коллекторов есть определенные успехи, и достаточно не плохие.

То есть, коллекторы либо забирали квартиры, либо заставляли людей платить. А это же, естественно, окрыляет, дает больше уверенности в себе, больше возможностей давить на заемщиков и работать в этом направлении

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: