Украина может расти быстрее мировой экономики – глава Всемирного банка в Украине

Нынешняя сумма кредита, взятого Украиной у Всемирного банка, региональный офис которого возглавляет Сату Кахконен, составляет $2,5 млрд
Фото; Егор Бондаренко

Нынешняя сумма кредита, взятого Украиной у Всемирного банка, региональный офис которого возглавляет Сату Кахконен, составляет $2,5 млрд

Сату Кахконен, глава представительства Всемирного банка в Беларуси, Молдове и Украине, восторгается простыми украинцами, а когда речь заходит об их властях, проявляет жесткость и называет три шага, которые необходимо сделать немедленно.

В офисном кабинете Сату Кахконен один лучших видов во всем Киеве. Сидя за рабочим столом в бизнес-центре, возвышающемся над Днепровским спуском, она может наблюдать столицу Украины во всей ее красе — с мостами, рекой и парками. Хороший стимул для того, чтобы думать, как природные красоты Украины можно конвертировать в экономический рост и благосостояние ее обычных граждан.

От этих ее размышлений в будущем Украины зависит многое. Наравне с МВФ Всемирный банк (ВБ) кредитует развитие украинской экономики и с 1991 года уже вложил в страну более $12 млрд

В 2014 году, после Майдана, ВБ вместе с другими международными институтами отозвался на просьбу украинского правительства о помощи и предоставил деньги, необходимые для восстановления экономики.

Нынешняя сумма финансирования составляет $2,5 млрд. Средства выделяются под реформы, которые должны привести к устойчивому развитию. Впрочем, в последнее время они вновь затягиваются, и это грозит новым кризисом.

Кахконен встречает НВ открытой финской улыбкой и крепким рукопожатием. Во время беседы она продолжает улыбаться, хотя и говорит довольно жесткие вещи: поводов для оптимизма у Украины не так уж много. Хотя шанс есть — правда, всего один.

— Всемирный банк прогнозирует, что мировая экономика в этом году вырастет на 3,1%. Как этот рост повлияет на Украину?

— На протяжении последних нескольких месяцев мы наблюдаем, как восстанавливается мировая экономика. И ожидаем, что эта тенденция продолжится. Но для того, чтобы Украина смогла полноценно воспользоваться этими возможностями, руководство страны должно решить: продолжать реформы, чтобы ускорился экономический рост, или нет, и тогда страна снова попадет в ловушку медленного роста.

Что касается украинского банковского сектора, обычные люди, возможно, не осознают, насколько в этой сфере было распространено мошенничество

— Некоторые экономисты говорят и о замедлении роста мировой экономики. Какие факторы могут к этому привести?

— Мировая экономика развивается циклически. Нынешний цикл подходит к концу. Конечно, и на мировых рынках многое неясно. Все будет зависеть от того, что произойдет в крупнейших государствах мира. Сейчас пишут о потенциальных торговых войнах, которых бы хотелось избежать. Кроме того, непонятно, как будет развиваться ситуация в Китае и как на Европу повлияет Brexit.

— Тем не менее Всемирный банк прогнозирует замедление роста мировой экономики. Одновременно предсказывает Украине ускорение роста в ближайшие три года. Как это возможно?

— Украина может вырасти за счет отложенного роста. Из-за кризиса 2014–2015 годов ВВП страны значительно снизился. Сейчас экономика восстановилась, но экономический рост пока скромный, на уровне 2%. Это означает, что уровень доходов населения еще не вернулся на докризисный уровень. У страны есть потенциал для того, чтобы расти быстрее мировой экономики, но только при условии продолжения реформ. Одна из сфер, которая может серьезно способствовать росту,— сельское хозяйство. Вас называли житницей Европы. Но потенциал вашего сельского хозяйства еще не реализован. Прежде всего из‑за отсутствия рынка земли. Конечно, нужно еще сделать так, чтобы в страну поверили инвесторы. Это касается и Всемирного банка. Рынок необходим для того, чтобы мы начали инвестировать в сельское хозяйство: транспортную инфраструктуру, орошение и тому подобное.

— Рынок земли может быть разным. В Польше, например, большинство фермерских хозяйств владеют приблизительно 1 тыс. га земли. У нас есть компании, которые обрабатывают 600 тыс. га. Разница очень большая. Кроме того, нужно ли продавать землю иностранцам?

— Мы уверены, что оптимальный размер фермерских хозяйств должен определить рынок. Сейчас украинские компании сосредоточены главным образом на производстве зерновых. Мы ожидаем, что после того как рынок откроется и в страну пойдут инвестиции, компании начнут создавать производства с высокой добавленной стоимостью. И со временем это должно привести к тому, что холдинги адаптируют размеры своих земельных угодий. А как Украина будет проводить земельную реформу, сколько будут разрешать покупать землевладельцам или компаниям — решать правительству.

Долг растет. С этим нужно что‑то делать. Пик выплат для Украины настанет в конце 2018 — начале 2019‑го

— В своем недавнем интервью вице-президент Всемирного банка Сирил Мюллер заявил, что нужно сделать так, чтобы обычные граждане в Украине наконец почувствовали эффект от реформ. Затем он сказал, что для этого необходимо завершить преобразование энергорынка, банковскую и земельную реформу. А это высокие тарифы, недоступные кредиты и дорогая земля. Какая польза от этого обычным гражданам?

— Честно говоря, нынешнее состояние земельного рынка вредит гражданам. Особенно от этого страдают мелкие землевладельцы, потому что они не получат адекватную плату за аренду их участков. После того как рынок откроют, все изменится. Люди наконец узнают, сколько на самом деле стоит их земля, и поймут, сколько они должны получать от арендатора. Если говорить об энергорынке, его реформирование должно разрушить существующие монополии. А конкуренция приводит к повышению эффективности, и со временем за этим последует повышение качества услуг.

Что касается банковского сектора, обычные люди возможно не осознают, насколько в этой сфере было распространено мошенничество. Были те, кто собирал депозиты у людей и клал эти деньги себе в карман или выдавал в виде кредитов собственным компаниям и связанным лицам. Значительная часть этих денег осела на Кипре и в офшорах. Поэтому важно сделать так, чтобы банки вели свой бизнес честно, кредитовали домохозяйства и компании по разум­ным ставкам.

— Банковская чистка — это уже история. А что нужно делать сейчас, для того, чтобы обычные люди почувствовали результат?

— Многое можно сделать. Уровень неработающих кредитов очень высокий. Доля плохих кредитов в Украине составляет более половины от общего портфеля. А это приводит к тому, что банки не повышают свои кредитные ставки, так как риски невозврата велики. Поэтому уровень закредитованности частного сектора очень низкий. Мы тесно сотрудничаем с Национальным банком и Министерством финансов, чтобы решить проблему плохих кредитов.

— То есть речь идет о коллекторской работе.

— Это более сложная работа. Но, в целом, да. Это попытка вернуть деньги. Фонду гарантирования вкладов переданы значительные активы, и ими можно хорошо распорядиться, чтобы вернуть деньги в систему.

— Некоторые бывшие владельцы банков не против заключить сделку с Национальным банком, реструктуризировать задолженность, получить свои учреждения назад и сделать что‑то, чтобы деньги вернулись в систему. Почему такая возможность не рассматривается?

— (Смеется.) Разговоры и поиск решения этих проблем все еще продолжается. Да, я слышала о некоторых из этих предложений, но, к сожалению, это означает, что люди, которых обвинили в мошенничестве, получат все назад, но по более низкой цене. То есть фактически получат двойную пользу от системы. Но, как я уже сказала, все это еще обсуждается. Посмотрим, как разберутся с этими активами.

Очевидно, что земельная реформа — один из серьезных шагов, который нужно сделать

— Насколько проблематичен украинский внешний долг?

— Макроэкономическая ситуация в Украине все еще неустойчива. Уязвимость фискальной системы за последние годы даже возросла, учитывая тот факт, что выросли расходы правительства, которое повысило минимальную зарплату, пенсии и зарплаты госслужащим. Долг растет. С этим нужно что‑то делать. Пик выплат для Украины настанет в конце 2018—начале 2019‑го. Беспокоит то, как финансировать выплату этой задолженности.

— А что произойдет, если мы не получим денег от МВФ?

— Если не будет продолжена программа сотрудничества с МВФ, то в Украину не поступят огромные суммы денег, которые под нее подвязаны. Например, средства Всемирного банка, запланированные нами для поддержания бюджета и на проведение реформ (кредит на развитие политики). От МВФ зависит выделение денег, которые запланировал Евросоюз на покрытие дефицита бюджета. Рынки заимствования также негативно отреагируют на этот сигнал.

— Хотя существует мнение, что нам нужно прекратить занимать, потому что и без займов все будет развиваться также.

— В истории Украины были взлеты и падения. К сожалению, в прошлом, каждый раз, когда экономика стабилизировалась и начинался небольшой рост, у властей сразу пропадало желание проводить реформы. А затем следовало медленное сползание вниз. Мы надеялись, что на этот раз сможем избежать этого цикла. И до сих пор надеемся, что этого не будет.

— Какие основные шаги должны быть предприняты для того, чтобы избежать этого порочного круга?

— Очевидно, что земельная реформа — один из серьезных шагов, который нужно сделать. Правительство, честно говоря, многого добилось за последние три года. Оно сделало больше, чем кто‑либо до них с момента независимости. Прошлой осенью проведены такие серьезные реформы, как образовательная, здравоохранения, пенсионная. Если их правильно претворять в жизнь, они принесут пользу гражданам. Это социальные преобразования. А сейчас необходимы реформы, которые бы способствовали экономическому росту. Земельная реформа одна из них. Также необходимо создать антикоррупционный суд. Для чего? Он важен для инвесторов. Мы со стороны Всемирного банка постоянно слышим от инвесторов, что они боятся идти в Украину из‑за того, что здесь высокий уровень коррупции. Необходима еще приватизация, но я не ожидаю, что до выборов будут проданы серьезные объекты.

— Некоторые критики МВФ и Всемирного банка говорят, что борьба с коррупцией и создание антикоррупционного суда — это наше внутреннее дело. Почему кто‑то извне должен давить на Украину, используя деньги. Как бы вы прокомментировали такие заявления?

— Мы не диктуем таких требований Украине. Антикоррупционный суд — это часть архитектуры антикоррупционной реформы, которую создало ваше правительство. А парламент одобрил закон, предусматривающий учреждение антикоррупционного суда. Это был план вашего правительства по борьбе с коррупцией, это было требование Майдана.

— А вы бы поддержали программу, если бы там не было обязательства бороться с коррупцией?

— (Смеется.) Думаю, это было бы очень сложно после того, как люди вышли на баррикады, после Майдана. Нужно помнить: люди отдавали свои жизни за то, чтобы не было коррупции. Если вы посмотрите на программу работы Всемирного банка, то увидите: мы большое внимание уделяем улучшению структуры государственного управления. Потому что это и есть самая главная проблема этой страны. У вас замечательные высокообразованные люди, очень предприимчивые, также фантастическое географическое расположение между Востоком и Западом, еще одно преимущество — плодородная земля. Развитию же мешают недостатки в системе госуправления и коррупция.

Нынешнее состояние земельного рынка вредит гражданам. Особенно от этого страдают мелкие землевладельцы

— Мы не живем в вакууме. Россия по‑прежнему играет большую роль в нашей стране. Последние события с Газпромом это доказывают. Насколько это большой риск с точки зрения Всемирного банка и инвесторов?

— Конечно, мы внимательно следим за тем, что происходит на востоке, и тем, что делает Россия. Для того чтобы Украина могла справиться с проблемами на востоке, важно иметь успешную экономику. Этим мы как раз и занимаемся. А экономический спад будет играть на руку нашим “восточным друзьям”.

— В СМИ была информация о том, что вас почти уволили за то, что вы критиковали украинское правительство. Это правда?

— Нет, это был фейк. Наше высшее руководство никогда, никогда не рассматривало возможность моего увольнения. Вице-президент был в Украине, и он это подтвердил. Очень жаль, что некоторые люди опустились до такого уровня и выпустили подобную новость. Но это полная чушь, которая была нацелена на меня и на руководителя представительства МВФ. Это были приватные письма, которое мы послали двум конкретным людям, и, к сожалению, все это просочилось в прессу. Из-за этого начался весь шум. Мы не хотели и не собирались делать эти письма достоянием общественности. Мы так не работаем.

— А какой ваш оптимистический сценарий? Если правительство сделает все правильно, как будет развиваться ситуация в этом и следующем году?

— Если реформы продолжатся и у правительства будет достаточно мужества двигаться дальше, будущее будет более светлым для украинцев.

— Через 10–15 лет?

— Нет, раньше. Мы увидим улучшения в государственном управлении. У инвесторов появится больше уверенности, они придут в страну. Появятся возможности для роста. В этом случае я буду уверена в Украине. И во Всемирном банке мы приняли решение: как только определенные реформы будут проведены, мы сделаем шаги для поддержки.

Мы в 2020 году. Как изменится Украина?

В четверг, 15 ноября, состоится финальная лекция НВ из цикла "Украина 2020. Что ждет страну".

Что можем сделать мы, чтобы Украина наконец стала успешной страной?

Прийти на лекцию
Ukraine-2020

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: