Первый месяц – это индикатор. Владимир Омельян рассказал о том, зачем он стал министром инфраструктуры

Новый министр инфраструктуры один из немногих кто пришел в правительство Владимира Гройсмана из прошлого Кабмина

Новый министр инфраструктуры один из немногих кто пришел в правительство Владимира Гройсмана из прошлого Кабмина

Новый министр инфраструктуры Владимир Омельян один из немногих, кто пришел в новый Кабмин из старой команды реформаторов.

Он был заместителем министра инфраструктуры Андрея Пивоварского, назначенного на открытом конкурсе, а не по квотному принципу.

Омельяну досталось одно из самых сложных и коррумпированных министерств. Несмотря на все усилия Пивоварского, ни в Укрзализныце, ни в портах окончательно коррупция искоренена не была.

Накануне своей отставки Пивоварский успел провести два конкурса и поменять руководство Укрзализныци и Укрпочты. Среди первоочередных задач новых руководителей будет борьба с коррупцией в компаниях.

О том, чего ждать от нового правительства и продолжаться ли реформы, Владимир Омельян рассказал НВ в своем первом интервью на должности министра.

- Вы были известны в прошлом правительстве как один из реформаторски настроенных министров. Что вы делаете тогда в правительстве Владимира Гройсмана, которое реформаторским никак не назовешь?

- Во-первых, я был не один, у нас была команда. Работали все вместе с Пивоварским. Я был заместителем министра. Я считаю, еще рано говорить - реформаторское или не реформаторское это правительство. Давайте дадим ему хотя бы месяц-два времени. Жизнь иногда приносит огромные сюрпризы. Из абсолютно спокойных людей возникают радикалы и наоборот - с радикально настроенных абсолютно спокойные. Я считаю, что первые шаги чрезвычайно важны. Для меня лично индикаторами реформы и развития Украины вперед является назначение независимо избранных руководителей "Укрпочты" и "Укрзализныци". Для меня признаком реформ будет независимая кадровая политика и голосования в парламенте тех законов, которые необходимы для отрасли. Это законы о железнодорожном транспорте, о создании государственного дорожного фонда, о внутренних водных путях. Их около десяти.

- Понятно, что это правительство не будет вечным. Год-два-три, может полгода, но рано или поздно его работа закончится. Чего вы хотели бы добиться к этом моменту?

- Я считаю, что минимальной моей задачей является создание интегрально интегрированной компании, холдинга в Укрзализныце. Формирование наблюдательного совета по принципу независимых членов, являющихся профессиональными железнодорожниками, профессионалами по управлению, по образцу Нафтогаза. В морской отрасли - это создание морской администрации, реформирование Администрации морских портов Украины. В авиации - это подписание с ЕС "открытого неба". На самом деле это просто вопрос физической подписи и вопрос решения проблемы Гибралтара, который уже стал притчей воязицах в нашем ведомстве. В других сферах у нас есть много работы. На самом деле корпоратизация Укрпочты только начата. Это сложный длительный процесс, но я тоже хотел бы, чтобы он был реально начат.

- У меня к вам вопрос по Укрзализныце. Довольно часто можно услышать в том, что там процветает коррупция. Часто называют фамилию Сергея Михальчука, зампреда правления в этой связи. Многих зампредов поставили политические партии, которые занимаются дерибаном. Вы что-то собираетесь менять кардинально в кадровом составе Укрзализныци и вообще проводить настоящую антикоррупционную реформу?

- Я считаю, что те люди, которые не оправдали себя профессионально, те люди, которые скомпрометированы скандалами, или непонятными связями с олигархами, должны быть устранены от должности. Потому что иногда вреда от них гораздо больше, чем от врага с ружьем. Я поддерживаю идею немедленного освобождения таких людей от должностей. Я считаю, что здесь нельзя ждать месяцы или годы. Они должны быть заменены. Я надеюсь, что именно таким будет руководство Укрзализныци со стороны нового ее гендиректора Войцеха Балчуна. Мы с ним договорились четко, что он работает с тем правлением, которое есть. В течение месяца понимает, что каждый из них собой представляет. Мы совместно обсуждаем каждого члена правления или каждого директора и делаем немедленные кадровые решения.

- Что еще в Укрзализныце должен изменить Балчун?

- К сожалению, нужно все делать одновременно. Начиная от создания структурирования компании, заканчивая наведением порядка в грузовых перевозках, транзитных перевозках, пассажирских сообщениях, которое требует непрестанного внимания. Люди не зря жалуются на невысокое качество. Мы можем это объяснять многими причинами, объяснения всегда можно найти. Но, мы хотим, чтобы Укрзализныця была клиентоориентированной. Мы хотим, чтобы в Украине наконец была транспортная стратегия, где автомобильный, железнодорожный, морской, воздушный транспорт являлся единым целым. И каждый понимает, что это цепочки, это звенья одной цепи производственных процессов.

- По поводу "Шелкового пути". Очень много говорили об этом проекте. Говорили о том, что это может быть перспективный проект, который может быть загружен, а выходит, что пока что он, скажем так, не совсем оправдывает ожидания. Второй поезд, например, не удалось даже загрузить ...

- Проект политически абсолютно верен. Экономически он имеет все шансы на успех. У нас была единственная проблема - кадровая. То есть те люди, на которых была возложена работа по внедрению "Шелкового пути", оказались абсолютно неспособными к этому. Это тоже бывает. Мы сделали кадровые выводы. На этой неделе в компании, которая была основным двигателем этого процесса, объявлен конкурс на замену директора. Мы надеемся, что мы найдем достойного претендента, который, кроме производственных вопросов, разберется и в маркетинге, и в коммерческих делах.

- Какие дальнейшие шаги по дерегуляции транспорта вы намерены предпринять?

- Я бы хотел в своей работе сконцентрироваться на трех вещах. Это должна быть стратегия корпоратизации тех государственных компаний, которые не подлежат приватизации. Это Укрзализныця, Укрпочта. Сконцентрироваться на приватизации. Я бы очень хотел, чтобы наше министерство стало первым министерством, которое от деклараций перешло к реальной продаже государственного имущества, государственных компаний или их концессии. Это, в первую очередь, касается 13-ти стивидорных компаний. Я надеюсь, что Верховная Рада проголосует и эти объекты будут исключены из стратегических. Мы сможем в каждом индивидуальном случае или провести приватизационный конкурс, или конкурс на концессию. Я надеюсь, что именно такими вещами мы сможем добиться успеха.

- Скажите, Андрей Пивоварский останется в министерстве или он уходит окончательно?

- На самом деле это первый министр, который ушел добровольно. Не все это еще поняли. Но ему предлагали эту должность, его всячески агитировали остаться. Он сказал твердо "нет". Я обещал работать год на государство, я отдал свой долг государству. Безусловно, мы с ним будем на связи. Но у него есть своя жизнь, он хочет вернуться в частный бизнес, с которого он и пришел. Если он захочет - сам прокомментирует.

- Я знаю, что сейчас министрам не платят высокие зарплаты. И Пивоварский говорил о том, что при таком уровне зарплаты, как здесь, работать на одну зарплату невозможно. Как у вас с этим? Где вы берете деньги?

- Это трагическая история на самом деле. И это история не только моя, но и людей, которые мотивированы, которые хотят работать на государство, но не получают достойной компенсации. Так бывает. Я надеюсь, что этот переходный период быстро закончится. Он должен завершиться в ближайшее время. Потому что все руководство государства понимает, что когда чиновник получает от полутора до семи тысяч гривен в месяц, а иногда оперирует миллиардными оборотами - это нелогично. Я надеюсь, что с новым законом о госслужбе мы сможем добиться перелома финансирования государственных чиновников. И эта работа тоже будет конкурентоспособной с достойной зарплатой.

- У вас есть какое-то время "Ч", когда вы будете понимать - остаетесь вы в этом правительстве, в этом министерстве или нет?

- Первый месяц - это индикатор. Индикатор того, что мы движемся в правильном направлении. Индикатор того, что то, что задекларировано, действительно происходит. Затем 100 дней, первый год. Я так далеко не заглядываю. Для меня важен первый месяц, когда я могу сформировать нормальную команду. Первый месяц, когда запускается работа Укрзализныци и Укрпочты. Далее мы постепенно движемся вперед. Что касается самого правительства, я бы хотел вернуться к этому вопросу. Вы упомянули, что его нельзя считать реформаторским. Но, например, тот же Гройсман долго был идеологом электронного управления в Украине, он всячески поддерживал эту сферу. Я думаю, что человек, который имеет видение цифровой Украины в голове, не должен быть нереформатором.

- Вопрос не только в реформах, но и в коррупции, и в попытке расставить своих людей на потоки, чего ждут от Гройсмана ...

- В первый месяц это все будет понятно. Будут кадровые назначения, кто заместители министров, кто директора предприятий. Этого же не скроешь.

- Давайте поговорим о реформе дорожной сферы. Верховная Рада не принимает нужные законопроекты. После прихода Гройсмана в Кабмин за них проголосуют?

- Приятно, что фактически на второй день после назначения премьер-министра у нас с ним была отдельный разговор на эту тему. Он коснулся в первую очередь вопроса дорог. То есть будет исключительное внимание правительства, направленное на это направление. Я надеюсь, что в этом году мы сможем достичь перелома, в этом году будет проголосовано создание Государственного дорожного фонда. В этом тоже будет заключаться моя миссия. После формирования моей команды я планирую максимально времени посвятить Верховной Раде и народным депутатам, разъясняя, объясняя, подчеркивая.

- Недавно ГПУ начала проверки чиновников Администрации морских портов. С чем это связано?

- Я считаю, что это подтверждение того факта, что Администрация морских портов подлежит немедленному реформированию. Я не хочу комментировать отдельные факты. Проверки могут быть в любом месте и в любое время. Но, АМПУ - это слишком громоздкая структура, это факт.

- Когда вы отсюда уйдете, каким вы хотите видеть транспортную отрасль?

- На самом деле, моя ключевая задача - это корпоратизация УЗ, создание железнодорожной администрации, о которой много говорили, но так и не сделали. В морской отрасли - это создание морской администрации и реформирования Администрации морских портов. В автомобильной отрасли - принятие закона о дорожном фонде и децентрализация "Укравтодора". В воздушной отрасли - я бы акцентировал внимание на подписании соглашения о "свободном небе" и максимальном упрощении всех правил для всех компаний, которые летают над территорией Украины. Также важна корпоратизация "Укрпочты". Если мы успешно начнем процесс корпоратизации с новым руководителем, я думаю, что мы добьемся успеха. Он показал, что он умеет, он знает и он может. Если удастся хотя бы это сделать, я буду счастлив и буду считать, что свою роль, как министр, я успешно выполнил.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: