Существует определенный соблазн некоторых групп воспользоваться бюджетными деньгами госкомпаний – Сергей Зуев

Сергей Зуев рассказывает, что на самом деле препятствует ему возглавить Укрэнерго

Сергей Зуев рассказывает, что на самом деле препятствует ему возглавить Укрэнерго

Победитель конкурса на вакантную должность главы НЭК Укрэнерго Зуев рассказал, почему затягивается его официальное назначение и как побороть схемы в работе госкомпаний энергетического сектора.

Очередную попытку Кабмина назначить независимого руководителя государственной компании через открытый и прозрачный конкурс с привлечением зарубежных специалистов мало назвать провалом. История с назначением главы Укрэнерго может вполне претендовать на лучший сценарий из худших.

Власть так и не научилась или не захотела бороться и исправлять ошибки, допущенные в прошлые разы, когда в первый раз на конкурсе выбирали глав Укрзализныци и аэропорта Борисполь. Когда любой недовольный конкурсом претендент мог подать иск в суд и получить положительное решение в свою пользу, заблокировав эту процедуру на не определенный период.

Так случилось и в этот раз. Ситуация дошла до полнейшего абсурда, через некоторое время после оглашения победителя упомянутого конкурса, против Зуева и хедхантерской компании Hudson, которая была привлечена к поиску кандидатов, прокуратура Автономной республики Крым, возбуждается уголовное производство. В материалах дела говорится о госизмене и приписывается финансирование антиукраинской деятельности в Крыму. Хотя потом дело быстро закрывается за не имением ни каких фактов.

Укрэнерго отдается одна из ключевых ролей – компания эксплуатирует магистральные и межгосударственных линий электропередачи, а также осуществляет централизованную диспетчеризацию работы объедененной энергосистемы. Уже год этой компанией опекается временщик Всеволод Ковальчук. Креатура, судя по всему, удобная депутату Игорю Кононенко, которому участники рынка приписывают контроль над предприятием и фактическое блокирование конкурса. 

НВ Бизнес провел интервью с Зуевым и попросил дать свою оценку происходящему, а также проиллюстрировать в целом ситуацию в работе отраслевых госкомпаний.

– Давайте поговорим о ситуации с вашим назначением на должность главы Укрэнерго. Прошел конкурс, вы победили. Вы уже приступили к исполнению обязанностей или нет?

– Не приступил, поскольку существует запрет суда Кабинету министров назначать меня главой Укрэнерго до рассмотрения дела в Киевском административном окружном суде. В конце июля один из кандидатов на должность руководителя предприятия Виктор Носулько, который не прошел отбор в первом туре конкурса на упомянутую вакансию, подал иск обосновав его тем, что были нарушены правила в части неправильной подачи моих документов. И якобы, если бы это было учтено, он мог бы пройти в финали и победить в конкурсе. Суд без моего участия на заседании, без представителей Кабмина или Минэкономики, запретил назначать. Сейчас это дело оспаривается. Следующее заседание должно состояться 26 октября.

Но это еще не все. После того как номинационный комитет объявил меня победителем в этом конкурсе 24 мая. Мы договорились, что я начну работу в Укрэнерго с середины июля. До этого момента я передавал дела на своем предыдущем месте работы в Казахстане компании AES Corporation. В конце июля в итоге в парламенте был поднять вопрос о конкурсе и тогда было заявлено, что моя кандидатура проходит спецпроверку СБУ. В принципе это нормальная общепринятая практика и обычно занимает один-два месяца. В итоге уже прошло времени больше, а информации у меня нет – закончилась спецпроверка, не закончилась.

– А с чем вы связываете все произошедшее? Чьи интересы представляет господин Носулько?

– Наверное, есть для этого какие-то причины. Судить о том, какие группы за этим стоят – сложно. Можно догадываться, но каких-то фактов, аргументов излагать или кого-то в этом обвинять у меня нет. Очевидно одно – есть намерения не допускать меня.

На самом деле я понимаю, что есть влияние Кононенко лично, либо других людей на энергетический сектор, но у меня нет фактов против него

– А есть какие-то догадки?

– Наверное, это те группы, которые контролируют энергетику или пытаются контролировать энергетику. Возможно те, кто причастен к блокированию конкурса Центрэнерго. Я подавал свою кандидатуру параллельно и на конкурс по выбору главы Центрэнерго, он проходил в тоже время, что и конкурс Укрэнерго. Я прошел в финал, где осталось пять кандидатов. Но этот конкурс потом полностью заблокировали на неопределенное время.

– Участниками рынка называют по этому делу одно-единственное имя – Игорь Кононенко. Человек, который контролирует Укрэнерго, который не хочет, чтобы вы были назначены. Что вы по этому поводу можете сказать?

– Подобная информация до меня тоже постоянно доходит. На самом деле я понимаю, что есть влияние его лично либо каких-то других людей на энергетический сектор. С другой стороны, я вижу, что официально от этого постоянно открещиваются. И говорится о том, что влияния нет. У меня лично нет фактов против Кононенко. Это пока лишь чьи-то предположения, слухи. В прессе часто встречается якобы мои высказывания и обвинения в адрес Кононенко, что он блокирует мое назначение. Но такого не было, я не политик и никогда политикой не занимался. Обвинять кого-то не имея фактов, было бы неправильно.

– Вам не кажется, что в Украине на такие монополии садят людей, близких к той или иной политической группе, с целью – собирать определенные денежные потоки и в целом зарабатывать на них?

– Очевидно так оно и происходит. Госкомпании имеют достаточно большой бюджет. У того же Укрэнерго, только инвестиционная программа больше 7 млрд гривен на этот год. Еще 3 млрд грн на счетах компании. Наверное, какой-то соблазн определенных групп воспользоваться этими деньгами существует. В энергетике, к сожалению, достаточно массово применяются схемы, когда, например, используются на уровне различных компаний подрядчики, где субподрядчики так или иначе принадлежат тем группам, которые их контролируют. Таким образом происходит определенное зарабатывание денег.

– Как эту ситуацию можно было бы принципиально изменить? Сделать так, чтобы компании работали эффективно? Может приватизировать?

– Если мы возьмем облэнерго, большая их часть уже приватизирована, но тем не менее схемы использования своих собственных субподрядных компаний продолжаются. Здесь выход должен быть экономический. В Сингапуре 30 лет назад была катастрофическая ситуация с линиями электропередач, с надежностью, с оборудованием. В тот момент они проходили масштабное реформирование в стране. Что они сделали? Они ввели RAB-регулирование, о котором мы говорим очень давно. Так называемая стимулирующая тарифная методология. С одной стороны, она дает достаточную норму прибыли, для того чтобы привлекать прозрачно финансовые инструменты, в том числе из-за пределов страны по самой дешевой ставке. С другой – ты должен иметь стимулы за улучшение эффективности и штрафы за ухудшение эффективности. В Сингапуре, с компаний снимали большие штрафы за невыполнение показателей по отключению потребителей. Через механизм жестких условий, компании становились максимально мотивированными в том, чтобы инвестировать и увеличивать эту надежность. На данный момент одного пользователя отключают один раз в 27 лет.

– А в Украине этот показатель на какой отметке?

– Средний потребитель в Украине без света сидит порядка 700 минут в год. Это достаточно много. Потому что если говорить про ближайших соседей, то даже в Румынии, которая имеет худший показатель в Евросоюзе – это где-то в два раза ниже. Если брать в целом показатель стран Евросоюза, там уже разница может быть десятикратная, двадцатикратная. Что должно происходить? То же RAB-регулирование может позволить сюда зайти прозрачным инвесторам, оно может дать достаточный стимул для того, чтобы инвестировать в сети. Потому что сети очень изношены. На данный момент из 929 тыс. км порядка 440 тыс. км линий электропередач немедленно должны быть заменены, поскольку выработали свой ресурс. Но их меняют последние 10 лет в среднем по 4,5 тыс. км в год. Таким образом, столетие должно пройти на их полную замену. Введение RAB-регулирования поможет в первую очередь привлечь деньги.

Если это заработает, то все компании будут заинтересованы в том, чтобы деньги, которые им в тарифе выделяют, направлять на линии. Это будет более выгодно, чем использовать какие-то схемы с субподрядными организациями для какого-то другого заработка. Почему так произошло, почему эти схемы возникли? Потому что не было у них официальной нормы прибыли никогда. Сидели на одном проценте нормы прибыли и так дальше. В данном случае есть надежда на то, что из этой теневой схемы через субподрядчиков, бизнес придет к тому, что будет официальная нормальная норма заработка. И через жесткий механизм стимулирования улучшения эффективности это действительно может позволить привести к тому, что будут деньги доходить до линий, а не так, как сейчас, теряться по дороге.

Средний потребитель в Украине без света сидит порядка 700 минут в год

– Укрэнерго немало тратило и в былые годы. Сколько было закуплено только одних трансформаторов. Тем не менее, ситуация, как вы сами сказали – печальная. Деньги вкладывали, а модернизации нет.

– Здесь скорее вопрос о том, что проекты перспективного развития не выполнялись так быстро, как необходимо. Не разгружались атомные станции. Да, в последнее время было строительство и подстанций, и линий. Но часть атомных станций у нас не используются оптимально. Есть возможность для увеличения экспортного потенциала путем подсоединения Хмельницкой станции к Польше. Такие проекты давно разрабатывались, консультировались с иностранными инвесторами. Но тем не менее они не выполняются. Есть действительно большая необходимость улучшать состояние линий, для того чтобы балансировать систему. Взять тот же Мариуполь, который сейчас отсоединен. Проектов много, проекты существуют, есть куда деньги вкладывать. Вопрос, насколько они сейчас эффективно вкладываются, используются.

Тот же Укрэнерго весь год работает, что-то строит, вкладывает, но утвержденного инвестплана у компании нет. Потом его таки принимают в конце сентября. Дальше появляется к этому плану какая-то экономия. Но ведь тариф дается потребителям. Каждый из нас дает деньги – Укрэнерго, облэнерго из своего кармана, для того чтобы они развивали свою линию. Почему мы тогда должны платить, чтобы кто-то ложил на депозит? Ведь это не банк, это компания, которая должна строить что-то, линии улучшать, а не финансовыми операциями заниматься. Вопросов больше, чем ответов. Если есть где-то движение, любая индустрия двигается тогда, когда происходят позитивные изменения хотя бы в компаниях-лидерах, в крупных компаниях.

Я думаю, что внедрение современных стандартов корпоративного управления, контроля, просто элементарного финансового анализа, поможет улучшить эффективность подобной организации. Нам нужно увеличивать экспорт, использовать потенциал атомной энергетики. Вообще стратегию разрабатывать и понимать, как мы будем использовать возобновляемую энергетику. Есть проекты по интегрированию украинской энергосистемы с европейской энергосистемой. А эта неопределенность с назначением руководителя компании способствует тому, что нет стимула улучшать свою деятельность, более эффективно работать. Эта ситуация вредит всей энергетике Украины.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Экономика ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: