Что ожидает украинский военно-промышленный комплекс. Интервью с главой Укроборонпрома

Глава Укроборонпрома Роман Романов видит будущее украинского ВПК в сотрудничестве с НАТО и государственно-частном партнерстве
zhitomir.today

Глава Укроборонпрома Роман Романов видит будущее украинского ВПК в сотрудничестве с НАТО и государственно-частном партнерстве

Роман Романов рассказал о том, как его корпорация пережила разрыв взаимоотношений с российским ВПК, о сотрудничестве с НАТО и о том, когда прекратится коррупция в оборонной промышленности.

В 1941-1945 годах США попало в ситуацию аналогичную украинской. Она столкнулось с самым масштабным инвестиционным кризисом за всю историю. Никто из инвесторов не хотел вкладывать деньги в страну которая ведет войну.

На выручку пришло государство, которое на время стало основным инвестором, причем вкладывалось прежде всего в укрепление военно-промышленного комплекса. Производство нового вооружения запустило всю экономику страны и позволило пройти кризисные годы с ростом экономики.

Традиционно еще с советских времен Украина располагала огромным потенциалом в ВПК. А за время независимости создала еще и свою школу бронетехники. В первую очередь это БТР-3, БТР-4, бронемашина "Дозор", танк "Оплот". Также Украина сильна в производстве двигателей и систем ПВО. Например, известная станция "Кольчуга", еще 10 лет назад могла определять и выявлять самолеты типа Stealth.

С другой стороны, украинскому оборонно-промышленному комплексу крайне не хватает финансовых ресурсов. Из 100 млрд грн выделенных на Минобороны на разработку вооружений ушло всего лишь 4,5 млрд грн, а на закупки еще 3,5 млрд грн. Это при стоимости одного боевого вертолета превышает $50 млн.

Еще одна проблема которая имеет место – низкая эффективность работы главного производителя вооружений в Украине – Укроборонпрома. Корпорация в прошлом году снизила объемы экспорта. Решить эту проблему могла бы постепенная приватизация ВПК, либо приход в Украину западных производителей вооружений.

О том, как прошлый год закончил Укроборонпром и что может дать ВПК всей экономике страны НВ рассказал генеральный директор компании Роман Романов.

-- В прошлом году объем экспорта продукции Укроборонпрома по сравнению с 2014 годом снизилась. Мало того, крупная государственная компания экспортировала меньше продукции военного назначения, чем частная Мотор-Сич. Почему такие плохие результаты работы?

-- Если любая развитая страна производит самолеты, танки и продает их на экспорт – это хорошо или плохо? Думаю, что это хорошо. Это рабочие места, это поступление валюты и так далее. Это потребление внутренних материалов: металла, стекла, пластмассы, электронных комплектующих. Это развивает страну, это развивает промышленность, дает поступления в бюджет.

Другой вопрос, а что делать если есть агрессия в отношении страны? Надо ли продавать продукцию скажем в Россию или нет?

Система, принятия решений по поводу экспорта того или иного вида продукции ВПК, которая создана на сегодняшний день в государстве - многоуровневая. Без разрешения министерства обороны, без разрешения межведомственной комиссии, в которую входят представители всех министерств и ведомств, и воинских формирований, и разведывательных организаций, решения не принимаются. Кроме всего прочего, есть служба экспортного контроля, которая дает финальное разрешение на экспорт. В прошлом году усилия были сконцентрированы на выпуск оружия, вооружений и техники для Вооруженных сил Украины. Также мы отказались продавать оружие России. С этим и связанно падение экспорта.

На сегодняшний день возможности промышленности значительно превышают, иногда в 2-3 раза возможности бюджета. В этом году в максимально короткие сроки был сформулирован государственный оборонный заказ. И собственно говоря, из-за того, что мы достаточно оперативно его получили, мы теперь имеем список того, что нужно армии, и что бюджет оплатит. Тот ресурс избыточный, который остается у наших предприятий, мы его теперь можем реализовать на экспорт, на те рынки, которые для нас открыты. Поэтому в будущем мы нарастим поставки продукции.

-- Вы видите работу своего концерна скорее, как министерства или как корпорации? То есть чем собственно вы должны руководствоваться в первую очередь коммерческими или государственными интересами?

-- Мы на сегодняшний день видим наше предприятие как производителя, который прежде всего обеспечивает наши Вооруженные силы вооружением и техникой. Естественно мы хотим меняться и работать более эффективно. Для этих целей у нас будет работать представитель офиса НАТО. И мы вместе будем координировать интеграцию наших Вооруженных сил в НАТО. Соответственно, наши усилия мы будем концентрировать на то, чтобы выпускать технику по стандартам НАТО.

Наши усилия мы будем концентрировать на том, чтобы выпускать технику по стандартам НАТО. Кроме того, мы пришли к выводу, что будущее в ВПК все-таки за государственно-частным партнерством

Кроме того, мы пришли к выводу, что будущее в ВПК все-таки за государственно-частным партнерством. Что это означает? Что мировые компании с известными именами должны приходить в Украину, должны приносить новые технологии, должны привозить новое оборудование. Им должно быть это потенциально интересно. И мы об этом сегодня говорим, мы это им доказываем, что мы действительно инвестиционно привлекательны. И мы вместе должны вооружать армию современными средствами вооружения и техники.

Мы получим корпоративную культуру западных производителей ВПК. Наши западные партнеры будут следить за своими инвестициями. И не потерпят таких элементов, как коррупция, как неправильная экономическая конкуренция и так далее.

У меня был разговор с помощником секретаря НАТО Эрнестом Герольдом. И они подтвердили: да, такая модель работает в Европе, такая работает в Америке. Где вы видели государственные компании в сфере ВПК в США? В ассоциацию производителей вооружений и техники Канады входят порядка 700 компаний. И все преимущественно частной формы собственности. В собственности государства должны оставаться преимущественно предприятия боеприпасного производства.

-- Я вот смотрел рекламный ролик вашей компании где президент Петр Порошенко принимает новенькие танки и бронетранспортеры. Но, я не вижу такой новой техники в репортажах из зоны АТО. Почем так происходит?

-- Потому что техника с наших производственных площадок поступает вначале в одну воинскую часть, затем в другую и так по цепочке мы перевооружим все воинские подразделения. Поэтому вы не увидите идеальную картинку сразу во всех воинских подразделениях. Перевооружение происходит постепенно. Давайте говорить откровенно. Вооруженные силы Украины сегодня и год назад – это разные воинские формирования. Вы с этим согласитесь, я надеюсь... И согласится каждый украинец. И в этом в том числе заслуга 80-тысячного коллектива предприятий Укроборонпрома.

-- В прошлом году у нас из 100 млрд грн выделенных на оборону на закупку новой техники потратили всего 4,5 млрд грн. По мировым стандартам должны были потратить минимум 30% оборонного бюджета на новое оружие. Вы считаете сложившуюся ситуацию нормальной?

-- Я действительно хочу подтвердить, что в бюджете обороны цифра, которая направляется на технику и на вооружение, она меньше 10%. Эти цифры утверждает наша Верховная Рада, утверждают соответствующие профильные комитеты. Наверное, это не наша компетенция определять, какое количество денег направлять на содержание армии и на ее оснащение. Мы промышленники, мы производственники, мы менеджеры. И наша задача – произвести то количество техники и вооружения, которое нам заказывают.

-- Как вы вообще оцениваете свою работу в прошлом году?

-- Мы полностью выполнили государственный оборонный заказ. Благодаря кооперации, которую мы наладили с предприятиями других секторов экономики мы в значительной мере нарастили закупки материалов на внутреннем рынке: металла, краски, пластмассы, стекла, элементов и компонентов электроники. Собственно говоря, предприятия Укроборонпрома стимулируют работу экономики в целом. Все эти материалы, все эти ресурсы были куплены на украинских предприятиях и у украинских производителей. 

В 2014 году, когда началась гибридная война, было принято решение о приостановке сотрудничества с Российской Федерацией. 30 тысяч наименований нам необходимо было импортозаместить. Наша техника была традиционно спроектирована таким образом, что туда входили очень многие компоненты, которые производились на предприятиях Российской Федерации. 30 тысяч наименований – это был вызов. Выпуск 11 тысяч мы оперативно освоили на наших заводах, на наших предприятиях Укроборонпрома. По остальному мы предложили реализовать совместную программу для предприятий любой формы собственности – частной, государственной, акционерной – не играет роли. Мы абсолютно открыты.

Мы за год заменили 30 тыс наименований комплектующих которые поставляли из России

Собственно говоря, таким образом и запускается процесс, когда работают предприятия, когда люди получают заработные платы, эти люди платят налоги в бюджет и эти деньги с бюджета опять возвращаются назад в промышленность.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: