IT-рынок Украины выделяется на фоне Индии, Мексики, Бразилии и Восточной Европы – Юрий Антонюк, EPAM

Руководитель EPAM рассказал о своем видении дальнейшего развития IT-рынка в Украине
Фото: EPAM

Руководитель EPAM рассказал о своем видении дальнейшего развития IT-рынка в Украине

Экспортное IT-программирование стало основой для развития как продуктовых компаний, так и стартапов.

Юрий Антонюк, президент Ассоциации Информационные технологии Украины и руководитель компании ЕРАМ Украина, твердо уверен в развитии отечественной отрасли информационных технологий. О том, почему украинские программисты пользуются спросом у зарубежных заказчиков и как IT-аутсорсинг связан с появлением стартапов и продуктовых компаний, он рассказал НВ Бизнес.

Недавно на IT-рынке Украины произошла крупная сделка. Morgan Stanley купил 7% Luxoft, а Luxoft приобрел продуктовую компанию в Украине. Можно ли говорить, что в этом году состоялся определенный старт на рынке сделок?

– Я думаю, что до определенной степени такие факты позитивно воспринимаются и свидетельствуют об интересе к Украине. Но ІТ-рынок – это очень широкое понятие. Одно дело, когда инвестор покупает акции компании, которая торгуется на бирже и 100% не ассоциируется с Украиной.

Luxoft позиционирует себя как международная компания, со штаб-квартирой в Швейцарии. Если говорить о подобных примерах, то я бы отметил другую сделку. Покупка в прошлом году Фондом Сороса части собственности в компании Ciklum прямо показывет интерес зарубежных крупных инвесторов к ІТ-бизнесу в Украине.

Тем не менее, связанные с компанией Luxoft новости о приобретении внутреннего разработчика, конечно, позитивно формируют имидж Украины.

Думаю, что при стабилизации ситуации в стране и улучшении инвестиционного климата такие вещи будут происходить все чаще и чаще. Потому что украинский ІТ-рынок очень привлекательный. Он обладает своей спецификой, которая его выделяет на фоне других глобальных регионов – Индии, Мексики, Бразилии, Восточной Европы в том числе.

А если говорить о емкости рынка ІТ-аутсорсинга и продуктовых компаний, то какая она на сегодняшний день?

– По итогам исследования, которое провела PwC, размер рынка составил около $3 млрд. И при соответствующей позитивной динамике он может в ближайшие несколько лет удвоиться, вырасти до $5-7 млрд. Это я говорю о годовом обороте в этой индустрии. Это деньги, которые приходят в виде твердой валюты, их очень легко проверить через Нацбанк.

Если же говорить о рынке продуктовом и о рынке стартапов, то тут ситуация немножко сложнее. Потому что чаще этот рынок оценивают с точки зрения капитализации. Есть эксперты, которые связаны со стартапами, и они говорят, что капитализация этого рынка, например, $1 млрд. Или Андрей Колодюк (глава набсовета UVCA – НВ Бизнес) говорит, что капитализация этого рынка – $2,5 млрд.

Если мы хотим сравнивать яблоки с яблоками, то тогда нужно говорить о капитализации рынка экспортного сервисного ІТ. Потому что если мы говорим, например, о компании ЕРАМ, то у нее оборот – больше $1 млрд, а капитализация – больше $3 млрд. Есть мультипликатор между оборотом и капитализацией.

С этой точки зрения сравнивать $3 млрд в экспортном бизнесе и $2,5 млрд в продуктовом – это разные вещи. Есть один важный момент. Дело не только в числовых оценках, а в том, в каком виде эти деньги попадают в экономику. Потому что экспортный сегмент напрямую приносит эти деньги в виде валютной выручки, которая поступает в ВВП и формирует часть ВВП.

Капитализация продуктовых компаний и стартапов – это оценка. И очень сильно вес этой оценки, влияние на экономику зависит, где будет происходить монетизация. Если монетизация происходит и будет происходить в Украине, чего бы я очень хотел, тогда я согласен, это очень хорошо и правильно. Эти оценки имеют смысл.

Но если же монетизация будет происходить в других странах, как часто это случается… Например, когда стартап оценивается в $150 млн и эти деньги реализуются где-то в Калифорнии, Америке или в Лондоне. Это очень хорошо с эмоциональной точки зрения, но конкретно для ВВП, для экономики страны большого значения не имеет. Хотя косвенно создает те же рабочие места, но здесь уже речь идет о других суммах.

Поэтому я думаю, что есть смысл придерживаться таких оценок, о которых я говорил – $3 млрд с точки зрения экспортно-ориентированного ІТ и его возможный рост.

Следующим шагом нужно говорить, а что мы с этих денег получаем, как это влияет на экономику, как это мультиплицируется в создании дополнительных рабочих мест. Потому что экспортное ІТ создает намного большее количество рабочих мест. Это другой принцип бизнеса, чем в продуктовых компаниях. И количество рабочих мест, создаваемых в экспортном сегменте, намного больше. Вокруг этих рабочих мест возникают, по международным экспертным оценкам, от 2,5 до 3,5 мультипликаторов на дополнительные рабочие места. Это сервис – кафе, такси, помещения, квартиры.

– В Украине, мягко говоря, не очень хорошие условия для предпринимательства. Кто-то мечтает, а кто-то уже уехал работать в другие страны. Что удерживает ІТ-рынок оставаться здесь?

– Патриотизм – это важная черта. У меня есть личные примеры моих коллег, которые отказываются ехать в Швейцарию, остаются работать здесь. Есть такой фактор как среда, и то, что ваши родственники здесь, и то, что вы привыкли жить в какой-то среде. Вот этот фактор удерживает какое-то количество людей. Хотя он не главный, но он превалирует сейчас.

На другой чаше весов находятся другие вещи, связанные со стабильностью, с перспективами и различными рисками, которые возникают. Поэтому я думаю, что кроме среды, которая играет свою роль, во многом играет роль то, что эти профессии очень хорошо оплачиваются в Украине.

Если мы посмотрим на чистый доход программистов или ІТ-специалистов, которые работают в крупных городах, в Киеве, Харькове, Львове, Одессе, Днипре, то их доходы соизмеримы с доходами в Европе и, до определенной степени – в Америке. По абсолютным числам они отличаются. Но картина меняется, если вы вычтете все налоги, расходы. Например, в Калифорнии оплата жилья достигает 42% от расходов ІТ-специалистов. Это очень много. В среднем нормальным процентом оплаты за жилье считается 25-30%. Даже по американским меркам 42% – это очень много. То есть вещи, связанные с финансами, имеют определенное значение.

Украинские ІТ-специалисты на глобальном рынке заняли специфическую нишу. Они высококвалифицированные, высокооплачиваемые и не находятся в крупных международных центрах, таких как Лондон, Берлин, Нью-Йорк или Лос-Анджелес. При этом качество работы и профессиональный уровень приводит к тому, что заказчики готовы работать с вами, если вы находитесь в такой стране как Украина.

Поэтому я думаю, что три фактора играют роль в удержании: среда, финансовые условия и имидж, который сложился. И вот эти вещи нужно обязательно стране и обществу поддерживать. Потому что программисты и ІТ-специалисты приносят пользу не только для себя, для своих семей, но они приносят большую пользу для экономики.

Подумайте, мы очень внимательно следим – МВФ даст нам транш $1,5 млрд или не даст. А эти ребята просто приносят эти $3 млрд, за которые никому не придется расплачиваться. Потому что рано или поздно все транши придется отдавать всей страной. А эти деньги приходят живые и создаются дополнительные рабочие места.

– Сложилось впечатление, что у нас государственные органы власти считают, что ІТ-бизнес все транзакции проводит за рубежом и Украина мало что получает.

– Я буду говорить о сервисном сегменте. В продуктовом направлении другая бизнес-модель.

Если говорить о сервисном сегменте и о проблеме, мол, Украина мало получает, то я хочу привести следующий факт. По оценкам международных экспертов в этой индустрии расходы на оплату труда составляют до 70-75% всего оборота. То есть фактически все, что компании зарабатывают в мире, порядка 70-75% идет на оплату труда. И эти деньги обязательно поступают в Украину, а не на какой-то офшор. Иначе программисты не будут работать и поедут искать себе более высокооплачиваемую работу.

В различных индустриях оплата труда может составлять 10% от совокупного оборота. Естественно, когда остается где-то в офшорах 80-90% от этих средств, то бизнес может с ними что-то делать и не вводить сюда. Но если у вас 75% идет на оплату труда, вы с этим ничего не сделаете. Они должны поступить в Украину. И вот эти $2,5-3 млрд – это как раз и есть те деньги, которые идут на оплату труда.

По вашему мнению, как в дальнейшем сложится в Украине ситуация с покупками стартапов?

– Я думаю, что это направление будет расти. И оно будет расти по тем же причинам, что и экспортный сегмент, который стал катализатором развития других направлений. В том числе продуктовых компаний и стартапов.

Представьте себе, молодой человек выбирает для себя ІТ, он идет учиться. Потом может устроиться в какую-то крупную зарубежную компанию, но чаще всего студенты попадают в наш ІТ-бизнес. Мы специально их готовим, обучаем.

Здесь на протяжении нескольких лет он приобретает дополнительные знания, которые не смог бы получить самостоятельно. Потому что здесь он работает с крупными западными клиентами, с Google, Microsoft, SAP. С теми компаниями, которые на слуху и которые могут дать максимально возможный опыт очень быстро.

Дальше у некоторых возникает идея строить собственный бизнес. Они идут в продуктовые компании или стартапы организовывают.

Люди переходят из сервисного бизнеса в стартапы, из стартапов – в продуктовые компании. Поэтому учитывая то, что сервисный сегмент устойчиво развивается, я думаю, что этот фактор будет положительно влиять на развитие стартапов. То есть, во-первых, развивается общая инфраструктура ІТ-бизнеса.

Во-вторых, я думаю, что в мире существует переизбыток денег. По крайней мере, так говорят аналитики. Естественно, их нужно куда-то вкладывать, а стартапы – это одна из очень привлекательных моделей. Вы вложили миллион, получили миллиард. Понятно, что так оно не работает, но суть заключается в том, что стартап – это привлекательная модель.

Украина на протяжении нескольких лет имеет хорошие примеры. В чем наше преимущество? Это большое количество вузов, большое количество специалистов, работающих в этой индустрии. Поэтому я думаю, что, учитывая внимание международных инвесторов и их желание найти такие таланты, то направление стартапов будет развиваться. И я очень счастлив по этому поводу и поддерживают это. Потому что мы должны развивать индустрию в целом. Кто-то развивает экспортный сегмент, кто-то – стартапы, еще кто-то – продукты.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: