Глава PZU в Украине Мачей Шишко: Я уже 10 лет слышу о реформе рынка, но ее до сих пор нет

Глава PZU в Украине Мачей Шишко говорит, что не стоит ожидать глобального роста страхового рынка, который даст экономический прыжок

Глава PZU в Украине Мачей Шишко говорит, что не стоит ожидать глобального роста страхового рынка, который даст экономический прыжок

Нуждается ли страховой рынок в масштабной чистке и какой должна быть его реформа, НВ Бизнес рассказал председатель правления одной из крупнейших страховых компаний страны PZU в Украине Мачей Шишко.

Согласно данным Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере рынков финансовых услуг, только за первый квартал этого года украинским страховым компаниям удалось собрать почти 8,3 млрд гривен страховых премий. Это на 35,8% больше, чем в тот же период 2015 года. А чистые страховые выплаты выросли на 20,8%, до 1,8 млрд гривен.

Не отстает и первое полугодие 2016 года. Страховые платежи, по сравнению с первым полугодием прошлого года, выросли на 20%, а страховые платежи – на 30%. Кроме того, на 30% увеличилось предоставление услуг физическим лицам.

Впрочем, несмотря на такие положительные тенденции страхового рынка, он так и остается одним из самых ненадежных в стране. Часто можно услышать о компаниях-мошенниках, да и потребители страховых услуг до сих пор не чувствуют себя до конца защищенными.

Все еще остается нерешенным вопрос о надзоре за страховыми компаниями. Это привело к непрозрачности акционеров, которые могут просто исчезнуть с деньгами компании.

Не внушает оптимизм и обещанная реформа страхового рынка, которая уже не первый год откладывается.

– Как вы можете оценить текущую ситуацию на рынке страхования? Что он собой представляет и в каком состоянии находится?

– Думаю, что в этом году рост будет очень маленьким – около 15% от общего объема. И связан он больше с инфляцией. Но самая главная тенденция, которую мы видим уже несколько лет, – это миграция клиентов между компаниями. Это связано с тем, что люди очень тяжело прощаются с деньгами, внимательно выбирают партнеров и хотят найти надежную компанию. Это приводит к тому, что надежные компании растут быстро, а ненадежные – медленнее или исчезают с рынка. Тем не менее, не стоит ожидать глобального роста, который даст экономический прыжок.

– На банковском рынке произошла большая чистка. Больше 70 банков уже выведено с рынка. Говорят, что будут выводиться еще. Что-то похожее происходило на страховом рынке в последнее время?

– В Украине около 400 страховых компаний. Но работающих, у которых можно купить страховку, намного меньше. Может быть, около 50 компаний. Все остальные просто ждут хорошего момента, имея лицензии. С другой стороны, регулятор постепенно убирает ненадежные компании и такие, у которых просто есть лицензия, но они не работают. Это происходит медленно. Но на клиентов никак не влияют компании, которые не работают.

Надежные компании растут быстро, а ненадежные – медленнее или исчезают с рынка

– А как быть с потоком жалоб на страховщиков, что они не выплачивают деньги? Нарастает недовольство со стороны клиентов. Может быть, есть смысл почистить рынок от тех, кто ведет себя таким образом?

– Этим должен заниматься регулятор.

– Мне кажется, что регулятор вашего рынка не действует так же решительно, как Нацбанк.

– Это действительно заметно. Но мне кажется, что важнее реакция клиентов. Они не придут в компанию, о которой можно найти негативную информацию в интернете. Даже если регулятор не реагирует, мы точно знаем, кто уже обанкротился и не выплачивает деньги. Клиенты должны отслеживать надежные компании и, несмотря на действия регулятора, самостоятельно реагировать. Это самый простой механизм регулирования ситуации.

Нельзя забывать еще об одном аспекте. Негативная информация очень быстро распространяется. Я без проблем могу назвать 20-ку или даже 30-ку хороших страховщиков, у которых не страшно покупать полис. Они выплачивают деньги. Мне кажется, что количество надежных компаний большое. Но недовольство всегда более шумное.

– Какие шаги нужно предпринять государству для того, чтобы на рынке остались только надежные компании? Нужна ли вообще большая чистка страховому рынку?

– Мне кажется, достаточно выполнять условия, которые написаны в законе. Я приехал в Украину 10 лет назад. И уже тогда все говорили, что в начале следующего года будет новый закон о страховании, который очистит рынок. Эти разговоры продолжаются каждый год, а закон так и не приняли. Но если почитать тот закон, который есть сейчас, – это хороший закон. Там все описано: сроки выплаты клиенту, платежеспособность и так далее.

– То есть в законодательной базе вас все устраивает или все-таки нужно что-то менять, чтобы упросить работу страховым компаниям? Что сделать, чтобы и клиенту было хорошо, и вам?

– У меня есть несколько идей. Самая приоритетная – это электронный полис. Мы живем в ХХІ веке и до сих пор верим, что бумажный носитель влияет на качество услуг. Не влияет. Уверяю, что в ресторане в Париже нет печатей и подписей повара, а качество от этого не страдает. Такая же ситуация на украинском страховом рынке. Другая идея – это прямое регулирование автогражданки. Человек принял решение застраховаться в конкретной компании, и когда он будет потерпевшим, то обратится именно в ту страховую компанию, которую сам выбрал, а уже она решает вопросы со страховой компанией виновного.

Мы живем в ХХІ веке и до сих пор верим, что бумажный носитель влияет на качество услуг

Эти два простых изменения способны повлиять на качество жизни и на уровень доверия клиентов. Но за последние 10 лет подобные идеи только собирались в большой проект, который бесконечно обсуждается. Если честно, я не верю в то, что закон будет принят и в начале следующего года. Скорее всего, нам опять скажут, что все переносится еще на год. Но для небольших изменений не нужно собирать все депутатские фракции и обсуждать вопрос о печатях на договоре страхования, не нужно собирать большинство в парламенте, которое будет обсуждать вопрос регулирования страхования. При этом такие простые изменения позволят улучшить качество намного сильнее, чем тот большой обещанный закон, который "будет через год".

– Если говорить об интеграции с ЕС, имплементации европейских норм и вообще сравнении украинского и европейского рынка, насколько условия работы в Украине отличаются от условий работы в странах Евросоюза? Что нужно изменить для того, чтобы они были приближены?

– Ситуация действительно отличается. Самое главное отличие – это страховые суммы. Базовый продукт, который есть в странах ЕС, имеет 100% покрытие автомобилей, застрахованных по автогражданке. Мне жаль украинцев, которые имеют покрытие в разы меньше, чем граждане Евросоюза. Кроме этого в Украине есть лимиты на выплату. Страховые суммы в Польше составляют €2 млн. Это нормальное покрытие, при котором не нужно бояться, что если я задену проезжающий Мерседес, мне придется доплачивать сверх страховой суммы.

В законодательстве есть отработанная база, и не нужно начинать все с начала. Мы должны двигаться в этом направлении. Это не так страшно. Польша прошла это несколько лет назад. Поскольку в Украине выросла поддержка Евросоюза, то можно сделать все легко и достаточно быстро.

– Можно заметить, что в Украине автомобили страхуют чаще, чем жизнь. Почему страхование жизни у нас такое непопулярное?

– Я работаю в области страхования уже 25 лет. Помню, когда к нам приезжали немцы, они удивлялись, как можно застраховать машину на 100 тысяч, а жизнь пассажира – на 2 тысячи. Я до сих пор удивляюсь. Мне кажется, что вопрос "железа" второстепенный. Бампер можно купить и покрасить, а поломанная рука – это потеря доходов и неудобства. Нужно показывать, в чем заключается защита. Мы решили зайти в область страхования жизни через корпоративных клиентов – трудовой коллектив. И когда сотрудники поймут, что такое страхование жизни, то захотят, чтобы и их семьи этим пользовались, а не только они в рамках коллективного договора страхования.

Нужно изменить процесс финансирования, когда государство покажет, что покрывается, а что нет, при каких условиях это работает, а при каких – нет

– Если сейчас развивать это направление, насколько быстро можно прийти к полноценному рынку страхования жизни?

– В Польше это заняло 10 лет. В это время там проводилась пенсионная реформа, что повлияло как позитивно, так и негативно. Позитивно, что эта тема вообще поднялась и люди стали задумываться о своем будущем, своей пенсии и своей семье. Но был и негативный момент. Многие думали, что пенсионная реформа покрывает все, но забывали, что это лишь базовое страхование, которое не решало вопрос, что станет с семьей в случае негативного развития событий. Но сейчас пропорция страхования жизни и рискового страхования сравнялись 50/50.

– Насколько реально в Украине провести реформу медицинского страхования и показать ее преимущества?

– Думаю, что участие коммерческих компаний в этой реформе нереально. Это связано с финансированием медучреждений в Украине. Всегда не хватает денег на процедуры и приходится доплачивать. Даже в США не удалось изменить схему финансирования медучреждений. Я не говорю, что это невозможно, но еще не встречал страны, где бы реформа медицинского обеспечения была бы неактуальной.

– А что в Польше?

– Там два сегмента. Первый – это государственное обеспечение. И сейчас обсуждается вопрос реформы этой системы. На конкретные процедуры есть лимиты, которые государство покупает у больниц. И когда возникает потребность в процедуре, человек становится в очередь. У моего отца онкология, и следующая его консультация у врача будет через полтора года.

Если честно, я не верю в то, что закон будет принят и в начале следующего года. Скорее всего, нам опять скажут, что все переносится еще на год

Второй сегмент – рынок абонементных медучреждений. Это не страхование, а покупка постоянного абонемента, который включает определенное количество процедур и обращений к врачу. Это способ обойти очереди по государственному страхованию.

Думаю, что в Украине нет места коммерческим организациям в этой структуре, пока не очистится процесс финансирования и не будет определено, что именно покрывается государством. Конституция Украины говорит, что медицина бесплатная.

– Но по факту все платно.

– Да, мы все это знаем. И для решения этого нужно изменить процесс финансирования, когда государство покажет, что покрывается, а что нет, при каких условиях это работает, а при каких – нет. И только тогда в далеком будущем будут появляться коммерческие организации, предоставляющие услуги, которые обещает государство.

Когда к нам приезжали немцы, они удивлялись, как можно застраховать машину на 100 тысяч, а жизнь пассажира – на 2 тысячи

– Как потребителю выбрать страховую компанию? Какими критериями руководствоваться, чтобы понять, что она надежная?

– В основном – спросить у друзей, кого они могут порекомендовать. Нужно также смотреть на отзывы о компании. Многие готовы назвать десятку компаний, к которым не стоит обращаться. Мне кажется, это работает всегда и везде.

– А стоит анализировать объемы активов, прибыли, убытков?

– Объем активов банка Lehman Brothers был огромный. Чем это закончилось..? Если ваш друг скажет: я страховался в такой-то компании, все нормально, у меня год была их страховка. Но вы видите, что у компании был убыток. Это совершенно нормальная ситуация. Подход компаний меняется не так быстро, как баланс. Они ни о чем не говорят.

– После Майдана в Украине стало работать сложнее или проще?

– Проще. Если честно, перестали бояться. Даже наши корпоративные клиенты. Конечно, усложнилась экономическая и валютная ситуация. Но базовый страх ведения бизнеса уменьшился. Есть сложности, но есть и возможности двигаться дальше. Мне кажется, это помогло бизнесу.

Мне жаль украинцев, которые имеют покрытие в разы меньше, чем граждане Евросоюза

– А в чем это выражается? Вы приходите к человеку, а он не боится, что у него кто-то что-то заберет?

– Да. Были ситуации, когда надо было купить страховку у конкретной компании, чтобы не "наехали". Но сейчас этого нет. Наши клиенты уже успокоились.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: