ProZorro.Продажи на 10% эффективнее, чем старая система аукционов, - ФГВФЛ

ProZorro.Продажи празднуют годовщину: для чего создали систему и куда будут двигаться электронные аукционы по продаже имущества ликвидируемых банков
В Фонде гарантирования вкладов физических лиц 22 июня отметят годовщину со дня подписания меморандума о создании проекта ProZorro.Продажи - системы публичных электронных аукц по продаже активов банков, которые находятся в состоянии ликвидации. НВ Бизнес встретился с и.о. директора департамента консолидированного продажи активов Тарасом Елейко и
Тарас Елейко и Илья Михайлов рассказывают о досягенння и дальнейшее развитие системы ProZorro.Продажи в стенах Фонда гарантуванння БКАД физических лиц
Фото: Наталья Кравчук

Тарас Елейко и Илья Михайлов рассказывают о досягенння и дальнейшее развитие системы ProZorro.Продажи в стенах Фонда гарантуванння БКАД физических лиц

ProZorro.Продажи празднуют годовщину: для чего создали систему и куда будут двигаться электронные аукционы по продаже имущества ликвидируемых банков.

В Фонде гарантирования вкладов физических лиц 22 июня отметят годовщину со дня подписания меморандума о создании проекта ProZorro.Продажи - системы публичных электронных аукц по продаже активов банков, которые находятся в состоянии ликвидации.

НВ Бизнес встретился с и.о. директора департамента консолидированного продажи активов Тарасом Елейко и руководителем отдела организации и мониторинга процессов данного департамента Ильей Михайловым. Именно эти люди взяли на себя ответственность за статегию и тактику распродажи имущества, держит на своем балансе Фонд гарантирования - более 400 млн грн. Мы поговорили о том, как начинались ProZorro.Продажи, о достижениях и дальнейших планах.

- Что сейчас может праздновать ProZorro.Продажи?

Елейко - Когда мы пришли в 2016-м, то увидели, что перед нами стоят масштабные задачи, если мы хотим не просто запустить активные продажи активов ликвидируемых банков, а делать это прозрачно и максимально эффективно. В управление Фонда переданы активы, балансовой стоимостью 470 млрд грн. И, к сожалению, не самого лучшего качества, о чем свидетельствует их независимая оценка, которая едва превышает 100 млрд грн. Это довольно специфические активы, ведь 80% из них - право требования по кредитам. При этом на их продажу у нас есть всего три года. Поскольку законодательно банки ликвидируются в течение 5 лет, кризис начался в 2014-м, а мы были созданы в начале 2016.

- Что сделали в первую очередь?

- Мы начали открывать всю информацию, которая не содержит банковской тайны об активах. К этому кредиты продавались с указанием суммы долга и номера кредитного договора. Принять решение о покупке такого актива, опираясь на такую информацию, очевидно, было очень сложно. Также для крупных активов мы начали делать дополнительные презентации для инвесторов. Следующий шаг - был сам процесс продажи активов, так называемая "последняя миля").

- Если говорить об информации, Фонд и сейчас не так много дает. Остались кредиторы банка, которым не вернули деньги, имеющих право требовать контроля за продажей этих активов, но они не полной информации. Фонд только недавно начал публиковать информацию, какое имущество они сдают в аренду.

- Фонд - это государственное учреждение. Когда в стране падает за год половина банковской системы, в которой работало большое количество людей, была безумное количество процессов, и все на разных операционных платформах работало. То сначала это все надо было свести вместе. А опыта работы с такими массивами данных в Украине государственные институты не имели.

Мало того, Фонд взял на себя функцию координации судебно-претензионной деятельности за всеми банками, которые ликвидируются. Речь идет о нескольких сотнях тысяч судебных дел. И все это надо было разворачивать максимально быстро.

- И все же мы не можем не говорить о злоупотреблениях. Какие схемы ProZorro.Продажи перекрыли?

- Когда мы начали строить процесс, было три вопроса, которые мы должны были решить. С раскрытием информации плюс-минус мы справились. Мы обнародовали активы всех банков всех категорий на нашем сайте и на их веб-сайтах еще в мае прошлого года.

- Во-вторых, вопросы прохождения. В рамках нормативно-правовых актов построен максимально понятный прозрачный процесс прохождения актива от банка до момента его выставления на продажу. Сейчас вмешаться в этот процесс невозможно.

И, последний вопрос - биржи, которые продают активы. Стало понятно, что все наши старания будут напрасными, если мы не наведем порядок с последним звеном. Они продавали активы, а жалоб получали пачки, потому что у кого-то не нажималась кнопка на бирже, или, когда были какие-то особенно интересные активы, то кого-то не регистрировали, дозвониться до бирж было трудно в определенных неоднократных случаях.

Главное достижение ProZorro.Продажи - это действительно прозрачность, которой не было ФГВФЛ при старой системе

Михайлов: - Мы получали очень много сигналов с рынка, субъективно или объективно кто-то не может сделать. Но главное, что не было единой базы данных, в которой были бы подключены все электронные площадки. Любой электронный площадка на тот момент был сам себе базой данных, сам себе оператором, сам себе программистом и работал на собственном программном обеспечении. И на каждую жалобу эти площадки нам отвечали, что у них все было хорошо.

Елейко: - Старая система работала так. Когда мы определяли биржу и давали ей актив на продажу, она была эксклюзивным продавцом данного актива. Поэтому она сама регистрировала всех участников, сама находила покупателей. То есть становилась брокером данного актива. А биржа не может одновременно в себе объединять все вышеуказанные функции. Брокер не может сам проводить торги, так как может иметь заинтересованность влияния на торги (или конфликт интересов).

- Было время, когда СЕТАМ, которая занимается реализацией арестованного имущества и продажей активов работающих банков в т.ч., когда только заговорили о создании ProZorro.Продажи, там выступали против такой инициативы. И пока не участвуют. В чем проблема? Эти все биржи-брокеры вам ставили палки в колеса?

Михайлов: - Были разные моменты. Не аплодировали точно, потому что ломалась "стабильная бизнес-модель".

СЕТАМ был аккредитован как электронную площадку к реализации проекта ProZorro.Продажи. СЕТАМ все время продавал активы через собственную систему. У них тоже были определенные организационно-технические трудности, на которые жаловались участники. В октябре прошлого года была аккредитация площадок. СЕТАМ не изъявил желания присоединиться к новой системе и продолжал оставаться в старой и на момент принятия решения о переводе всех торгов в систему ProZorro.Продажи они не изъявили желания к ней присоединиться. Приобщение к вновь системы означало бы игру по единому регламенту, а в СЕТАМ был свой, которым они руководствовались.

Участники торгов экспериментируют с аукционами, но мы также можем "играть" в эту игру

- Так какие есть результаты работы, который у вас показатель эффективности?

Елейко: - Я бы выделил три показателя. Первый - мы обеспечили продажу активов более чем один миллиард гривен. Во-вторых, цена реализации в процессе торгов растет в среднем более чем на 10%, что превышает аналогичный показатель старой системы. То есть от плюс-минус тех же активов мы получаем больше. Третьих, система действительно прозрачная, существенно уменьшилось количество жалоб, нельзя принять участие в торгах, плохо работает система.

С другой стороны, появилось море решений судов, которыми запрещают проводить торги. При старой системе не было почти таких решений, а сейчас каждую неделю поступают пачки решений "запретить проводить торги". Для нас это показатель, мы понимаем, почему появились эти решения. Потому что повлиять на ход торгов уже нет возможности.

- Хотя участники, пожалуй, экспериментируют?

- Так, например, была такая стратегия: регистрировались, поднимали высоковато цену в ходе торгов, потом не рассчитывались, торги будто срывались - таким образом, фактически отодвигало фактической продаже актива. Но мы тоже делаем выводы. Внесли изменения в правила, и сейчас можно регистрироваться, выигрывать аукцион и не рассчитываться, но есть 5% гарантийного взноса, который в таком случае перечисляется банку. Поэтому мы рады всем, кто "будет участвовать" в торгах по такой схеме, теряя эти 5%.

Мошенничество на операционных уровнях не является проблемой ProZorro.Продажи. На такие вещи мы реагируем, но они будут всегда в определенной степени присутствуют

- Есть история: участник торгов честно победил на ProZorro.Продажи, когда пришла речь документации и реквизитов для оплаты за лот, то ликвидатор банка с предоставлением этой информации затягивал пока сам должник не погасил свой долг перед банком, таким образом вернув себе залоговое имущество. При этом, должник также участвовал в торгах, очевидно, пытаясь выкупить его за меньшую, чем кредит, цену.

Михайлов: - Согласно нормативно-правовых актов, должник вправе погасить свой долг на любом этапе, до момента заключения сделки купли-продажи и перехода прав собственности третьему лицу, стала победителем на торгах, предметом которых был этот актив. Поэтому однозначно утверждать, что заинтересованные лица, с точки зрения получения денежного вознаграждения, тянули, чтобы должник погасил, мы не можем. Фонда главное чтобы заходили деньги, и чем больше, тем лучше.

Если эта система сама по себе стимулирует заемщиков бежать и гасить свои долги, чтобы их залог не продавалась третьим лицам, то это тоже денежный поток в Фонд, в котором мы так же заинтересованы.

В этом случае мы продавали право требования по кредиту. Право требования редко почти никогда не продается выше номинала. В среднем цена продажи прав требования составляет 27% от задолженности. Поэтому такие случаи для Фонда являются очень полезными, потому что должник погашает долг полностью. И это не является проблемой процесса продажи, эти вещи происходят на операционных уровнях, когда можно документ спрятать. Конечно, мы на них реагируем максимально быстро, но подобные вещи будут всегда в определенной степени присутствуют.

- Вы не так давно изменили систему торгов, отказались от оценки имущества. Почему приняли такое решение?

Елейко: - Решение о стартовой цене мы принимали в соответствии с юстованои методики оценки, но всегда это было основанием для обвинений в субъективности, какой бы ни была предложена стартовая цена. Кредиторы банков говорили, что слишком дешево и мы все продаем за копейки. А рынок говорил, что мы хотим слишком дорого и ничего купить нельзя. Это все отнимало очень много ресурсов и времени. Поэтому приняли решение ничего не оценивать, стартовать с балансовой задолженности по правам требования. Выставляем за 100%, не продается - снижаем стартовую цену на 10%. Индивидуальные права требований торгуются до 30% от задолженности, по достижении этого уровня, этот актив будет продаваться уже в составе пулов активов.

- У вас осталось два года, чтобы реализовать активы большей части выведенных с рынка банков. Какими будут дальнейшие стратегические шаги, чтобы выполнить задание?

Михайлов: - Один из элементов этой стратегии, это переход на торги по номиналу. Этот перенос оценки актива из сферы компетенции Фонда на плечи рынка.

Вторая составляющая - внедрение системы голландских аукционов, которая уже сейчас работает, но пока очень сильно растянута во времени. Мы уже сейчас торгуем циклами, где первые торги - стартовая цена, и на каждых последующих, которые происходят не ранее, чем через 7 рабочих дней, цена автоматически снижается на 10%. В рамках совершенствования существующей модели голландских аукционов, временной промежуток будет сокращен. То есть, мы будем не месяцами перевиставляты на повторные торги активы, а сокращать этот период для того, чтобы уложиться в ограниченные сроки ликвидации.

Елейко: - Сейчас работаем совместно с Национальным банком, чтобы попробовать через международных советников по продаже активов продать два пулы активов, с балансовой стоимостью 13 млрд грн. Это отдельный проект. Мы хотим в рамках лучших мировых практик международного рынка долговых обязательств выставить на продажу пулы активов, находящихся в залоге Национального банка под кредитам рефинансирования, дать к ним доступ, как украинским, так и всем внешним игрокам.

- Вы для этого будете некоторое площадка привлекать?

- Уже привлечено двое советников по продаже активов. Работа достаточно активно ведется, начиная еще с середины прошлого года. Ожидаем, что в середине лета уже выставим на продажу эти два пулы.

- Что это за активы?

- Это два пулы кредитов в залоге НБУ в 8-ми банках. Это исключительно кредиты крупных юридических лиц.

- Слышала вы еще планируете запускать какие-то электронные комнаты?

Михайлов: - VDR, виртуальная комната данных. Определенным образом уже реализован этот инструмент. Сейчас, когда вы приходите в банк, подписываете соглашение о неразглашении, чтобы получить доступ к информации, содержащей банковскую тайну, то вам на компьютере показывают сканированные оригиналы всех документов, содержащихся в кредитном деле, которая вас заинтересовала с точки зрения приобретения. Следующим этапом эволюции VDR станет перемещения этой точки доступа к информации из комнаты в банке в виртуальное пространство. Конечно, должным образом обеспечив защиту и, предварительно подписав те же соглашения о неразглашении. Чтобы человек из любой точки мира могла через защищенные каналы доступа так же посмотреть все эти документы.

- Вспоминая о перипетиях с судами, которые вы сейчас имеете, Фонд гарантирования а также международная антикоррупционная организация Transparency International начали публично говорить об этой проблеме. А какие шаги вы делаете, чтобы себя обезопасить от нереформированной судебной системы?

- Во-первых, действующее законодательство о системе гарантирования прямо запрещает накладывать какие-либо ограничения на продажу активов. То есть суды, когда принимают такие решения, действуют вопреки действующему законодательству, на основании своих внутренних убеждений. Мы провели работу совместно с НБУ и международными финансовыми институтами относительно идентификация слабых мест в действующем законодательстве и подготовили пакет изменений, которые позволят эти риски или полностью снять или свести к минимуму. Мы передали свои наработки в международных финансовых институтов и в органы власти, которые являются субъектами законодательной инициативы, поскольку Фонд гарантирования вкладов не является субъектом законодательной инициативы и не может напрямую вносить законопроекты на рассмотрение Верховной Рады.

В рамках этой законодательной инициативы, мы инициировали внесение довольно существенные изменения, о порядке продажи имущества (залога по кредитам неплатежеспособных банков) в рамках исполнительного производства и в рамках процедур ликвидации предприятий-должников неплатежеспособных банков, чтобы такое имущество также продавалось по процедурам Фонда гарантирования вкладов. Если нам удастся эти вопросы решить на законодательном уровне, исчезнет смысл влиять на продажу активов через судебную систему. Очень важно, чтобы были абсолютно прозрачные процедуры продажи имущества и активов Фонда везде, ведь имущество (залог по кредиту) на самом деле всегда имеет большую ценность чем собственно права требования по кредиту.

Очень надеемся, что вышеуказанные изменения будут в ближайшее время приняты. Это значительно повысит институциональную способность Фонда, как продавца активов, и значительно повысит привлекательность активов в глазах наших потенциальных покупателей, включая иностранных инвесторов.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: