Сколько 4G-операторов нужно Украине – глава НКРСИ Александр Животовский

Председатель НКРСИ Александр Животовский с оптимизмом смотрит на процесс подготовки и проведения 4G-тендера
Фото: Наталья Кравчук / НВ

Председатель НКРСИ Александр Животовский с оптимизмом смотрит на процесс подготовки и проведения 4G-тендера

Председатель Нацкомиссии регулирования связи и информатизации (НКРСИ) Александр Животовский убежден, что на 4G-конкурс нужно привлечь как можно больше участников.

Страна уже полтора года живет с третьим поколением сотовой связи, которого ждала по меньшей мере десять лет. Чтобы не очень отстать от остального цивилизованного мира с внедрением 4G, президент Петр Порошенко даже издал отдельный указ. Которым обязал провести распродажу радиочастот не позднее декабря 2017 года.

Правительство выдало четыре 3G-лицензии, первую из которых еще в 2005 году для повышения инвестиционной привлекательности выпросил Укртелеком. Оператору это не помогло, и последние несколько лет он не знает, как избавиться от своей мобильной дочки, ТриМоба. Игрок #3, lifecell, за 11 лет деятельности в Украине так и не начал приносить прибыль своим владельцам.

Государство заинтересовано подороже продать свой ограниченный природный ресурс – радиочастоты. Вместе с тем, задача регулятора – НКРСИ – обеспечить рыночные условия для развития предприятиям, а для пользователей – право выбора, как по цене, так и по качеству. Свое видение в решении этого вопроса в разговоре с НВ Бизнес изложил Александр Животовский, председатель НКРСИ.

С учетом печального опыта Укртелекома, сколько 4G-лицензий стоит выставить на продажу?

Этот вопрос не имеет однозначного ответа. В мировой практике существует разная статистика. Например, в Великобритании есть пять операторов. В других странах, например, в Объединенных Арабских Эмиратах, есть два.

Наверное, нам не очень подойдет опыт ОАЭ...

В Великобритании несколько месяцев назад местное антимонопольное ведомство заблокировало слияние двух операторов. Регулятор не дал согласия, заявив, что это плохо повлияет на конкуренцию.

Конкуренция - это когда мы с вами, абоненты, имеем выбор, и когда нет какого-то непонятного роста цен или затрат для потребителей. Если же остаются два оператора, то они, теоретически, могут поднимать тарифы.

Картельный сговор?

Да. И еще один пункт, который хотел бы отметить – это состояние отрасли и операторов в целом. Насколько они могут дальше вкладывать в новые технологии, развивать сектор. Если все операторы убыточные, то, видимо, кого-то на рынке слишком много. Потому что вся их инфраструктура строится на спектре, который является ограниченным ресурсом.

У нас есть большая тройка операторов, которые имеют достаточно неплохую рентабельность. Если вы посмотрите на результаты всех трех сотовых компаний, то у двух из них этот показатель превышает 30%. А у крупнейшего (Киевстар – НВ Бизнес) – рентабельность свыше 50%. В Европе норма – это 20-30%. Больше 30% - это уже очень хорошо. Учитывая это, нельзя сказать, что наши операторы бедствуют.

Но украинские операторы жалуются на очень низкий среднемесячный доход от одного абонента (ARPU).

Да, ARPU у нас низкий, но рентабельность все равно нивелирует эту разницу. Зарплаты у нас не такие, как в Европе. Да и затраты не такие, как там. Когда мы смотрим на соотношение других финансовых показателей, EBITDA или CAPEX к выручке, то оказывается, что наши операторы в норме.

Возвращаясь к вопросу о том, для скольких операторов есть место на рынке Украины. Основная проблема при продаже 3G у нас была в том, что мы продавали три лота для трех операторов. Соответственно, мы не ожидали какой-либо конкуренции. Тогда премьер-министр сказал, мол, "ребята, у вас конкуренции не будет и никто не будет поднимать ставку, а цена за лицензии должна быть максимальной".

Когда ты как регулятор готовишь тендер, твоя задача в том, чтобы цена была рыночной и, желательно, высокой. Но если поставишь цену слишком высокой, то может никто не купить – это будет провал. Поэтому задача каждого организатора тендера в том, чтобы цена была верной. Чтобы участники торговались, поднимали ставку вверх. Чтобы тендер состоялся и все было очень прозрачно.

Когда мы сейчас общаемся с операторами по моделям тендера, мы настаиваем на том, чтобы у нас, желательно, не повторилась ситуация, которая была во время 3G-конкурса. Когда было три лота для трех операторов. Давайте дадим возможность любому прийти и конкурировать за частоты. Если кто-то придет, хорошо – это конкуренция. Если же никто не придет, то мы будем иметь ответ на вопрос: "Почему не предложили другим?".

То сейчас есть возможность выделить четыре полосы радиочастот?

Лоты могут быть разными, не обязательно именно так, как было с 3G-лицензиями. Мы можем выставить на продажу один лот с двумя радиополосами по 10 МГц, а можем - два лота, где в каждом по две полосы меньшей ширины (по 5 МГц). Это вариант как раз для небольших операторов, которые захотят развиваться в этом диапазоне. Ведь у нас в рабочей группе по 4G есть семь компаний.

Из них далеко не все хотя бы частично освоили драгоценных ресурс...

Но среди них есть действующие операторы, например, Интертелеком, который обслуживает более миллиона абонентов. Который также желает перейти на новую технологию, потому что CDMA откровенно умирает. И мы должны дать ему возможность это сделать.

Поэтому наша идеология такова: мы должны выставить четыре, пять или шесть 4G-лотов. И дать возможность всем желающим принять участие в тендере. Таким компаниям, как Giraffe (ТМ оператора Интеллектуальные коммуникации – НВ Бизнес), Датагруп и другим участникам рабочей группы.

Частот хватит?

Мы над этим работаем. Британские советники из Analysys Mason уже на финальном этапе работы над изучением диапазонов, пригодных к запуску 4G/LTE.

В 1800-м есть только три крупнейших оператора – там легче будет договариваться о перераспределении?

Вопрос в том, что крупный оператор (Киевстар – НВ Бизнес) якобы готов вернуть часть радиочастот, но ему надо провести определенную работу с акционерами. Объяснить им, что надо отдать актив, чтобы государство его выставила на конкурс. Это непросто – убедить собственников в необходимости подобных действий. Надо искать какой-то компромисс и варианты компенсаций. Пока что между операторами нет согласованной позиции.

Вместе с тем, у нас уже был прецедент с 3G – военные были пользователями этого спектра. Операторы купили лицензии, оплатили деньги в государственную казну и отдельно заключили договоры с военными на финансирование конверсии.

Считаю, что эту конструкцию мы могли бы применить и в случае с 4G. Есть существующий пользователь. Если он сдает частоты, то ему в теории нужны будут средства для перенастройки оборудования на другие радиочастоты. Это один из способов. В общем у нас в работе несколько вариантов компенсаций.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: