Обменный курс остается важным для монетарной политики НБУ – вице-председатель BlackRock Филипп Хильдебранд

Филипп Хильдебранд во время выступления на конференции НБУ

Филипп Хильдебранд во время выступления на конференции НБУ

Реформу банковской системы, которую в последнее время проводит Национальный банк Украины под руководством Валерии Гонтаревой, положительно оценивают международные эксперты и нещадно критикуют в Украине. Регулятора у нас обвиняют девальвацию гривны, массовом банкротстве банков, из-за слишком негибкой политики и отсутствии кредитования.

Такой дуализм не случаен, ведь НБУ проводит реформы по лекалам, которые появились в мире после финансового кризиса 2008 года. И не всякое лекало можно бездумно использовать, не учитывая специфику страны. Об этом шла речь во время Международной исследовательской конференции НБУ, состоявшейся в Киеве в середине мая.

В ходе этого события НВ Бизнес обсудило украинскую банковскую реформу и роль, которую должен играть НБУ, с известным в мире экономистом членом так называемой «Группы тридцати» Филиппом Хильдебрандом. В прошлом он возглавлял центробанк Швейцарии, а сейчас является вице-председателем международной инвестиционной компании BlackRock, которая управляет капиталом в $4,6 трлн. Он рассказал о том, какую роль в стране должен играть современный центробанк.

В частности речь шла о том, как быстро следует закрывать проблемные учреждения и всегда правильно сосредотачиваться только на достижении запланированного уровня инфляции, пренебрегая поддержкой курса национальной валюты.

Для того, чтобы разговор получился менее теоретическим, в ней принял участие заместитель председателя НБУ Владислав Рашкован.

НВ: Мы привыкли к тому, что в мире существуют центробанки. Но так было не всегда, и не обязательно будет в будущем. Каково будущее центробанков в мире?

Хильдебранд: Я думаю, что во время кризиса мы научились двум вещам. Когда все идет нормально, независимые центробанки имеют очень важную задачу - создавать монетарную среду, которая бы способствовала максимальному росту благосостояния. То есть поддерживать стабильные цены в средне и долгосрочной перспективе. Во время кризиса роль центробанка другая. Он должен действовать быстро и решительно - предоставлять ликвидность там, где это необходимо, активно помогать решать кризис, консолидировать банковскую систему. Я думаю, что оба направления очень важны и оба будут очень важны в будущем.

НВ: Оглядываясь назад, на кризис, можете ли вы сказать, что центробанки должны были сделать иначе?


Вице-председатель ИК BlackRock Филипп Хильдебранд считает, что во время кризиса центробанки должны действовать жестко и быстро
Вице-председатель ИК BlackRock Филипп Хильдебранд считает, что во время кризиса центробанки должны действовать жестко и быстро


Хильдебранд: Если говорить об общих уроках, то я бы сказал, что во время острого кризиса, чем быстрее и решительнее действует центробанк, тем лучше в долгосрочной перспективе. В некоторых странах это трудно делать из-за существующего законодательства и частично по политическим причинам. Я убежден, чем дольше центробанк вынужден ждать прежде чем перейдет к решительным шагам, тем хуже, и тем более продолжительными будут последствия. Поэтому так важно, чтобы центробанк был независимым и компетентным, чтобы в нем были люди, которые хорошо разбираются в технических деталях и могут все сделать правильно, когда нужно действовать решительно.

НВ: Владислав, учитывая сказанное и то, что происходит в Украине, скажите какой самый большой вызов стоит перед центробанками сегодня?

Рашкован: Центробанки, особенно в странах G-20, уже значительно снизили уровень инфляции. Это привело к понижению процентных ставок, а в некоторых странах даже к установлению отрицательных ставок - как учетных, так и банковских. А как привлекать инвесторов, когда доходность банковского бизнеса под вопросом? С другой стороны центробанки несут тяжелое бремя регулирования многих банковских операций, начиная с управления активами и заканчивая займами и привлечением депозитов. Жесткое регулирование приводит к тому, что эти операции постепенно покидают банковский сектор и переходят в так называемый теневой банкинг, которой в большинстве стран не регулируется. Вот о чем центробанки во всем мире должны думать.

НВ: А что вы думаете об этом?

Хильдебранд: И во всем мире, и в Украине центробанки, благодаря активным мерам не допустили повторения Великой депрессии и коллапса финансовой системы. Но для того, чтобы двигаться вперед, одного только регулирования и мониторинга недостаточно. Вот например в Украине, центробанк достиг выдающихся результатов как в стабилизации макроэкономического положения, так и в реформировании своей работы. Но если Украина хочет вернуться на путь устойчивого развития и процветания, то следующий шаг не сможет сделать только Центробанк. Инициатива должна идти главным образом от политиков. Это касается реформ и других шагов, которые станут фундаментом для будущего роста.

НВ: От руководства НБУ мы слышали, что регулятор будет пытаться превратить этот институт в современный центробанк. А как должен выглядеть современный центробанк?

Хильдебранд:  Во время своего визита, я увидел, что Нацбанк во многом очень похож на современный центробанк. Приведу один пример. На мой взгляд, одним из важных шагов программы стабилизации в Украине была консолидация банковской системы. Насколько я понимаю, сейчас более 70 банков были закрыты. Это очень впечатляет. Некоторые даже скажут, что Европе есть чему поучиться на украинском опыте. Ведь совершенно ясно, что без хорошо структурированной и хорошо капитализированной системы трудно надеяться на рост.

НВ: И чему же Европе можно у нас поучиться?

Хильдебранд: Она может научиться тому, что для стабилизации ситуации следует иметь мужество решать проблемы неэффективных недокапитализированных банков. А если необходимо, надо быть готовыми к консолидации банковской системы. То есть позволить некоторым банкам прекратить бизнес, либо закрыть их. Здесь Европа должна обратить внимание на опыт Украины.

НВ: Это очень высокая оценка работы НБУ. Но,все же, что нашему регулятору следовало бы делать дальше?


заступник голови НБУ Владислав Рашкован пояснює, з чим пов'язана девальвація гривні
заместитель главы НБУ Владислав Рашкован объясняет, с чем связана девальвация гривни


Рашкован: То что называется современным центробанком сегодня, не обязательно будет таким через десять лет. Но главное, чтобы был прогресс. И чтобы мы шли в ногу с изменениями, происходящими в Европе. Сейчас в Европе в значительный степени меняется банковское регулирование. Образуются единые надзорные механизмы. Механизмы банковских резолюций. Мы также работаем с этим. Мы близко сотрудничаем с Европейским центробанком. Это часть нашего видения. Национальный банк Украины хочет стать частью семьи европейских центробанков. И поэтому мы и дальше будем двигаться вперед.

НВ: А о каких изменениях мы здесь говорим?

Хильдебранд: Я думаю, в Европе наибольшим изменением является создание банковского союза [наблюдательная и разрешительная система ЕС - НВ]. В частности, он предусматривает создание механизма надзора. Он позволяет Европейскому центробанку через общеевропейские надзорные механизмы брать на себя ответственность, наблюдать и оценивать работу крупнейших европейских банков, а это 130 учреждений. Это очень и очень важный шаг в направлении европейской интеграции. Ведь нельзя думать о единой Европе с фрагментированной банковской системой. На протяжении последних лет наиболее важными шагами в направлении развития банковской системы ЕС были консолидация надзора за банками в Европе, с последующими мерами по рекапитализации банковской системы.

НВ: Украина, насколько я понимаю, тоже будет двигаться в этом направлении. Но мы не часть Евросоюза. Или речь о другом?

Хильдебранд: Вот что я скажу по этому поводу. Есть лучшие практики, которые появились во время кризиса, и насколько я понимаю, Нацбанк Украины работает для того, чтобы их применять. И я бы сказал очень успешно.

НВ: С самого начала реформ, НБУ говорил, что не будет удерживать национальную валюту, а сфокусируется на таргетировании инфляции. В результате наша валюта обесценилась в три раза, все этим недовольны. Как вы думаете, это была правильная политика? Следует ли НБУ ее продолжать, или, быть может, регулятор должен больше выступать в интересах общества?

Хильдебранд: Честно говоря, на протяжении десятилетий, и особенно учитывая опыт кризиса, мы убедились, что ценовая стабильность - это очень важно. И это основа долгосрочного экономического роста и благосостояния. Поэтому очень важно создавать и поддерживать условия для ценовой стабильности. А все остальное должно делаться с учетом того, как достигать этой цели.

Кризис также научил нас еще и тому, что мы возможно игнорировали раньше -- до 2008 года. Мы поняли, что ценовой стабильности недостаточно. И в какой-то степени даже можно сказать, что частично кризис возник потому, что мы фокусировались на ценовой стабильности и игнорировали финансовую стабильность.

Поэтому, я могу допустить, что современный центробанк в будущем должен будет фокусироваться на ценовой стабильности - здесь ничего не изменилось -- но мы также поняли, что крайне важно иметь сбалансированную и стабильную финансовую, сбалансированную и стабильную конкурентную банковскую систему.

НВ: А как  насчет национальной валюты?

Хильдебранд: Национальная валюта - это часть того, что составляет общую монетарную систему. В малых открытых экономиках, как у вас, национальная валюта очень важна. Чем больше и чем более закрытой является экономика, тем менее важна национальная валюта. Вот Швейцария также очень маленькая и открытая экономика. И поэтому национальная валюта имеет очень существенное влияние на определение монетарной политики. Но в конце концов основная цель - это ценовая стабильность. Но я бы рассматривал национальную валюту как часть того, что вы должны делать для достижения ценовой стабильности, а не наоборот.

НВ: Владислав, простите, но мне кажется, что сказанное противоречит тому, что делал Национальный банк. Вы говорили, что национальная валюта не так важна, может я ошибаюсь?

Рашкован: Я думаю, что вы частично ошибаетесь. Недавно Морис Обстфельд, главный экономист МВФ, в своем выступлении на конференции, организованной НБУ, рассказывал, что обменный курс с одной стороны является целью, а с другой инструментом. И каждый центробанк должен выработать навыки для того, чтобы работать с этой дилеммой.

На самом деле, мы говорили и раньше, что обменный курс гривны к иностранной валюте - это зеркало, которое отражает состояние национальной экономики. Когда экономика развивается, когда она чувствует себя хорошо, гривну ценят. А если экономика падает, если есть проблемы и болезни экономики, может наблюдаться девальвация гривни. Проблема возникает, когда этой логикой пренебрегают. Когда вы пытаетесь искусственно удержать курс национальной валюты на уровне, противоречащем рыночным тенденциям, вы начинаете создавать в экономике структурные дисбалансы. Это то, что мы уже наблюдали в течение многих лет до 2014 года. И девальвация, которую мы наблюдали в 2014 году была результатом попытки зафиксировать курс на протяжении 2011,2012,2013-го годов, когда курс искусственно поддерживался за счет резервов Национального банка Украины. Фактически резервы проедались для поддержания такой политики.

Одно дело - проводить структурные реформы, которые способствовали бы развитию экономики и увеличению экспорта, что подтягивало бы национальную валюту к этому уровню. Но все было иначе. Фиксирование курса и отсутствие реформ приводили к структурным дисбалансам. В страну поступало все больше импорта. Поскольку курс был не рыночным, импортировать становилось гораздо более выгодно, чем производить что-то внутри страны.

НВ: Я хочу сформулировать проблему очень просто: люди в нашей стране привыкли думать в долларах. Это касается цен, сохранения денег, накоплений и тому подобное. НБУ следует им помогать в этом, или воевать?

Хильдебранд: Опять же, я полностью согласен с тем, что сказал зампред. Украина - малая открытая экономика. Обменный курс и в дальнейшем будет очень важным фактором для формирования монетарной политики для достижения ценовой стабильности.

Я думаю, что лучшее, что может сделать Нацбанк, учитывая долгосрочную перспективу, это создать макроэкономическую стабильность, ценовую стабильность. Это станет фундаментом для  создания оптимальной среды для роста.

Но этого, опять же, будет недостаточно. Я еще раз хочу подчеркнуть, что для будущего важно, что когда вы стабилизируете макроэкономику, важно будет проводить политические реформы, которые сделают рост возможным. И это будет на пользу всего народа Украины.

НВ: В продолжение этого, какие одна-две вещи важны для Национального банка сегодня. Что, по-вашему, им следовало бы делать?

Хильдебранд: Мне кажется в Украине понимают, что сделал Нацбанк за два года. Он стабилизировал макроэкономическую ситуацию. Но как иностранный инвестор вот что я скажу: для того, чтобы двигаться вперед, для того, чтобы действительно привлечь значительные инвестиции, политикам нужно сделать все для того, чтобы вернулась уверенность. Для этого нужны экономические реформы, политические реформы, которые будут поддерживать рост; во-вторых, очень важно, чтобы здесь занялись вопросом коррупции в государственных органах власти. Я думаю, что это самый важный фактор, который повлияет положительно, или отрицательно на привлечение инвестиций.

В вашей стране очень большой потенциал, например сельское хозяйство, это та сфера где наблюдаются большая заинтересованность в Украине. Но для того, чтобы действительно появились инвестиции, которые действительно принесли пользу всем украинцам, надо чтобы были изменения в этих двух сферах. И конечно же эти задачи лежат за пределами ответственности Национального банка.

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Экономика ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: