Что тормозит приватизацию в Украине

комментировать

На днях автор "польского чуда" Лешек Бальцерович, руководящий группой советников по реформам при правительстве Украины, дал интервью агентству Укринформ.

В нем господин Бальцерович говорит о необходимости проводить болезненные реформы и ускорять экономический рост. Среди реформ, которые до сих пор не удалось провести в Украине, он в числе первых называет приватизацию.

Согласен на все 100%. За время существования независимой Украины и почти 26 лет работы Фонда госимущества произошло всего несколько крупных продаж, и каждый раз это требовало концентрации усилий и совместной работы всех ветвей власти. Результатом, как в случае с повторной продажей Криворожстали, были десятки миллиардов (гривен) поступлений в государственный бюджет.

На данный момент в планах на приватизацию-2017 числится около 30-ти сравнительно крупных предприятий, где доля государственной собственности выше 50%. Из них по 18-ти мы ждем принятия Кабинетом министров условий продажи. По 7-ми объектам (шесть облэнерго и «Центрэнерго») мы ждем, пока Верховная Рада примет закон о рынке электроэнергии (во втором чтении), а НКРЭКУ озвучит ставку RAB-тарифа. По ряду объектов (в том числе ОПЗ, ряд ТЭЦ и другие) объем долгов таков, что отпугивает инвесторов. Но это всего лишь 30 объектов, где остальные? Ведь их намного больше.

Процитирую Лешека Бальцеровича: «Полное отсутствие приватизации, несмотря на то, что в этой сфере есть столько возможностей: активы передать частному сектору, существует система ProZorro, которую можно использовать. Я публично говорю политикам высшего уровня: не понимаю этого». И тут мы упираемся в одну из главных проблем приватизации: негативную динамику передачи в Фонд для подготовки к продаже.

Статистика за 2016 год проста и печальна: Фонд получил от министерств и ведомств вместо 155 лишь 16 предприятий. Причем передача длится от нескольких месяцев до нескольких лет. Периодически предприятия забирают из приватизационного списка, как, например, произошло с ДПЗКУ. Всего в 2016 году из списка на приватизацию было вычеркнуто 58 предприятий. Еще раз, для фиксации: за год Фонду передали на приватизацию 16 объектов, исключили - 58. Это то, что мы называем негативной динамикой. Кроме того, более 100 предприятий, подлежащих приватизации, до сих пор находятся в списках разных законов, запрещающих их продажу.

Поэтому мы только в этом году имеем «зависший» Укрспирт, Аграрный фонд и другие госактивы, которые давно должны были быть проданы, но по разным причинам до сих пор не переданы Фонду. А пока длятся все эти процедуры, большинство государственных активов стремительно теряет в цене, параллельно накапливая огромные долги. Построенные еще при Союзе предприятия и другие объекты госсобственности давно технологически отстали, морально устарели, часто распилены на металлолом, а порой уже вовсе не существуют в природе, разве что в виде долгов.

Подобных объектов по всей Украине у нас десятки тысяч, и единственный выход из ситуации – принять непростое, но при отсутствии альтернативы единственно верное решение о ликвидации. Еще один момент для фиксации: Фонд госимущества не принимает решений, что приватизировать, что ликвидировать, а что оставить в госсобственности. Мы всего лишь готовим объекты к продаже. И в процессе ищем пути, чтобы хоть как-то со своей стороны подтолкнуть приватизацию. Чтобы сдвинуть с мертвой точки малую приватизацию, мы ввели «голландские аукционы», где работает принцип понижения цены. Так мы продаем неликвиды, десятилетиями висящие балластом на шее государства. Запустили сайт privatization.gov.ua, где есть полное описание объекта и возможность купить «в один клик».

Запустили продажу объектов приватизации на электронных биржах (сейчас Фонд сотрудничает с 17-ю площадками). Готовимся к запуску платформы ProZorro.Продажи. По большим объектам мы ввели институт продажи с советником, процедуру due diligence, подготовку «комнат данных», международный арбитраж и многие другие изменения, приблизившие приватизацию в Украине к лучшим мировым стандартам. Все это дает результаты, но проблему не решает. Нам нужно продавать по 100-200 объектов в месяц, чтобы за пару-тройку лет избавиться, во-первых, от хлама, а во-вторых передать частным инвесторам предприятия, в которые те смогут вдохнуть новую жизнь, пополнив бюджет деньгами от продажи и налоговыми поступлениями в будущем. Я убежден, что о проблемах нельзя молчать.Их нужно доставать на свет, делать публичными, дискутировать и искать решение.

Я действительно не хочу праздновать 50- летний юбилей Фонда госимущества. Поэтому мы вместе с МЭРТ, Baker&McKenzie и ЕБРР написали новый закон о приватизации. Поэтому мы забрасываем Кабмин и министерства запросами, а депутатов – призывами поскорее принять «горящие» законопроекты. Поэтому используем все площадки, чтобы напомнить: процесс приватизации нужно ускорять, а сделать это можно лишь совместными усилиями всех институтов.

Для того чтобы массовая приватизация в Украине стартовала, нам нужно выполнить несколько простых шагов: ускорить передачу объектов госсобственности; принять ряд непопулярных решений по реструктуризации долгов и ликвидации гособъектов-пустышек; перестать держаться за дряхлеющие предприятия с технологиями позапрошлого века; завязать с практикой завышенной оценки и, если уж на то пошло, продавать неликвиды за 1 гривну. И – последнее по списку, но не по важности - исключить так называемый политический фактор из процесса приватизации. Совсем.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время Бизнес, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: kolonka@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: