Государство не должно поддерживать, оно должно создавать условия ведения бизнеса - глава крупной компании по производству товаров для дома

Учредитель корпорации Биосфера Андрей Здесенко
Фото: пресс-служба корпорации Биосфера

Учредитель корпорации Биосфера Андрей Здесенко

Учредитель корпорации Биосфера рассказал о развитии украинского бизнеса, какие перспективы украинцам дает Эстония, и чем отличаются условия ведения бизнеса сейчас и в 90-е годы.

Правительство Украины в последннее время задумалось о развитии бизнеса в Украине. Так, в марте президент Украины Петр Порошенко подписал долгожданный законопроект Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью. Новым законом вводятся современные принципы эффективного регулирования, создания и ведения бизнеса.

Ожидается также, что закон позволит значительно улучшить бизнес-климат, будет содействовать привлечению прямых иностранных инвестиций, создаст предпосылки для создания новых и развития имеющихся предприятий. 

Кроме того, в мае в Кабмине задумались и о развитии малого и среднего бизнеса. Был утвержден план мер по реализации Стратегии развития малого и среднего бизнеса до 2020 года. Таким образом, государство взяло курс на создание благоприятной среды для развития бизнеса.

О том, какие изменения происходят в бизнесе и как создать успешную компанию, рассказал НВ Бизнес учредитель крупной украинской корпорации Андрей Здесенко.

– Вы давно занимаетесь бизнесом. Отличаются ли условия ведения бизнеса сейчас и в бурные 90-е годы?

– В 90-х годах построить устойчивую компанию было практически невозможно. В то время была дикая инфляция и очень низкое потребление.  Сейчас построить серьезный бизнес в любом сегменте гораздо проще. Ведь в Украине огромное количество возможностей и ниш для развития как среднего, так и мелкого бизнеса. При наличии ресурсов можно выстроить и крупный бизнес – многие отрасли еще не консолидированы. Развивается большое количество успешных стартапов.

– Иностранные инвесторы или крупные предприниматели часто говорят, что в Украине вообще дорогие деньги, плохой бизнес-климат и нет поддержки от государства. И поэтому здесь не очень сильно развивается бизнес. Вы говорите какие-то противоположные вещи. Почему?

– Если в условиях, в которых сейчас находится Украина, бизнес прорастает и развивается, то это говорит о качестве предпринимательства и бизнеса. Государство не должно поддерживать, оно должно создавать условия ведения бизнеса. Обычно это налоговые льготы и упрощение процедур. Например, в Эстонии нет налога на прибыль, есть налог на дивиденды. Таким образом, вы используете прибыль для инвестиций и растете. Налог платите только тогда, когда заработали и хотите поделиться с инвесторами прибылью.

Украине крайне важно иметь как можно больше инвесторов – не только внешних, но и украинских. Внешний инвестор всегда оценивает, где ему выгодно разместить производство – в Украине, в Эстонии, в Китае, в Польше. Затем смотрит на законодательство, уровень инвестиций в страну, стоимость кредитов, безопасность, доступ к рабочей силе, интеллектуальный потенциал, уровень вмешательства властей – и выбирает, где лучше. Например, если сравнивать инвестиционные условия в Прибалтике и Украине, то сегодня они несопоставимы. Дешевая рабочая сила в Украине – миф. У нас огромный дефицит талантливых инженеров, производственников, очень многие уезжают за границу, и эту проблему нужно решать.

– Вы об Эстонии вспомнили, потому что у вас там есть бизнес?

– Да, под Таллинном есть совместный завод с Groupe Lemoine.

– Недавно в информационном пространстве сообщалось, что у украинцев открыто, пожалуй, больше всех предприятий в Эстонии. Какие перспективы украинцам дает Эстония, выгодный ли тим бизнес и почему туда идут?

– Эстонский рынок небольшой, но под боком есть рынок России, Скандинавии и Европы. Эстония выступает хабом для производства, логистики. Ведь это безопасная страна с высоким уровнем квалификации людей, отсутствием бюрократии с госорганами, дешевыми кредитами и законом, который защищает инвестора. Это то, что всем нужно.

– А вы лично для чего используете?

– Сотрудничаем с французской Groupe Lemoine по производству коттонового полотна и ватных дисков, это важный ресурс для развития компании на всех рынках.

– Вы занимаетесь бизнесом в различных сферах. Это и масс-маркет, и фэшн-бизнес. Какое из этих направлений вы считаете наиболее рентабельным, интересным в Украине?

– Спрос на повседневные товары есть всегда, средства для чистоты и гигиены нужны всем. С другой стороны, объединение большого масштаба масс-маркета и очень тонкой детализации в fashion позволяет мне не отрываться от клиента, следить за сервисом. В крупном бизнесе важно не игнорировать запросы клиентов, их потребности в сервисе.

– Мне интересно, как у вас вообще появляются идеи нового бизнеса? Вы когда-то продавали. А потом вы захотели сделать большой бизнес. Как у вас возникла эта идея с Биосферой?

– Тогда активно развивалось направление детской и женской гигиены, но в Украине не было производств – только несколько компаний импортировали прокладки и подгузники. Понятно было, что это потенциально прибыльное направление.

– Как вы это поняли?

– Иногда я получаю инсайты от разных людей, это служит сигналом. Важна еще оценка рынка, на который хочешь выйти. Если говорить конкретно о прокладках и подгузниках, то в течение двух недель мне несколько человек подсказали, что есть дефицит в этих вещах, и что направление имеет хороший потенциал для развития. Тогда я проанализировал и увидел, что эти товары действительно востребованы. На тот момент я дистрибьютировал медпрепараты и имел несколько аптек, но этот рынок был очень конкурентным. Вообще есть еще фактор “чуйки” и понимания того, что это «выстрелит»: я умею слушать людей и строю видение бизнеса хотя бы лет на 10-15 вперед, так чтобы чувствовать не только нынешнюю потребность людей, но и что будет в будущем.

– А было такое, что вас подводило это ощущение?

– Тотально нет. Ведь мы работаем на рынке, где есть потребление. Вопрос, насколько наша модель, продукты, цена и сервис конкурентны. Я не допустил какой-то стратегической ошибки при создании бизнеса, так чтобы он был не успешен и его нужно было закрывать. Но всё упирается в мою концентрацию. Я не могу одинаково пристально следить за всеми сферами бизнеса. Charisma Fashion Group и Vapiano управляют наемные менеджеры. В Биосфере я СЕО. И это большая разница. Если бы я был и там, и там СЕО и на 100% вкладывался, результаты были бы совершенно другими. Вовлечение собственника, его управление имеет принципиальное значение.

– Когда вы начали инвестировать, у вас было это ощущение? Вы вкладывали в бизнес свои деньги или у кого-то одалживали?

– В бизнес я вкладывал и свои деньги, и чужие. Отмечу, что и тогда, и сейчас вести бизнес непросто. Однако сейчас риски другие. Одно дело, когда мы делаем "с толкача" какую-то маленькую машинку, другое дело, когда едет большой трак или поезд, и мы можем вагончики к нему прицеплять или отцеплять, но поезд едет. Это две разные модели.

– Вы планировали сразу развивать мощное производство или вы думали: хорошо, сделаем маленькое производство, а там посмотрим. Как развивалась идея?

– При создании бизнеса я думаю, как его вывести в лидеры. По жизни я форвард, люблю забивать, люблю выигрывать. Это мой способ реализации, я хочу быть первым. Или мы в тройке лидеров, или…

 – Вот Биосфера. Какая была мысль сначала и как она развивалась?

– Вначале хотели быть №1 в Днепропетровском регионе – мы этого достигли. Потом в составе крупной корпорации мы стали №1 в женской гигиене на национальном уровне. Затем мы первыми открыли производство. Потом изменили модель и с головой ушли в другой бизнес – №1 во влажных салфетках. Быть №1 – это огромная внутренняя мотивация.

Модель этой компании как крупного производителя реализовалась где-то в 2002 году. Отмечу, что уже тогда я предполагал, какой будет она. Когда все цели реализовались, появилось новое виденье. Кроме того, при создании бизнеса должен быть лидер, который знает, куда вести команду.

–  В какой момент вы почувствовали, что вы состоятельный человек и заработали достаточно денег?

– Состоятельным я себя почувствовал уже давно. Надо мной не довлеет груз денег, я трачу гораздо меньше, чем корпорация зарабатывает. Заработал ли достаточно? У каждого на этот счёт свои мерила, для меня это горизонт 10 лет и планка в 5 раз больше, чем я имею сейчас.

– Журнал Forbes и другие журналы часто составляют рейтинги богатых людей. Когда вы впервые попали в этот список, что вы почувствовали?

– Успешный бизнесмен – это всегда сплав здорового эгоизма, одержимости и целеустремлённости, они не могут без заслуженной славы. Всем нужно признание того, что ты богат, состоятелен, успешен. Это как попадание на пьедестал для спортсмена: для успешных и зрелых не является самоцелью, но ведь это часть большой игры.

– Вы говорили, что продаете мелочи. Вас никогда это не унижало?

– Нет. Мы создаем качественные товары, которые дарят людям положительные эмоции, делают жизнь комфортнее и помогают освободить время для самого важного. Кроме того, в Charisma F.G. мы еще и продаем 30 лучших в мире брендов детской и взрослой обуви, одежды, костюмов – и я этим горжусь.

– А вы принимали участие в разработке продукции? Онa проходилa испытания?

– Разрабатывал практически все. Материал, запах, дизайн, упаковка, оборудование – всё должно сложиться в единое целое. И для этого кто-то должен принимать финальное решение и делать инвестиции.

– Часто говорят, что это микроменеджмент и это не очень хорошо для бизнеса.

– Если приняты неправильные решения на глубинном уровне – не то оборудование, не те технологии, не та цена – продукт не попадает на рынок и вы проигрываете. Микроменеджмент зависит от масштаба карты. Если мы говорим о мировом масштабе, то микроменеджмент измеряется совершенно другими категориями, нежели при масштабе этого кабинета, где мы записываем интервью.

– Ваш следующий бизнес – фэшн. Что привело к этому, какие были сигналы?

– Еще с детства я любил наблюдать, как правильно одеваются определенные люди, когда это было недоступно. Потом я начал увлекаться сам и постепенно набирать опыт в этом.

–  Этот вид бизнеса прибыльный в Украине?

– Он приносит небольшую прибыль, но его потенциал в будущем гораздо больше, мы планируем развиваться по всей Украине.

– А что это будет? Сеть фэшн-бутиков?

– Хотим создать сеть по продаже сорочек и мужского трикотажа.

– Какие нужны составляющие, чтобы этот бизнес был успешен?

– Нужно знать своего потребителя, продукт, дистрибьюцию, производство, маркетинг, а еще любить свое дело. Примером может быть владелец бренда Van Laack Кристиан фон Даниэльс. Он выкупил этот бренд у BMW практически мертвым и сделал его №1 в мире. Он проповедник своего бизнеса.

– Что в вашем понимании проповедник и являетесь ли им вы?

– Я проповедую, в первую очередь, своим сотрудникам. Потому что это идеология, которая делает компанию намного эффективнее. Ты вовлекаешь человека, рассказываешь о своем видении бизнеса, почему ты. И когда ты уезжаешь, человек говорит: я хочу работать с ним. Если посмотреть на всех великих бизнесменов, которые преобразили бизнес-ландшафт и реально горят своим делом, – это проповедники.

– Вы лично общались с обладателем бренда Van Laack?

– Кристиан фон Даниэльс встретился со мной, чтобы обсудить открытие моно-брендового бутика в Украине. Он поверил в мои возможности ив результате был открыт франчайзинговый бутик Van Laack в Днепропетровске.

– Он посмотрел на вас и сказал: я в него верю? Или вам нужно было презентацию какую-то делать?

– Самопрезентацию. Я смог вовлечь, заставить поверить в меня и убедить, что я справлюсь и создам лучшую команду, а бутик в Днепропетровске будет очень успешен. В тот момент у меня не было ни команды, ни локации. Но была цель войти в фешн-бизнес. Он поверил в меня и не ошибся.

– В Украине люди часто не любят хвастаться. С детства так приучили, что не очень о себе надо рассказывать. А я вижу, что вы наоборот это делаете. Почему и когда это у вас появилось?

– Я не хвастаюсь, а горжусь, своим примером говоря людям «вот, смотрите, я смог – и вы сможете». Если ты действительно человека вдохновляешь на своем примере, то это хорошо. Кроме того, нужно себя уметь правильно продать.

– Вы владелец ресторана. Как развить это направление в бизнесе?

– Vapiano – это семья ресторанов, поэтому управляющая компания нас учит, развивает и требует.

– А что подтолкнуло к ресторанному бизнесу?

– Я просто остался под впечатлением от первого моего знакомства с Vapiano в Германии: прекрасный интерьер, аппетитный аромат пасты и пиццы, гул оживленного общения – я тогда подумал о том, как круто было бы открыть такой ресторан в Украине. Тогда мы смогли влюбить в себя команду Vapiano worldwide и открыть два ресторана в Украине. Сейчас они имеют положительный денежный поток и позитивную EBIDTA. Но для возврата инвестиции потребуется еще 3 года.

– А какие ниши, по вашему мнению, сейчас еще интересны в Украине?

– Ресторанный бизнес, агросектор, услуги, ІТ-сфера.

Мы в 2020 году. Как изменится Украина?

В четверг, 15 ноября, состоится финальная лекция НВ из цикла "Украина 2020. Что ждет страну".

Что можем сделать мы, чтобы Украина наконец стала успешной страной?

Прийти на лекцию
Ukraine-2020

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: