Качество дорог в Украине зависит от политической поддержки и миллиардов гривен – Славомир Новак, и.о. главы Укравтодора

Славомир Новак, исполняющий обязанности главы Госагентства автомобильных дорог Украины (Укравтодор), вместе с главой Укрзализныци Войцехом Балчуном стал в украинском Кабмине еще одним легионером из Польши
В течение 2011-2013 годов он работал министром транспорта, строительства и водного транспорта Республики Польша. Отвечая, в частности, за подготовку автотранспортной сети во время подготовки к футбольному первенству Евро-2012. Теперь он без лишней скромности утверждает, что в его родной Польше дороги лучше, чем в соседней Германии. В интервью НВ
Глава Укравтодора Славомир Новак намерен провести рекордное обновление дорожной сети Украины
Фото: Егор Бондаренко

Глава Укравтодора Славомир Новак намерен провести рекордное обновление дорожной сети Украины

Славомир Новак, исполняющий обязанности главы Госагентства автомобильных дорог Украины (Укравтодор), вместе с главой Укрзализныци Войцехом Балчуном стал в украинском Кабмине еще одним легионером из Польши.

В течение 2011-2013 годов он работал министром транспорта, строительства и водного транспорта Республики Польша. Отвечая, в частности, за подготовку автотранспортной сети во время подготовки к футбольному первенству Евро-2012. Теперь он без лишней скромности утверждает, что в его родной Польше дороги лучше, чем в соседней Германии.

В интервью НВ Бизнес господин Новак рассказал, что готов преданно работать для развития транспортной отрасли Украины и ожидает достойную оплату за свою работу. Он не боится политического давления, надеясь на поддержку высших правительственных кругов и на должное финансирование Укравтодора.

– У нас часто на машинах можно увидеть наклейку "Я ненавижу Укравтодор". Почему вы согласились работать в такой компании?

– Иногда сам спрашиваю себя об этом... (Улыбается). Я видел такие наклейки, но надеюсь, что со временем эти водители начнут их снимать. Надеюсь, что начинается время большого строительства и большой реформы всей дорожной отрасли.

Почему я принял этот вызов? Вся моя жизнь – это вызовы, изменения среды, новая деятельность. После окончания своей политической карьеры я посвятил себя профессиональной деятельности, основал компанию. Но так уж сложилось, что я получил предложение от премьер-министра Гройсмана и министра Омеляна возглавить Укравтодор и применить здесь свой опыт, приобретенный в Польше.

Я воспринял это как очередной большой вызов. Настоящие мужчины не боятся вызовов.

– В Украине существует такое явление, как ямочный ремонт. Это когда ямы на дороге засыпают чем-то похожим на дорожное покрытие, а весной оно сходит вместе со снегом. Потом это делают снова и снова. Насколько это явление известно в Польше?

– Это определенный украинский эксперимент. Вероятно, это связано с тем, что дорожная отрасль Украины терпела недофинансирование на протяжении многих-многих лет. Исключением были два года подготовки к Евро-2012, когда на эту сферу тратились большие деньги. Но более 20 лет хронически не хватало средств.

Если денег мало, то прежде всего не удастся строить дороги. Дороги – дорогие в содержании, но еще дороже обходится их строительство. Мне кажется, что люди, которые отвечали в Украине за дороги и Укравтодор, старались делать все возможное.

Я не буду критиковать своих предшественников. Ямочный ремонт – это изобретение, предназначенное для того, чтобы хоть как-то можно было проехать по дорогам. Конечно же, качество украинских дорог, мягко говоря, неудовлетворительное.

– Сколько вам точно дают денег на этот год, чтобы что-то изменить к лучшему?

– У нас есть два варианта. Когда мы разговаривали с президентом, с премьером, одним из условий моего прихода на должность в Укравтодор была определенная политическая поддержка. И в правительстве, и у президента, и в Верховной Раде. Сейчас она у меня есть.

Когда мы готовили планы на 2017 год, мы подготовили план-максимум – 18 млрд грн. на ремонты дорог. Это был бы рекорд в истории Украины. Но в результате бюджетной работы на сегодня мы имеем лишь 4,5 млрд грн. После разговоров с президентом и премьером запланирована реструктуризация долгов в Национальном банке. Из той реструктуризации мы должны получить 15 млрд грн. дополнительно.

Если нам удастся сложить это вместе, то это может стать рекордным итогом. Добавлю, что с 1 января 2018 года начнет работать дорожный фонд, и это даст определенную независимость. Наконец мы сломаем что-то, что висело как рок над украинскими дорогами – годовой режим расходования денег.

Вся Европа, весь мир, кроме социалистических стран, отошли от планирования инвестиций в дороги в годовом режиме. Потому что дороги не удастся построить в течение нескольких дней или месяцев. Дороги должны служить годами, но и строить их приходится довольно долго. Да еще и учитывая наш климат, поскольку зима забирает у нас четыре месяца работы и нам остается лишь восемь месяцев.

Поэтому мы должны планировать в более длинном горизонте, на два-три года. И такие торги мы будем объявлять уже в этом году. Рассчитывая также на дополнительные средства из государственного фонда. И расходы на дороги – я верю в это – должны ежегодно расти. А мы будем иметь все большую долю в акцизе на топливо и сможем тратить эти деньги на дороги.

– Но ведь эта сумма, даже если она рекордная – очень маленькая. Увидим ли мы хоть какие-то изменения к лучшему?

– Думаю, да. В 2017 году мы сможем наблюдать первые результаты. Чем быстрее мы получим дополнительные 15 млрд грн. на ремонты, тем быстрее сможем объявлять торги. И тем быстрее строительные фирмы возьмутся за работу, а люди увидят эффект.

Здесь никто никого не обманет. Есть деньги – объявляем тендер – фирма берется за строительство. Если работа выполнена хорошо, то мы ее оплачиваем. Должна быть гарантия качества. И так этот механизм заработает.

Если бы у нас сразу было 18 млрд грн., как нам обещали, то в 2017 году мы смогли бы отремонтировать 2,2 тыс. км дорог. Что было бы рекордом в истории Украины.

– Это где-то 2% от того, что надо отремонтировать?

– Если сравнить с нулем, как было до сих пор, то эффект составит 200%. (Улыбается).

– Есть такие трассы – например, Киев – Одесса, отрезок от столицы до Белой Церкви, который строится годами – там что-то изменится?

– Этот отрезок построен на средства европейских фондов. Мы заключили с исполнителем договор на завершение этих работ и в этом году как раз этот отрезок должен быть закончен.

– В Украине можно встретить другие надписи, особенно на немецких автомобилях: "Заберите меня домой". Когда у нас будут такие дороги, как в Германии?

– Я не буду объективным, но считаю, что сейчас в Польше дороги лучше, чем в Германии. Причина очень проста – они "моложе", построенные совсем недавно. Немецкие дороги считаются лучшими, но построены очень давно. Если говорить вполне серьезно: Германия – самая богатая страна Европы. И многие страны не имеют таких автомагистралей, как немцы. Это во-первых.

Во-вторых, такие страны, как Франция, Германия строили свои дороги в течение 40-50 лет. Такое чудо, как в Польше, когда главные автострады строились восемь лет, происходят нечасто. Надеюсь, что хотя бы часть такого чуда произойдет в Украине. Но при условии, если будут соответствующие средства. Если бы не деньги Евросоюза, то Польша бы не имела таких автострад. И это надо откровенно признать.

К сожалению, но Украина, видимо, в силу политических ошибок в прошлом, которые я не буду оценивать, потеряла шанс быстро вступить в ЕС. Я рассчитываю и моя работа здесь есть определенным проявлением солидарности с Украиной, что когда-то Украина вступит в ЕС и будет черпать средства также и на свои дороги.

На сегодня, и это надо признать, мы обречены рассчитывать только на собственные средства, на налогоплательщиков и на небольшую помощь Евросоюза. И еще на международные займы. Но самым большим их недостатком является то, что займы надо возвращать.

Итак, мы должны рационально планировать строительство дорог, не тратить деньги на бессмысленные проекты, сосредоточиться на тех, которые являются важнейшими для Украины. То есть, прежде всего, ремонт дорог, чтобы люди могли доехать до места работы, в школу, домой. И главные магистрали, чтобы соединить порты Черного моря с Западной Европой – это будет транспортный костяк украинской промышленности. У портов Черного моря есть большой потенциал развития и их надо соединить с портами на Балтийском и Северном морях.

– Это планы на годы, а сколько вы планируете оставаться в Укравтодоре?

– Как Господь Бог позволит. Это прежде всего будет зависеть от воли граждан и от политической воли. Если я не буду чувствовать поддержку, если не буду чувствовать, что имею шанс что-то здесь реально изменить – не сдвинем с места программу строительства дорог и не видно будет эффекта – то я не буду насильно здесь держаться. Пока неплохо, я очень вовлечен, есть много тяжелой работы. Много вещей меня часто удивляют. Не думал, что некоторые механизмы могут так работать.

Приходится много наверстывать с прошлых лет. Нет дорожных проектов, должны их разрабатывать, чтобы выполнить их в течение следующих лет. В первую очередь, увидим, насколько вы будете удовлетворены моей работой. (Улыбается).

– У нас в последнее время было много реформаторов с очень хорошими идеями. Но впоследствии они увольнялись, потому что не получали должной поддержки, или зарплата была мала. У вас есть политическая поддержка? И какая у вас зарплата? Вас устраивает?

– Это неудовлетворительные деньги. Я ожидаю подписания контракта. Мои расходы учитывают то, что я должен был переехать в Украину. Я закрыл свою фирму в Польше. Моя семья и дальше живет в родном мне Гданьске и в выходные я летаю к ним. Сейчас использую собственные сбережения. Но есть понимание со стороны премьера и министра Омеляна... В конце концов, джентльмены не говорят о деньгах.

– Госслужащие разговаривают.

– Такая работа должна быть оплачена. И если мы хотим действительно бороться с коррупцией, то людям нужно платить нормальные деньги за их труд. Иначе у них всегда будет соблазн.

Я заявил, что в такой структуре, как Укравтодор, не может быть такого, что люди работают за $150-200 (в месяц – НВ Бизнес). Это просто невозможно.

– Мне кажется, что ваш земляк господин Балчун (глава Укрзализныци – НВ Бизнес) доволен своей зарплатой...

– Да, пожалуй... Как я уже сказал, это – профессиональная работа, и за нее нужно платить. Надеюсь, что со мной контракт будет подписан. И тогда не надо будет переживать об этом, а сосредоточиться на работе.

– Мы также считаем, что надо достойно платить хорошим специалистам. Иначе они уходят из власти и остаются только те, которые либо воруют, либо не могут ничего сделать.

– Большое спасибо. Такая поддержка понадобится, учитывая то, что медиа очень критично относятся к заработкам в правительстве.

– Относительно политической поддержки. Какая у вас есть гарантия, что вы останетесь на своей должности?

– Важно то, что я должен быть в постоянном контакте с министром инфраструктуры, который отвечает за строительство дорог. Так же и с премьером, потому что он отвечает за правительство, за реализацию бюджета.

Всегда есть определенный конфликт между министром финансов и людьми, которые хотят строить дороги. А за дорогу надо заплатить. Министр финансов не всегда охотно выделяет средства, поэтому нужна поддержка премьера, и она есть.

Прошлогодний бюджет уже был выше, чем предыдущий, начались ремонты дорог. Бюджет будет еще выше, а в следующем году – еще выше. Шаг за шагом начнем увеличивать расходы на дороги. Надеюсь, что население увидит эффект и будет удовлетворено качеством дорог. Но отмечу, что речь идет о перспективе двух-трех лет. Здесь нет магов и колдунов, ничего не произойдет за день-два.

– Поддержка нужна не только для того, чтобы получить финансирование, а для того, чтобы назначить правильных людей на правильные должности. Есть ли у вас поддержка увольнять и назначать тех, кого вы хотите?

– Да, есть определенная свобода действий, если речь идет о кадровой политике в ведомстве. Это также важно.

В конце концов, за всю свою профессиональную жизнь стараюсь играть с открытыми картами. Всем, кто ко мне приходит – губернаторы, депутаты, другие заинтересованные лица – я повторяю, что есть несколько условий работы в Укравтодоре. Ты должен быть специалистом, честным и увлеченным собственной работой. Остальное меня не интересует. Политические взгляды, кто с кем связан, в каком округе избирался...

Политики предназначены для того, чтобы лоббировать интересы своих избирательных округов. Я научился с этим жить. Сам был политиком, знаю, как это работает. Очевидно, это не может переходить определенные границы. Не может быть неприемлемого давления, принуждения, запугивания. Этого нет. По крайней мере, я такого не встречал и буду поддерживать всех своих людей, чтобы они выдержали подобное давление. Потому что мы отвечаем перед гражданами за построенную дорогу, а не перед тем или иным депутатом, который хочет иметь дорогу под собственным домом.

– Скажите, пожалуйста, вы знаете Игоря Кононенко?

– Я знаю многих украинских политиков и среди других знаю господина Кононенко, знаю господина премьера Гройсмана... Когда мы готовили Евро-2012, мы встречались. И у меня добрые, с профессиональной точки зрения, воспоминания о сотрудничестве с партнерами из Украины.

– Он (Кононенко – НВ Бизнес) очень влиятельный человек и его слово имеет большой вес. Он вам что-то обещал?

– Не слежу за украинской политикой, поэтому не знаю, насколько он влиятельный политик.

– Есть информация, что вам пришлось уйти с должности министра в Польше из-за того, что вы не все задекларировали. А у нас с этим сейчас очень строго. Что же это было?

– Это большое дело... (Улыбается). Собственно, небольшое дело, но в Польше из этого сделали серьезное дело. Как говорил, в частности, и во время этого интервью, что играю с открытыми картами, играю чисто. И я заявил, что забыл задекларировать как личное имущество подарок от жены и родителей – а я должен был это сделать – это была обычная ошибка. Но учитывая тогдашнюю политическую атмосферу, был гигантский спор между генеральным прокурором и премьером нашего правительства, это стало подтекстом для удара по премьеру и по мне. Я гордо сложил полномочия, был просто уставший от польской политики. Таким образом, я закончил политическую карьеру и очень похвалил себя за это. (Улыбается). Правду говоря, это было одно из лучших решений в моей жизни – прощание с польской политикой. Особенно, как я сейчас на нее смотрю, то вполне не сожалею о ней.

– Думаю, что это хороший пример для наших политиков – на такой шаг мало кто решится в Украине.

– Вообще ситуация была неприятной. Я очень переживал, и моя семья очень переживала. Небольшой сатисфакцией было то, что некоторые медиа Западной Европы показали этот случай как пример гордого и честного поведения. Если были какие-то сомнения – я ошибся, попросил прощения и ушел из политики.

Я не страдаю от нехватки популярности или симпатии в Польше. Меня воспринимают и трактуют, в частности на Поморье, в моем бывшем избирательном округе, как того, кто построил много дорог и привлек большие инвестиции в Гданьск. Это моя большая личная сатисфакция, когда я еду по дорогам, к строительству которых я непосредственно причастен.

Очень хотел бы оставить определенный след и в Украине. Чтобы осознавать, что на дорогу между Одессой и Польшей я имею определенное влияние.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: