Хакеры похищали ключи государственных регистраторов, отправляя им письма с медиафайлами – заместитель министра юстиции

Заместитель министра юстиции Павел Мороз говорит, как преодолевается преступность
Фото:www.minjust.gov.ua

Заместитель министра юстиции Павел Мороз говорит, как преодолевается преступность

Павел Мороз рассказал, как именно власть борется с рейдерством.

В годы, когда падает экономика, растет преступность. Касается это и такого явления, как рейдерство. По данным Министерства юстиции, количество рейдерских захватов за последнее время возросло в геометрической прогрессии.

В конце января председатель Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник рассказал о новом виде рейдерства – махинации с реестрами недвижимости. Все понимают, что проблема рейдерства существует и стоит она очень остро. Остается открытым вопрос, как ее решить? И достаточно ли тех изменений в законодательстве по борьбе с рейдерством, которые Верховная Рада внесла в конце прошлого года или нужны все же гораздо более масштабные реформы?

Чтобы выяснить, как именно работают рейдерские схемы, НВ Бизнес обратился к заместителю министра юстиции Павлу Морозу, который собственно занимается борьбой с ними.

– НАБУ не так давно заявила, что Украину захлестнула волна рейдерства. Действительно ли эта проблема так остро стоит? Каков ее масштаб?

– Есть неправильное восприятие, что существует массовая проблема реестра, реестр взломан и к нему имеют доступ какие-то злоумышленники, которые просто переоформляют объекты на имя преступников. Действительно происходили так называемые DOS-атаки. Первая DOS-атака продолжалась примерно двое суток. Очень тяжело было ее отбить. Но последние DOS-атаки были продолжительностью один час, полтора часа. И если мы говорим о работе реестров сегодня, то они работают так, как не работали никогда. Что касается вопроса вмешательства в сам реестр – такого вмешательства ни разу не было. Что происходило раньше, до принятия так называемого антирейдерского закона, который вступил в силу 2 ноября прошлого года.

Действительно ли, хакеры обращались к нотариусам заходили в компьютеры нотариусов или государственных регистраторов, которые не соответствовали техническим средствам безопасности, и похищали их ключи. И под их ключами уже проводили регистрационные действия. Были случаи, когда они отправляли нотариусу какой-то файл с мультиком и говорили: посмотри, пожалуйста, когда у тебя закончится рабочий день. А это был троян, благодаря которому крали ключ. И под этим ключом у нотариуса проводилось регистрационное действие.

После вступления в силу упомянутого закона была введена норма, которая обязывает всех нотариусов, всех государственных регистраторов перейти на новые электронные ключи, которые соответствуют уровню защиты ЕС. Потому что само регистрационное действие происходит на этом устройстве. И это устройство уже выдает на компьютер результат регистрационного действия. Иными словами, хакерским методом зайти на это устройство просто технически невозможно.

– Насколько на сегодняшний день большое количество таких случаев, как произошло в прошлый раз? Тех же незаконных захватов имущества.

– Мы говорим примерно о 60 жалобах. Это в десять раз меньше, чем поступало ранее. По состоянию на сегодня ни одно уголовное производство еще не завершилось. Потому что не было еще ни одного случая, когда именно государственного регистратора или нотариуса не просто привлекли к уголовной ответственности, а посадили за решетку. Из этих 60 жалоб лишь три имели признаки рейдерства. Мы рассмотрели эти жалобы. Первая жалоба касалась 52 квартир на Харьковском шоссе. Комиссия единогласно приняла решение удовлетворить все эти жалобы, отменить незаконные регистрационные действия, аннулировать свидетельство на право осуществления нотариальной деятельности нотариуса, который провел эти регистрационные действия, фамилия Буряк. Также было принято решение перенаправить представление на комиссию, которая рассматривает вопрос о лишении этого нотариуса свидетельства, для того чтобы комиссия в ближайшее время рассмотрела этот случай и лишила этого нотариуса свидетельства на осуществление нотариальной деятельности.

Доступ этого нотариуса в государственный реестр был аннулирован навсегда. То есть этот нотариус уже никогда не сможет проводить регистрационные действия. И мы также все материалы перенаправим правоохранительным органам. За любое преступление преступники должны понести наказание, которое предусмотрено законом. Сейчас законом предусмотрено очень жесткое наказание. Оно даже жестче, чем кража. Эта кража происходит на псевдо-юридическом уровне с помощью государственных регистраторов или через привлечение государственных регистраторов или нотариусов. Минюст в свое время предоставил огромный кредит доверия нотариусам, передав функции государственной регистрации именно нотариусам, а также районным государственным администрациям, то есть местным органам власти и коммунальным предприятиям, которые получили аккредитацию.

Вместо двух тысяч государственных регистраторов Минюста появились десять тысяч абсолютно независимых регистраторов. И так случилось, что среди этих десяти тысяч независимых регистраторов оказались преступники. Оказалось, что есть регистраторы, которые могут пойти на сговор с преступниками. Или просто оказались не очень профессиональными регистраторами, которых ввели в заблуждение. Их процент окаался небольшим. Большинству этих преступников мы аннулировали доступ к нашим государственным реестрам и передали материалы в правоохранительные органы. Но давайте дождемся первых случаев, когда они действительно будут наказаны за эти преступления. И это не просто блокирование или аннулирование доступа к реестру или лишения свидетельства, а именно заключение. То есть мы говорим об уголовном наказании. И я очень надеюсь, что правоохранительные органы сделают свое дело и эти государственные регистраторы, заказчики, организаторы и выгодоприобретатели рейдерских захватов будут наказаны.

– Сейчас законодательство обеспечивает вам возможность нормально функционировать или еще нужно принимать какие-то дополнительные законы?

– Есть такая проблема, которую мы хотим сейчас изменить. Когда в комиссию поступает жалоба на рейдерский захват и когда комиссия допускает эту жалобу к рассмотрению, это становится известно преступникам. Так происходит, когда между датой допуска жалобы и датой, когда эта жалоба рассматривается по существу, длится, например, три или четыре дня. И этого времени рейдерам достаточно для того, чтобы провести предстоящие перерегистрации на третьих лиц. Конечно, когда комиссия удовлетворяет жалобу, она отменяет регистрационные действия, указанные в жалобе. Но новые регистрационные действия она отменить не может, потому что их там просто нет.

Сейчас мы хотим ввести на законодательном уровне правовую возможность в тот момент, когда жалоба будет допущена к рассмотрению, заблокировать эту страницу. То есть ввести запрет на проведение регистрационных действий до принятия комиссией соответствующего решения по результатам рассмотрения этой жалобы. В этом случае у комиссии уже не будет необходимости очень быстро это рассматривать. И будет определенный период времени. Это не будет долгий период времени, но неделя для того, чтобы стороны выяснили, что там действительно произошло.

– Минюст провел своеобразную дерегуляцию в прошлом году и передал очень много функций нотариусам и регистраторам. Какой был положительный эффект от этого мероприятия?

– Благодаря этой реформе наша страна поднялась в рейтинге Doing Business от 40 до 60 пунктов. Если вы выясните, сколько стоит один пункт. Я имею в виду, сколько иностранных инвестиций можно привлечь из-за подъема в этом рейтинге – это очень огромная цифра. И оно действительно стоило того. Но несколько пострадал рейтинг защищенности права собственности. Чтобы иностранные инвесторы начали вкладывать деньги в нашу страну, кроме Минюста и нашей комиссии, должны начать работать правоохранительные органы и судебная система. Без этого улучшить этот климат просто невозможно.

– Если говорить о наших правоохранительных органах, насколько они компетентны, по вашему мнению, чтобы расследовать преступления такого рода?

– Сейчас уже да. Я настаиваю на том, чтобы были внесены изменения в Уголовный кодекс.

– Но есть ли там специалисты, которые способны решить эти вопросы?

– Да.

– Есть такое мнение, что уровень людей, которые там работают, несколько отличается от уровня тех, которые занимаются рейдерством.

– Простота этих изменений заключается в том, что был расширен круг лиц, которые предоставляют публичные услуги именно с точки зрения уголовного законодательства. И к этому кругу лиц мы добавили государственных регистраторов. Их там просто не было раньше. Каким образом мы закрыли рейдерскую схему с регистрацией? Первое – мы предусмотрели техническое взаимодействие между нашими реестрами и реестром судебных решений. Когда к любому государственному регистратору приносят решение суда, когда он проводит любое регистрационное действие, он вносит реквизиты этого решения суда в реестр и это решение должно автоматически подтянуться из реестра судебных решений. Но мы понимаем, что сейчас техническое взаимодействие невозможно из-за того, что реестр судебных решений просто технически не готов к этому взаимодействию. Поэтому в переходных положениях мы предусмотрели следующий алгоритм. Если к государственному регистратору или нотариусу приходят с решением суда, он должен зайти в судебный реестр и убедиться, что это решение есть и оно по смыслу совпадает с тем решением, которое ему принесли.

Если он не находит там этого решения, он обязан приостановить регистрационное действие. И только получив от суда официальное письмо, подтверждающее, что это решение есть, провести регистрационное действие. Если он этого не сделает – он преступник. Если он проведет регистрационное действие, а выяснится, что этого решения никогда не существовало или оно не совпадает с тем, что ему принесли – он преступник. Потому что он вынужден сейчас выдержать эту процедуру и провести регистрационное действие именно по этой процедуре. Да, это немного дольше, но это гарантия, что регистрационного действия на основании поддельного или несуществующего решения суда не будет. А если будет, то регистратор или нотариус – преступник. Вот и все.

– Я слышал такие оценки, что на самом деле невозможно решить проблему рейдерства без того, чтобы не появилось политической воли у высшего руководства страны. Есть воля или нет?

– Я знаю, что у нас есть очень огромная политическая воля для того, чтобы рейдерство как явление в нашей стране просто исчезло навсегда. Лично у меня очень огромная воля.

– А относительно судебной реформы. Кажется, она медленно движется, если движется вообще. Когда мы увидим полную перезагрузку судебной системы?

– Этот процесс уже начат. Уже почти завершились конкурсные отборы судей в Верховный Суд. На каком они этапе? Еще их не выбрали, но весной у нас могут появиться новые судьи Верховного Суда. Как только мы перезагрузим Верховный Суд, это уже будет начало, это уже окажет влияние на суды всех уровней. В общем сколько нужно времени, для того чтобы перезагрузить всю судебную систему – это 2-3 года примерно. И это обусловлено не просто тем, что кто-то делает что-то медленно. Если вы посчитаете, сколько судей нужно поменять, и если исходить из того, что каждый день будет работать комиссия по отбору этих судей, вы выйдете на срок два-три года. Это естественный срок и сократить его будет очень-очень трудно.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: